Сергей Асланян о Марии Бутиной

Перейти вниз

Сергей Асланян о Марии Бутиной

Сообщение  Белов в Вт Июл 24, 2018 11:57 pm

Сергей Асланян СТРЕЛОК 23 ИЮЛЯ 2018

С.Асланян― Здравствуйте! И вот наша программа становится международной. Марина Бутина задержана в Америке за секс с американцем в пользу России. Совершенно страшное обвинение. Сейчас пытаются подобрать какую-нибудь более подходящую, внятную и менее юмористическую статью. При этом, конечно, речь идет об очень серьезном сроке.
Особенность американской юридической системы (она же британская), — и это кардинальное отличие от нашей системы, которая используется в континентальной Европе, — в том, что в Америке человека обвиняют во всем, в чем только можно: переход на красный сигнал светофора, воздушный шарик в недозволенном месте, жареная картошка после 18-00 – это всё тяжелейшие пункты обвинения. Поэтому на человека обычно наваливают совокупно статей лет на 400. И те, кто внимательно смотрит Голливуд, наслаждается, принимает его это истину, помнят, как довольно часто выступает где-то в суде прокурор или судья, который говорит: «Слушается дело Америка против Джона Смита». И Америка наваливается всеми возможными вариантами преступного умысла и деяния данного Джона Смита.
Наша система, калькированная со всей остальной континентальной Европы, идет по другому пути. У нас человека обвиняют только в том, в чем нельзя не обвинить. Ну, понимаете, убийство – нельзя не отменить. А всё остальное… Как сегодня в утреннем «Развороте» обсуждали вопрос, является ли нерожденный ребенок, погибший в результате ДДП в утробе матери, объектом права. Нет, не является. В Америке – да, является, поэтому в Америке можно потребовать компенсации, и человек, который с умыслом ли, без умысла, но, так или иначе, привел к гибели неродившегося человека, может получить очень серьезное наказание. В Европе такое невозможно, потому что он не родился еще, и здесь просто говорить не о чем. Поэтому наша система построена по принципу: Нельзя не обвинить, но так уж и быть – обвиним. Американцы говорят: «Значит так, Маша, что там у тебя?» И дальше – полный список.
Перед там, как рассказать, что там происходит в Америке, небольшой откат назад, как появилась Маша Бутина в нашем стрелковом сообществе, и как выглядел до нее ландшафт довольно по отдельным оазисам. В целом, как во многой другой интегрированной в общество ячейке – будь то стрелковая тема, будь то другое спортивное или человеческое хобби, — ничем не отличается. Мамы, которые где-то на сайтах обсуждают, как собрать ребенка в школу, мало чем отличаются от колхозников, которые, выйдя в интернет, обсуждают посевной материал, от депутатов Государственной думы, которые в курилках обсуждают истины творящегося в нашей стране на законодательном уровне. То есть везде все одинаковое, люди везде одинаковые.
И главное, чем характеризуются все наши сообщества – это пренебрежение к тем, кто не вхож. В целом, чем занимаются наши люди? Они ненавидят друг друга. У нас все друг друга ненавидят. У нас, если вспомнить, например, любые разборки пацанов в деревне – дрались из-за межи, дрались предки, дрались пращуры, дрались деревенские… Сейчас просто истребили друг друга, драться уже некому. Но это нормально было. Район на района, улица на улицу. Ты не с нашей улицы! А чего ты по нашей улицы ходишь? Помните фильм «Офицеры»? – «Чего ты по нашей улице ходишь?» Это нормальная тема. Это нормально – ненавидеть, драться, уничтожать или рвать в кровь оппонента, потому что он не так одет, он идет не по той улице. Мы деремся из-за межи. Неважно из-за чего. Ненависть – это основа взаимодействия наших людей. Бывают, конечно, приятные исключения. Бывают менее приятные и совсем неприятные исключения.
Ненависть в обязательном порядке. Когда ненависть структурирована в какое-то сообщество, в рамках этого сообщества, особенно если это вооруженные люди, там может быть пренебрежение: ну, вы не стрелки. Или, например, депутаты: ну, вы неудачники. Или там клуб миллионеров: ну, вы вообще никто. Или там Герман Греф: слушайте, кто дал вам возможность считать себя людьми? Пренебрежение. И стреловое сообщество в нашей стране, оно было, конечно, размазано, не собрано воедино – у нас воедино не собирается ничего, бывает, конечно, иногда ведерко с дерьмом, Государственная дума какая-нибудь или еще аналоги (это было оценочное суждение) – в остальных случаях, конечно, разобщенность и стрелковых, в том числе.
И практикующие стрелки – одни занимаются спортивной стрельбой, другие тактическое стрельбой – они, так или иначе, есть и, как правило, это очень неплохие ребята, у которых есть понимание цели, определенный навык и они работают над тем, чтобы этот навык улучшить. Но над ними всегда есть обязательно надстройка. Эта надстройка может быть невидимая как сайт, эта надстройка может быть видимая как некое сообщество с документами, структурой и начальником. И самая несъедобная категория подобных обществ – это возглавляемое каким либо, прости господи, генералом. Во-первых, генерал, как правило, человек, который стрелять вообще не умеет. Он может дивизию в атаку поднять – ну, чтобы все сдохли за него – он как правильно неграмотный – на минном поле на каком-нибудь. Как так получается, что капитан в армии (реже — майор) умеет стрелять, а генерал нет? Видимо, как только ты получаешь генеральские лампасы и тебе на голову навьючивают папаху – всё, у тебя теряются остальные навыки, стрелять ты не умеешь.
Но у нас есть очень много разных структур, где сверху сидит генерал. И неважно, как выстроено взаимодействие, но рано или поздно на пороге его кабинета появляется проситель. Это не человек с проектом. Это проситель. Генерал на него смотрит: «Ну ты чё, только до полковника дослужился? Ты кто такой, чтобы я с тобой разговаривал? Я с маршалом разговариваю». И полковник к нему приходит: «Блин, генерал сидит! А не ты ли, сволочь, когда дивизией командовал, моему полку кровь пил?»
Не получается. Взаимодействия не получается. И у этих людей, несмотря на совпадающие какие-то черты, так или иначе, в основе либо презрение, либо ненависть друг к другу.
И вот таких стрелковых структур, сообществ, организаций огромное количество. Конечно же, которые друг друга ненавидят, либо в силу сдержанности, поскольку люди с оружием, друг друга просто не уважают. Государственная дума так же устроена: столоначальники, кабинеты. Огромное количество структур, которые в нашей стране все запрещают. У нас структур, которые что-то разрешают, практически нет. У нас все по запрету, но иногда можно этот запрет обойти.
Вдруг откуда ни возьмись вот так вот, посреди Москвы появляется юная, свежая, с хорошей фигурой рыжая и очень бойкая Маша Бутина. Откуда взялась? Из Барнаула. А что заканчивала? Университет. А какая специальность? Политолог. А чем занимается? Стреляет. Из чего? Ну, в первую очередь из пистолета, из короткоствола.
И когда Маша появилась… Это был, конечно, гениальный проект – появление Марии Бутиной в центре Москвы. Знаете, как ядерная бомба попадает всегда в эпицентр – любой генерал знает. Вот Маша попала точно в центр. Через 30 секунд после ее появления, она знала абсолютно всех ключевых игроков оружейного лобби, оружейного рынка. Через 35 секунд они все сидели за одним столом. Через 39 секунд было сформировано общество «Право на оружие», в котором все эти действующие лица получили либо должности, либо полномочия, либо вымпелы. И завертелось дело.
И в кабинет генерала, который лично на танке на Чингисхана ходил, Берлин брал, а под Самашками он…. И так далее. И вот на пороге у такого вместо ожидаемого точно такого же мужика — бац! – и появляется Маша Бутина. И ее сразу принимают. И с ней стразу начинают разговаривать. Ну, у генерала, у него, понятно, генитальный интерес, потому что интеллектуальность его, как правило, ниже плинтуса, даже не предохранитель поставили и заварили давным-давно, заклинило. А выясняется, что Мария Бутина говорит какие-то очень толковые вещи. И за ней почему-то чувствуется очень высокий уровень юридической грамотности. Она приходит не с предложениями из серии: «А давайте мы с вами что-нибудь сделаем?» Она приходит с конкретным предложением, и за ней всегда пачка документов – это, как правило, проекты законов. И – о чудо! – партия ЛДПР, которая устами своего шута… нет, не шута – лидера, простите, оговорился – говорила, что этим людям нельзя давать оружия, вдруг через какое-то время брякнула устами этого же шута… простите, лидера: «Каждому нужно предоставить право на оружие».
И вот уже мы и я, в том числе, сидим в Государственной думе и у нас круглые столы одним за другим, у нас уже заседания. И начинается подготовка очень серьезных изменений, поправок к закону об оружии и вообще ко всей оружейной ситуации в нашей стране.
И там, где появляется Маша, с ней рядом есть несколько ключевых игроков, которые за с очень грамотной юридической проработкой позиции. На каждый вопрос обязательно есть несколько фундаментальных, хорошо продуманных поправок к законам. И Маша начинает заниматься сразу по трем направлениям: она создает организацию, она начинает одиночные пикеты, массовые собрания, она начинает деятельность политическую, деятельность общественную. И тут же моментально оживает стрелковое общество.
К моменту появления Маши Бутиной в нашем городе стрельбище «Динамо» подверглось нападению, потому что стрельбище «Динамо», Мытищи – там нашлось некоторое количество жлобов, которым очень захотелось застроить стрельбище – стрельбище с 20-х годов. Там много чего интересного. Это специальный объект, к Олимпиаде достроенный. Там трехсотметровка потрясающая, там биатлонка была. Это открытое стрельбище, открыта лужайка, которая подготовила много стрелков. Там есть закрытая галерея.
И бульдозерами начали потихонечку это всё заравнивать. А рядышком, по забору построили жилой комплекс, что, кстати, плохо кончилось, потому что, не дав территорию на растерзание, тем не менее, стрельбу из ружей там прекратили, потому что жители, которые купили квартиры в Мытищах, вдруг сказали: «Ой, чего это у меня под окнами стреляют? А вдруг прилетит? А я бабушка несовершеннолетняя, 15-летняя инвалидка, мать 25 детей. Я против. Пожалуйста, запретите у меня во дворе то, что было разрешено до моего появления здесь». Спасибо! Конечно же, мы запретим. Ну, как же иначе? У нас же страна запретов.
И, тем не менее, разрушили биатлонку, на которой, например, лично я тренировался. И тут появляется Маша Бутина. Тут же возрождается стрельба, тут же начинаются стрелковые соревнования, тут же стрелковый клуб «Право на оружие» начинает дифференцированную подготовку стрелков по тактическом ружью, по пистолету. Хотите «Глок» – пожалуйста, хотите «Ярыгина» – пожалуйста, хотите «Чезет» – да, тоже можно. И у нас, например, начинается тактическая стрельба с дробовиком. И инструкторы – это фантастика! Потому что уровень их стрелковой подготовки, уровень их безопасного общения с оружием – это то, что нужно, конечно, чтобы в массах тиражировалось от стрелка к стрелку. Именно оттуда у нас эта самая молитва. Каждая тренировка у нас начиналась с молитвы стрелка: четыре заповеди обращения с оружием. Все назубок знали. И каждый раз инструктор говорил: «Значит, так, повторяем: ты – первый пункт… второй, третий четвертый». Все разбираем оружие, выходим за рубеж.
Началась практика, начались соревнования. Тут же стали формироваться спортивные команды. Из нашего «Право на оружие» вышло, например, очень успешным тактических команд, занимающихся, конечно, в основном из «Вепря» 12 калибра стрельбой с потрясающей результативностью. Это как раз ребята, которые стартовали у нас. Маша это все организовала, она это все закрутила. Это все пошло, это все завертелось и стало развиваться. То есть она появилась ниоткуда – и тут же началась жизнь.
Потом, в параллель этому Маша организовала курсы первой помощи. Наложить жгут, повязку. Курсы выживальщиков. И это тоже были факультативы. И общество «Право на оружие» закипело работой. Членские взносы. Со всей страны пошли люди. Началось движение. Стали появляться тиры по стране. Потом Маша вышла на совсем уже запредельный стрелковый уровень и стала проводить стрелковые съезды. Представляете, вы приезжаете на стрелковый съезд, а там табличка при входе: «Нахождение с оружием приветствуется». Это в нашей-то стране, в которой обычно: «Ты что? Это вообще запретная тема! Если ты хочешь оружие – значит, ты преступник». Либо послушайте генерала: «Всё должно быть как у меня в дивизии!» То есть чтобы ничего не росло. А у Маши, пожалуйста – всё росло. И я был, например, ведущим одного из этих съездов. Съезд был потрясающе интересный, потому что Маша пригласила практикующих стрелков из стрелковой ассоциации со всего мира. Израильская делегация – ну, это же невероятно высокий уровень и подготовки и культуры и изложения материала. С ними было потрясающе интересно общаться. Они рассказывали фантастические вещи.
Стрелки из Эстонии, стрелковая ассоциация. Наши бывшие другие союзные республики. Ну, весь мир там был. Маша всё собрала. Все приехали, все обменивались опытом. Там было награждение, там была разработка документов, там была практика, там были курсы. Молодец! Кто когда у нас в стране проводил подобные стрелковые мероприятия?
Огромное количество вот этот вот… генералов: «Да я президент ассоциации!» — «А я председатель клуба!» Вы что сделали? Ну, кроме того, что подсобрали под себя пирамидку, чтобы сверху на нее аккуратненько водрузиться, что вы еще сделали за свою жизнь, за десятилетия, что вы генералы? Ничего вы не сделали?
Что сделала Маша за 2 года? А всё это завертелось, всё это закрутилось. И пошли поправки в думу и дума пошла обсуждать. И там очень много людей с фамилией Нилов, и один из них, в том числе, с трибуны напугал всех – было сообщение информационное: «Нилов на трибуну взошел с оружием». Нилом потом мне показал… Кстати, это был блистательный период, когда я был на нелегальном положении, меня не существовало несколько лет. У меня паспорта не было. А в Государственную думу попробуй пройди. Нилов лично за мной спускался и провел меня в Государственную думу, человека, ни имеющего паспорта. А потом там, на заседании он демонстрировал пистолет. Государственная дума, естественно, навалили кирпичей. Но там же люди, представляете, какие интеллектуальные? Там ж светильник разума! Они все: «Нилов с пистолетом на трибуне!» а пистолетом была пластиковая флешка, вот такая – 2 сантиметра! Но депутаты, они же – (стучит три раза по дереву) – умницы все, поэтому, конечно, они сразу дали шороху: «Нилов с пистолетом!» Представляете, с чем приходилось иметь дело. И, тем не менее, эта работа закрутилась только благодаря тому, что на вершине айсберга была Маша. Это не значит, что Маша была одна. Нет. Целая структура, огромное количество людей. Умнейшие юристы, невероятные специалисты по законодательству. Экспертный совет такого уровня, что рядом с этими людьми даже постоять приятно, не говоря уже о том, чтобы задать какой-то вопрос и получит такой ответ, после которого вы уже можете прийти домой и сдавать на кандидатскую диссертацию.
Эта вся структура завертелась и олицетворением ее стала Мария Бутина, которая вошла, обратила на себя внимание и без остановки понеслась. Машка, она человек чрезвычайно активный, она политолог, ей это интересно. Она крутит мир вокруг себя. Для нее это абсолютная норма. И, конечно, момент, когда она из Америки привезла сюда в разгар как раз санкционных притязаний двух сторон друг к другу NRA – Национальную стрелковую ассоциацию Америки, лоббистскую мощнейшую организацию и провела нашу встречу – это будь здоров, какого международного уровня мероприятие! После новостей – подробности.
С.Асланян― Так вот Маша Бутина, председатель всероссийского общества «Право на оружие» поехала в Америку, училась там, привезла к нам сюда очень представительную ассоциацию NRA – Национальную стрелковую ассоциацию Америки. Потрясающих людей она нам привезла. Был чрезвычайно интересно посмотреть на живого шерифа, причем шериф ни много ни мало – негр, высокообразованный, блистательный совершенно человек, который рассказывал просто о практике, в том числе, о том, как иногда приходиться стрелять на улицах родных американских городов, и его в частности.
Был там, конечно, и законодательный заход, потому что было очень любопытно сравнить наши подходы и их подходы. В целом есть чему поучиться, и в целом, конечно, поляна у них разрозненная, потому что 50 штатов, каждый имеет свое законодательство. И даже на уровне стрелковой ассоциации не всегда получалось четко ответить на вопрос, где что можно, а где что нельзя. Ну, потому что мы-то считаем – штатов, а на самом деле, state – 59 государств, 50 маленьких стран под одной обложкой. И у каждой из них – свой закон.
Но это уровень взаимодействия Маши. Чем она занималась в нашей стране? Она как политолог и, тем более, человек стреляющий, совместив два интереса – политику и стрельбу – закрутила вокруг очень серьезную законодательную работу, вышла на самый высокий уровень и продолжала в том же духе. Она поехала в Америку… Чем бы занималась Маша в Америке? Тихо ходила бы на лекции, примеряла на себя шапочку магистра квадратненькую с кисточкой, и, наверное, что-то конспектировала. Нет, конечно же, она моментально, тут же, широко объявив о своих намерениях, оказалась там серди стрелков и стрелковых организаций. Она тут же ринулась в политику. Вы помните тот знаменитый вопрос Трампу, который она задала. У Маши очень неплохой английский язык. И активность ее жизненной позиции такова, что, конечно, там она моментально обратила на себя внимание.
Шпион, знаете, такой – приходит и говорит: «Американцы, минуточку! Я шпион. Видите, у меня там приволакивается парашют сзади и, кстати, я хочу у вас тайны немножечко поворовать,. Ну, все шпионы же обычно так и делают. Шпион чем больше внимания к себе привлекает, в том числе, сразу заявляя, что он агент Кремля, те проще ему работать, пока у него по следу ходит ЦРУ, ФБР, НБА и все другие канторы. Обычно же так делают, да? И сразу, конечно, очень легко… к тебе приходят и говорят: «Простите, вы русский шпион? Вы не могли бы – вот поиздержался, не могли бы вы за пару долларов… я бы вам немножечко государственных тайн отсыпал, у меня тут с собой два мешка. Но если вы купите оптом, то вам, конечно, скидка. И Маша говорит: «Да, было бы неплохо».
Мы с ней до последнего переписывались. И вообще, ее последнее публичное сообщение было – как раз анонс стрелковой программы на «Эхо Москвы», после чего ее и задержали. А мы-то с ней пока переписывались – благодаря чему я тоже стал врагом Америки – если я вдруг не то что окажусь в Америке, а где-то рядом буду – мне мешок на голову, в Америку, там 50 лет тюрьмы и всё. Я враг США. Она мне написала: «Знаешь, очень тяжело, потому что здесь, в Америке меня считают агентом Москвы, а в Москве меня считают агентом Америки. Очень тяжело».
И Машка вместо того, чтобы, как полагается шпиону, тих как-то с шифратором, дешифратором, уворовав тайны, через агентуру пытаться всё это отправить в нашу страну, она была открыта, публична. Ее куда-то позвали, в том числе, на допрос – она пошла на допрос. Ее позвали в Белый дом – она пошла в Белый дом. Ей позволили подступиться вплотную к Трампу и задать вопрос – она задала вопрос. Да, она такая, вот она такая активная, такой просто совершенно ураганный шпион. И шпионом она не была до того момента, пока Америка, во-первых, у ужасе не схватившись за голову, сказала: «Блин, это мы выбрали трампа? Ой, не может быть! Слушайте, не, чего-то не может быть… это русские выбрали Трампа. Мы такое не могли. Вот это наш президент? Не-не-не… Это чего-то… это злой рок, это Кремль. Слушайте, это Маша Бутина. Точно! Вот она! А какое подтверждение? Она… она… надо поискать.
А тут – бац! – и в запретный список попадает Торшин. Торшин до этого был на фиг никому не нужен. Торшин – это наш внутренний политик. Он занимался нашими внутренними делами. Если помните, он был председателем комиссии по Беслану. Тут вот прозвучало бы оценочное суждение, но не буду. И Торшин рядышком где-то присутствовал, но был, в том числе, американцам неинтересен. А теперь он в Центробанке, а Центробанк в санкционном списке, а, соответственно, и Торшин как топ-менедж6ер Центробанка тоже. Фотография есть. Значит так, во-первых, рыжая. В Европе раньше таких сжигали. Ну, хорошо, Америка все же – не сжигаем.
Во-вторых, она пять лет тому назад дрейфовала на льдине, и она слушала там на патефоне с ручным приводом пластинку, которая нашей стране считалось контрафактной , с нарушением авторских прав. Вот за это мы ее и посадим. Маша, да, ты агент Кремля, агент Моссад, агент нашей разведки, потому что, как можно было посадить Трампа на престол? Только силами КГБ… Ну, в общем, Маша, мы тебя за что-нибудь должны посадить.
Несколько лет назад в Америке была жуткая совершенно история с нашим стрелком Славой Жуковым. Слава Жуков приехал в Америку, потому что жизнь его туда привела, не от хорошего, конечно, результатов, успеха в нашей стране. В Америке он очень сильно нуждался. И в какой-то момент Слава Жуков стал работать в числе прочего почтовым ящиком. Знаете, что это такое? Когда напрямую никто не отправляет в Россию. Например, купишь какой-нибудь лапоть ручной работы, а продавец говорит: «Не-не, в Россию… В Китай – пожалуйста. В Монголию, в Зимбабве, куда угодно, только не в Россию». – «Хорошо, тогда Славе Жукову пришлите. Он упакует, пришлет мне». – «Да, пожалуйста, без проблем». Покупка уходит на какой-то адрес, пакуется, отправляется.
Так пришли в какой-то момент Славе прицелы тройного, четверного назначения. Потому что если этот прицел поставить на нашу С-400, то наша С-400 ох, как она точно прилетит! И Славка, который ни сном ни духом – посылка – он же не смотрит, чего там, — взял, отправил. В какой-то момент к нему приходит ФБР, маски-шоу, руки за голов: «Ты враг США». Его обвиняют, его под стражу. Процесс. 25 лет. Слава, за то что ты отправил посылку на свою прежнюю родину, тебе 25 лет. И это было очень серьезное преступление, которое было доказано, потому что Слава-то как раз говорил, что он этого не делал. Он говорил: «Да, действительно, пришла посылка. Вот адрес. Вот два доллара, которые я заработал. Вот я отправил. Вот квитанция». То есть есть действие конкретное.
Ты совершил преступление против США. Адвокат нашелся очень грамотный, он снизил срок с 20 до 4 лет. 4 года получить американской тюрьмы – это тоже не сахар. Это, конечно, не Ярославская область – там можно и не прожить четыре года. В американской тюрьме можно прожить. Но за что? За бандерольку 4 года. Но это конкретно взяли и посадили. А Машке Бутиной даже посылку пришить невозможно. Секс в пользу России с американцем? Ну, американец, ты, вообще, как бы занимался сексом в пользу Америки, но ты же в пользу России. Это что такое? Мы пока не знаем, но считаем, что это преступление. И фотография Торшина. Маша стоит рядом с Торшиным. Это преступление по какой статье? Мы пока не знаем, но это точно преступление. И из этого складывается состав, который сейчас, конечно, должен выстрелить, потому что срочно нужно наказать Марию Бутина за выборы президента Трампа. Часть Америки негодует. Они не могут себе простить этого выбора. Они не верят. Ну, точно черт дернул! Ну, чертовка, рыжая чертовка дернула.
И Маша Бутина, которая там занималась общественной деятельностью, политикой, которая там стреляла… Вот то, что она стреляла, ей в вину поставить пока не смогли, потому что в Америке все стреляют – это нормально. Он там бегала кроссы, она в качалку ходила. Она занималась всем тем, чем занимается стандартный американец, при этом, конечно, высокого полета, потому что в политику лезут не все.
И вот всего из этого Маша-то Бутина есть, а состава нарушения нет. Его сейчас придумают. Сейчас будут срочно отрабатывать абсолютно всё. Сейчас, я думаю, они залезут в нашу с ней анонимную переписку в Фейсбуке, где она мне написала поздравление в связи с программой «Стрелок», и где она сказала, что ее в Америке считают агентом Кремль. И ей это инкриминируют, скажут: «Ты ж сама призналась с этим, как его… Асланьян…Серг… А, черт ногу сломит! Вас русских не поймешь. Марья, ты честно призналась, что тебя считают агентом Кремля».
Достаточное обвинение, чтобы дать ей лет 200. Потому что… А вот почему – потому что ничего нет, придумать ничего не получится и Маша стала пешкой на игровом столе против Трампа. У них разборка очень серьезная. Трамп, с одной стороны, очень многим нравится. С другой стороны, такому огромному количеству внутри страны не нравится. Его действия вызывают массу эмоций. И каждый раз приходится искать, чего бы еще положит на часу весов против него. А ничего такого положить не получается.
И вот тут русская тема, которая засверкала и заблистала с новой силой, а, тем более, Трамп подписал против России очередное пролонгирование санкций, потом он поехал договариваться с русским президентом в бывшую русскую колонию и тем самым выступил уже не на своей территории и даже не на нейтральной земле. Все-таки Финляндия когда-то, много лет назад, век тому назад принадлежала Российской империи, и это тоже поражение. И вот на тебе довесочком мы схватили первую попавшуюся. Ей оказалась Маша Бутина.
Можно было достать из чулана бедного Славу Жукова… но он просто приятный тихий человек – и его тоже швырнуть в этот самый котел и посмотреть, что выплавиться в итоге. Но пока есть только Маша Бутина. Печально другое: они взялись за нее всерьез, и они очень долго будут биться башкой, а потом, вполне возможно, тихо извинившись, аккуратно ее отпустят и даже нам ничего об этом не скажут. До понедельника, до следующего эфира программы «Стрелок».

avatar
Белов
Admin

Сообщения : 1377
Репутация : 753
Дата регистрации : 2011-01-30
Откуда : Москва

http://mirovid.profiforum.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения