Н. Е. Белякова Слово о плъку игореве, игоря сына святъславля, внука ольгова

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Н. Е. Белякова Слово о плъку игореве, игоря сына святъславля, внука ольгова

Сообщение  Белов в Пт Фев 28, 2014 12:54 am

."Не леnоли ны (нам) бяшеть (тешить), братие, начяти старыми
словесы (старинным слогом) mpyдныхъ nовecтuй о nълку Игореве,
Игоря Святъславлича; начатии же ся тъй (той) песни по былинам
сего времени, а не по замышлению Бояню…

Мы вынуждены сразу же. сделать первую остановку, так как не-
обходимо обратить внимание на несколько очень важных моментов.
Во-первых, отметим, что автор не всегда навеличивает Игоря князем,
что подсказывает нам решение о социальном положении автора
этого необычного произведения. Кто, кроме князя, в самом начале
повести, даже в заголовке, может позволить себе упустить титул
князя Игоря? Во-вторых, при многочисленных переводах вместо
Святьславлича употребляют "сына Святославова" или
"Святославич", что, на наш взгляд является искажением подлинника, его исторических имен. В третьих,• автор предлагает сменить способ мышления на более актуальную мыслительную деятельность,
обещает рассказывать о событиях без предвзятости, напыщенности и навеличивания, не по правилам, не по правилам Бояна - современника автора.

"Боянъ бо вещий, още кому хотяше песнь творити, то растека-
шется мыслию по древу, cepымъ вълкомъ по земли, шизымъ орломъ nодъ облакы...

Сколько научных копий сломано вокруг загадочного поэтиче-
ского приема Бояна "растекаться мыслию по древу"! В былинно-
песенном творчестве придворный певец• должен был отлично знать
родословную каждого князя, каждого почтить по достоинству, исхо-
дящему от предков, которые прославились на полях сражений в бит-
вах за духовность и нравственность, занесенных в гербы символи-
ческой записью. Здесь речь идет о родословном (генеалогическом)
древе и воспевании гербов древних семейств.
"Помняшеть бо речь пьрвыхь времень усобице; то да пущашеть
(десять) соколовь на стадо лебедей, который дотечаше, та преди
песь пояше (прежде всех песнь поет), старому Ярослову, храбро-
му Мстиславу, иже (который) зареза Редедю предъ пълкы Ка-
сожьскыми, красному Романови Святьславличю ...

Снова имя ЯрослОв при переводах превращается в ЯрослАва,
что меняет смысл: "ярое слово" имеет другое содержание по сравне-
нию с "ярой славой". Ярый означает "страстно преданный чему-
либо", а, ведь, речь идет о первых временах усобицы, начавшейся
расколом, между солнцепоклонниками и' приверженцами лунных
божеств, между общинниками и частными собственниками, между
сторонниками Добра и зла. Ярое слово когда-то предназначалось в
первую очередь главному славянскому светилу - Солнцу, Яриле.

"Боянъ же, братие, не (десять) соколов на стадо лебедей пущаше,
нь своя вещиа пьрсты на живая струны вьскладаше; они же сами
Княземъ славу рокотаху…

Здесь обращает на себя наше внимание слово "князья". В даль-
нейшем анализе текста подлинника, напечатанного под контролем
Мусина-Пушкина, мы встретим написание этого слова и с заглав-
ной, и с прописной буковы, Что это? Невнимательность переписчи-
ка? Скорее всего, это - свидетельство древности текста подлинника,
где из экономии писчего материала буковы лепились без промежут-
ков, удлиняясь, помещаясь снизу, сверху, сбоку, чтобы уместиться в
строке возможно большим количеством .. В результате такого письма
строка казалась самостоятельным произведением искусства перепис-
чика, воспринималась в целом, а отдельные буковы необходимо бы-
ло при чтении разыскивать, как в ребусе.

"Почнемъ же, братие, повесть сию отъ стараго Владuмера до
нынешняго Игоря, иже (который) истягну умъ крепостию своею,
и поостри сердца своего мужествомъ, наплънився ратнаго духа,
наведе своя храбрыя плъкы на землю Половецькую за землю Русь-
кую ...

Автор "Слова о полку Игореве ... " - современник князя Игоря,
потому что повесть эта написана при жизни Игоря, иначе он не был
бы назван "нынешним". Кроме того здесь видно, что Игорь повел
свои войска на битву не из возникшего порыва мести, а продуманно.
Он исходил из военной истории, из военной традиции защиты рус-
ских интересов. Рассмотрим редкое слово "истягну"; "истъ" означает
"настоящий, истинный, действительный"; "истязати" (писалось че-
рез "зело") - "требовать назад, взыскивать, отбирать", а также
"спросить, расспросить, расследовать". Забытое слово "истягну"
несет, по-нашему мнению, и понятие "стяг". "Истязать" в наши
дни, если только верить современным словарям, это "жестоко му-
чать". Но в корне своем оно роднится со стягами Родины, ради бла-
гополучия которой истязали себя и погибли многие миллионы рус-
ских бойцов. До сих пор стяги для нас бывают только алыми!
Очень многозначное по смыслу слово "истягну", произведенное
от "истъ" и "истязати", примененное автором "Слова ... ", наводит на
вывод, что Игoрь намерен был' потребовать, взыскать, отобрать земли
в результате проведенногo им изучения истории предков. Князь Игорь,
как подчеркивает автор, истязал свой ум верностью идее, понятной
его современнику. С ней мы встретимся несколько позже.
Необычно написано имя старого ВладимЕра, словно для того,
чтобы подчеркнуть понятия: "Веды", "Лад", "Мера". Заметим, что
князьям, действительно, приходилось приМЕРить, прикинуть, соот-
нести многие события, чтобы сохранить государственный лад, строй,
соответствовавший представлениям о соотношении Добра и зла.

" Тогда Игорь възре на светлое солнце и виде отъ него тьмою вся
своя воя (войска) прикрыты, и рече Игорь къ дружине своей: бра-
тие и дружина! луцежь бы потяту быти, неже полонену бытии:
а всядемь, братие, на свои бръзия комони (коней), да позримъ сине-
го Дону ...

Мы переходим к самому туманному, но кажущемуся абсолютно
понятным, отрывку. Как отметил Мусин-Пушкин, "мая l-го, когда
пришел он на Донец и располагал на берегу лагерь свой, сделалось
такое необычайное затмение солнца, что днем звезды оказались ... "
Без всякого сомнения он первым переводит: "Лучше нам быть из-
рубленными, нежели достаться в плен", Давайте-ка поразмыслим ...
Все знают, что в "Слове ... " сохранились отрывки языческого ми-
ровоззрения. Попробуем представить, как мыслили наши 'предки,
солнцепоклонники, звездочеты, целители и мудрецы. Разумеется,
князь Игорь, убедивший своих близких в необходимости похода,
вполне мог сказать: "Лучше быть убитыми, чем жить под оккупанта-
ми!" Но автор "иронической" песни ни разу больше не возвращается
к этой фразе, а мы знаем, что Игорь и его сын попали именно в
плен, да и не только они. Противоречие.
Что же это получается? Игорь, /убеждая своих воинов не быть
суеверными, не бояться зловещего признака гибели, звал на верную
смерть своих соратников? Собрал для этого самых сильных защит-
ников пограничных земель русских? На кого же он думал оставить
деревни и села, городки и крепости, страдающие от набегов, если он
был не уверен в победе? Он же сумел увлечь за собой какой-то идеей
русских земледельцев, оторвав их от сохи весной, в конце апреля -
начале мая. Неужели он сознательно повел войска на верную гибель
и позорный плен?
В этом случае повесть кипела бы ненавистью к князю, погу-
бившему ни за что ни про что многие тысячи воинов. Но на протя-
жении всего сюжета чувствуется двойственное отношение к походу
Игоря: с одной стороны - глубокое уважение за его патриотические
чувства, устремления, смелость, за умение возглавить и вдохновить
защитников земли Русской; с другой - осуждение всех князей за их
стремление выделиться в удел, отойти от решения общей задачи
Отечества, всей земли Русской, а Игоря - за его поспешность, за его
горячий военный порыв.
А что, если посмотреть на привычные слова "лучше быть уби-
тыми, нежели полоненными ... " с другой точки зрения? Вспомним
еще раз, что "Слово ... " написано "весьма древним почерком", а зна-
чит, повторяем, в подлиннике не было многих гласных, знаков пре-
пинания, а также промежутков между словами, а над некоторыми
буковами стояли титлы, значки, обозначающие пропуск буков. Что
получится, если мы несколько по-иному расположим этот всем из-
вестный текст? Итак, вместо " ... луцежъ бы потяту быти, неже поло-
нену быти ... " мы разместим эти же слова таким образом: "... ЛУ ЦЕ
ЖЪ БЫ ПО ТЯТУ БЫТИ, НЕ ЖЕ ПО ЛОН ЕНУ БЫТИ ... "
Смысл меняется в корне! Дело в том, что "Лу" могла быть напи-
сана как соединение двух буков ("люди земные" и "люди небес-
ные"), да еще с титлом, и тогда она обозначала астрономическое понятие
"Лунь", Луна. Частица "це" по-малороссийски - "это".
Буква "ж" дошла до нашего времени и как понятие "живите".
Вспомним, что "тату" и "тятя" одинаково означают "отец".
Получается, что князь Игорь, увидев замешательство боль-
шинства своих воинов в разгар солнечного затмения, взял на себя
мужество приоткрыть одну из тайн языческих Русских Ведов (в уже
христианский период) и сказал: "Братья и дружино! Луна же это, по
Солнцу-Отцу бытует (проходит), она же по (всему) Лону его бывает
(проходит)!" После такого иронического и смелого заявления вполне
логично можно предложить: "А всядем-ка, братья, на своих борзых
коней, да позрим синего Дону!"
А что думают астрономы? Обратимся к сборнику, изданному к
800-летию "Слова о полку Игореве ... " (М., Советский писатель,
1986), к статье А. А. Паниной "Солнечное затмение 1 мая 1185 го-
да". "Предполагаемый путь Игорева войска от Новгорода-
Северского до Оскола, - пишет она, - идет почти параллельно поло-
се полного затмения, а значит, фаза частного затмения в любом мес-
те похода наблюдалась одинаковой - примерно три четверти Солнца
закрывала Луна ... Солнце выглядело как трехдневный месяц, развер-
нутый рогами вверх."
Начала затмения никто не заметил, а когда свет ослаб и заби-
лись в тревоге кони, лица у всех приобрели пепельный оттенок, от-
важные воины Игоря увидели Солнце, "стояще яко месяц". Солнце,
обернувшееся месяцем с торчащими вверх "рогами" превратилось в
символ грядущей смерти. Вспомним рогатые устрашающие против-
ника шлемы древних воинов, чтобы лучше понять смятение одно-
полчан Игоря и его почти насмешливое, ироническое: "Эх, вы! Луна
це жъ бы по Тяту быти, не же по Лон ену быти ... »
Игорь у Донца, как мы уже знаем, сумел убедить воинов про-
должить военный поход. Безрассудная смелость? Пренебрежение к
суевериям? "Установлено, что в распоряжении русских летописцев
ХII века, - пишет А. А. Панина, - были "Таблицы лунного течения".
По ним велся календарь, рассчитывались пасхалии, фазы луны,
устанавливались дни новолуний ... Так что русский князь ХII века
мог обладать какими-то астрономическими знаниями, и это помогло
ему сохранить спокойствие в критическую минуту".
Наши предки-язычники, действительно, были знатоками вездного
и солнечного неба, они не мыслили свое существование отдельным от
природных явлений, но ко времени похода князя Игоря большинство
его войска было уже отстранено от древних знаний предков. Князь
Игорь в отличие от них "истягну ум крепостию своею", то есть полу-
чил глубокое и всестороннее образование.

"Спала Князю умь похоти, и жалость ему знамение заступи, ис-
кусити Дону великаго. Хощу бо, рече, копие приломити конець по-
ля Половеикого съ вами Русици, хощу главу свою приложити, а
любо испити шеломомь Дону ...

Почему князю жалость к будущим раненым и убитым на поле
боя "знамение заступи"? Почему это Дон Великий так сильно иску-
шает князя Игоря? Дело в том, что автор в данном случае не только
пишет слово "князь" с заглавной буквы, но вообще он впервые
употребляет этот титул по отношению к Игорю, словно Игорь по
рождению своему должен был быть князем Донским! Даже в назва-
нии произведения нет рядом с именем Игоря титула "князь", только
тут, рядом с идеей освобождения Дона, Игорь поименован офици-
ально.
Итак, напало князю на ум желание давнего могущества и сво-
боды, а знамение еще раз показало жалкое положение русских лю-
дей, оторванных от древнего духовного центра - "искушает Дон Ве-
ликий"!, Хочет Игорь копье свое поломать, но только в конце поля
половецкого, с русскими соратниками хочет "главу свою приложигь"
к общему делу освобождения когда-то родных им земель, хочет с
любовью испить воды шлемом из освобожденного Дона!
Здесь мы должны несколько притормозить ход нашего рассуж-
дения, чтобы лучше понять неудержимое стремление Игоря отвое-
вать берега "тихого" Дона. Дело в том, что на Дону (по легенде) был
один из идеологических духовных центров русского народа. Дон был
Великим, его приходилось оборонять от захватчиков, но стал он ти-
хим местом захоронения тех, кому довелось защищать эту святую
для русских землю ...

Как ни покажется кому-то странным, русский язык сохранил'
'память об этих событиях, о неведомых временах, от которых до нас
дошли географические названия (Дон, Донец, Придонье, Лондон)
понятие "корДОН", имя владыки морей Посейдона, ладонь, ладон-
ка, да ставшие иностранными Дон Кихот, Донна Анна, маДОНна
(мать Дона!). Многозначительно и одно из русских как будто
"бессмысленных" ругательств - поДОНок, то есть тот, кто когда-то,
участвовал в полном разгроме и уничтожении Дона Великого -
предшественника Руси Великой, а также князя Гвидона. .
Можно в дополнение рассмотреть слово Д-О-Н, где "Д" - добро, символ домашнего очага (жизнеогонь-О на П-поде хранения челове-
ческой памяти). Забывающееся слово "подДОН" в русских печах и
самоварах обозначает место, куда через решетку ссыпается зола и
перегоревшие угольки. Значит, ДОН - это очаг, живой огонь, тепло
и свет родного' дома. Знаменательно, что на протяжении всего
"Слова ... " из всех рек только Дон назывется Великим. Такого уваже-
ния не удостаиваются ни Неман, ни Дунай, ни Днепр, ни Волга ...
Да, было, по-нашему убеждению, на Дону великое гoсударство с вы-
сокой духовностью и высоконравственными побуждениями. Своим
богатством, своей культурой оно навлекло врагов и... погибло. Мож-
но даже предположить, когда это случилось.
Философы-греки донесли до нас термин "геДОНизм". Этим
словом они обозначили учение Аристиппа (ок. 400 г. до "нашей"
эры), который считал чувственные удовольствия выше всех благ
мира. Как очевидно, завоевав и разграбив Донские земли, древние
поДОНки стали предаваться всем видам удовольствий, наслаждений
и развлечений (гедоне по-гречески - приятное самочувствие).
Остается предположить, что наши предки на Дону искали и на-
ходили ответы на многие мучающие человека вечные вопросы, что и
было высшим удовольствием в духовном смысле этого слова. Такое
заключение нами выводится из состава слова: У-ДО-ВОЛ-Ь-СТ-ВИЕ
или "мужество планетарного космического масштаба до воли, до
Разума, до Света Слова, веющего над твердью земной". Это поня-
тие - удовольствие - своим рождением связано с принятием важного
решения. Иному удовольствию наш пращур должен был знать предел,
положить предел волей своей, а, может быть, и не своей тоже. Отме-
тим, что мы также доВОЛЬны, натолкнувшись на такие интересные
и почему-то нерешенные до сих пор проблемы родного многим
языка.

"О Бояне, соловию стараго времени! обы ты сиа плъкы ушекоталъ
(воспел, польстив), скача славию по мыслену древу, летая умомъ
подъ облакы, свивая славы оба полы сего времени, рища въ тропу
Трояню чресъ поля на горы ...

Автор снова иронически изображает "соловья старого времени"
Бояна, которому пришлось бы воспевать полки Игоря, расцвечивая
ветви Донских родословных деревьев, летая умом под облаками, от-
веденными уже для новых, ввезенных на Русь богов, тщетно доби ваясь возгласа "Виват! Да здравствуют!" от представителей обеих полов знати нового времени.
При этом Бояну пришлось бы здорово рискнуть, двигаясь в ис-
торическую "тропу Трояню" через поля в те затерянные в памяти
горы, где когда-то свободно жили пращуры русского народа. Имя
Тро-Ян напоминает о том, что человек одинаково зависит от трех
миров: небесного, земного и подземного. Считается, что понятие
"Ян", как светлое, горячее, сухое, активное энергетическое начало
природы, "приватизировано" китайской наукой. Исходя из глубин
русского языка, из таких слов, как сиЯНие, обаЯНие, достоЯНие,
расстоЯНие, деЯНие, очевидно, что понятие "Ян" родилось во вре-
мена "прасанскрита".
Отметим, что корень "тро" (три) зачастую бывает связан с не-
счастьем, встречается в заклинаниях, например, в понятии "тризна"
(дни, установленные в память умершего с несколькими последова-
тельными ритуальными действиями). "РЫСКАТЬ В ТРОПУ ТРОЯ-
ИЮ" не означало ли "вспоминать о давно былом, об умерших или
даже погибших людях, княжествах, цивилизации, тем более что с гре-
ческого "тропа" переводится как "поворот"?
Остается напомнить о том, что в русском языке слова тройка,
строить, строй, устройство, а также латинское понятие
"паТРИотизм" и разрушенная многократно античная ТРОя, несут в
себе почему-то "три". Так что "тропа Трояна" могла завести при-
дворного певца-сказителя в такие запрещенные идеологические деб-
ри Дона Великого, из которых он мог бы и не выбраться благопо-
лучно. Может быть, мы уТРИруем, то есть преувеличиваем, впадая в
крайность? Что же, проверим себя ...

"Пети было nесь (песнь) Игореви, того ( .... ) внуку. Не буря соко-
лы занесе чрезъ поля широкая; галици стады бежать къ дону ве-
ликому; чили (если) въспети было вещей Бояне, Велесовь внуче!..

Воспел было песнь Боян Игорю, но какую? Между словами
"того" и "внуку" один-единственный раз в скобках стоит "Олга".
Это значит, что включение слова "Олга" было вымыслом графа Му-
сина-Пушкина или подчиненного ему переписчика, так как слово в
подлиннике вообще не сохранилось, утратилось от времени. Вернее
всего по смыслу произведения здесь подходит выражение "того Дона
внуку"! Если Игорь был потомком тех, кто когда-то правил на Дон "испити шеломом Дону", отвоевав его у половцев, его замысел на-
дежно защитить Дон для будущего Руси.
Боян, "вещий", не одобрил похода Игоря, он был хитрым при-
дворным, стремился использовать лесть власть имущим. Можно лег-
ко увидеть, что по мнению автора, Игoрь - внук Великогo Дона, осо-
бого государства, идеологии, территории, культуры, может быть,
даже с соколом в гербе. А Боян - внук Велеса. Считается, что Велес -
это славянский бог, покровитель охотников, скотоводов, стад, вто-
рой по значению после Перуна, но чаще всего упускают, что Велес
считался еще и богом богатства. Автор "Слова ... ", подчеркивая язы-
ческое происхождение придворного певца и музыканта, сказителя и
поэта, иронически роднит его со "скотьим" богом богатства, делая
Бояна его служителем, для собственной выгоды готовым храбрецов-
соколов сравнить в песне с галдящими галками и стадами Галиции.
Имя Боян многозначно с точки зрения этимологии: Бо-Ян, бо-
жественный свет; Бой-ЯН, свет боя, праведный бой; Бай-Ян, певец
света. Придворные певцы и актеры часто забывают о своем боже-
ственном предназначении - служить Добру, Свету, Разуму и Справед-
ливости, предпочитают всевозможный соблазн. Но даже через тыся-
чи лет появляются молодогвардейцы КрасноДОНа, чтобы совершать
все новые и новые попытки освобождения Родины от захватчиков!

"Комони (кони) ржутъ за Сулою; звенитъ слава въ Кыеве; трубы
трубятъ въ Новеграде; стоятъ стязи въ Путивле; Игорь ждетъ
мила брата Всеволода. И рече ему Буй Тур Всеволодъ: одинь
братъ, одинъ светъ светлый ты Игорю, оба есве Святъславличя;
седлай, брате, свои бръзыи комони, а мои ти готови, оседлани у
Курьска на переди (на переправе); а мои ти Куряни сведоми кь
мети, подъ трубами повити, подъ шеломы възлелеяны, конецъ ко-
пия вьскръмлени, пути имъ ведоми, яругы (овраги) имъ знаеми,
луци (луки) у нихъ напряжени, тули (колчаны) отворени, сабли
изъострени, сами скачютъ акы серыи влъци въ поле, ищучи себе
чти, а Князю славе ...

Становится ясно, что о походе Игоря, о егo намерениях было
широко известно во многих областях Руси, но на стяги, поднятые в
Путивле, откликнулся только брат Игоря - Всеволод, только ему бы-
ло понятно стремление старшего брата отвоевать обратно Донские
земли. Обратим особое внимание на характеристику курских по-
томков Яна, которые к тому же были "сведоми къ мети". Что же это
должно означать? По мнению Мусина-Пушкина - "мои курчане въ
цель стрелять знающи". Так ли это? Каков первоначальный смысл
этого выражения?
Действительно, в слове "сведоми" (C-ВЕДъ) есть корень
"ведать", "знать", а в "къ мети" - "метить", "метать". Но нам пред-
ставляется, что здесь заложен еще более глубокий смысл. В русском
языке букова "с" является не только символически свистящим зву-
ком, она играет роль предлога, приставки, союза, кроме того она
была целым понятием "СЛОВО". Поставим это понятие и получим
вместо "сведоми" - "Слово Веды".
"Слово Веды" требует еще дополнительных сведений о том, что
в сложных словах корни, заканчивающиеся и начинающиеся с одной
и той же согласной буковы подчиняются закону стяжения, то есть
одинаковые согласные сокращаются на письме до одной буковы. Не
дает ли это нам возможности применить растяжение или разведеиие
согласных, чтобы отыскать потерянный в веках смысл русского сло-
ва? Попытаемся и с удивлением прочтем: "С ВЕД ДОМ МИ къ МЕТ
ТИ". Вспомним, что речь идет о воинах-курянах, которые, как оче-
видно, были отмечены в особом разделе Русских Ведов, в официаль-
ных генеалогических списках, родословных домах, гербами или ка-
кими-то другими знаками отличия, как позднее Георгиевские Кава-
леры, как Герои Советского Союза, как гвардейцы, как многочис-
ленные ветераны Великой Отечественной войны советского народа
1941-45 годов. Нам представляется, что Буй Тур Всеволод гордится
признанием воинских успехов своих курян, а также славой их предков.
Не случайно же они скачут, ища себе почестей, а князю славы. Из-
давна овеяна славой Курская земля .... Курскими битвами!

«Тогда вьступи Игорь Князь вь злать стремень, и поеха по чис-
тому полю. Солнце ему тьмою путь заступаше; нощь стонуши
грозою птичь убуди; свисть зверинь вь стазби (в порывах ветра);
дивь кличеть врьху древа, велить послушати земли незнаеме,
вльзе, и по морию, и по Сулию, и Сурожу, и Корсуню и тебе
Тьмутораканьскый блъванъ ...

Не разделял Боян, Велесов внук, замыслов похода Игоря и Все-
волода, сравнил их с полетом галочьих стай, но они стремились на
оставленную когда-то Родину. Только в Курске, да Путивле, да в
Новгороде-Северском, видать, еще сохранялась память об этом, пе-
редавалось, как, живое, предание о русском владычестве на "тихом"
Доне. В других княжествах правители протянули свои родословные
ветви в более выгодные в материальном отношении стороны. Подчеркнем,
что только после совета с братом, только после его согла-
сия на поход, Игoрь принял окончательное решение не смотря на то,
что вся Языческая Природа велела ему прислушиваться к земле не-
знаемой, давно захваченной у русского народа, оставшейся во льдах,
в лесах, на дне морском; по побережьям рек и на горах Приморья.
Много веков подряд уходили русские люди все на новые места, уходи-
ли от насилия и рабства, от бездуховности, обмана и разбоя. Сейчас
нам уходить уже некуда!..

«А Половци неготовами дорогами побегоша къ Дону Великому;
крычатъ телегы полунощы, рци лебеди роспущени (испуганные).
Игорь кь Дону вои ведетъ: уже бо беды его пасетъ nтиць; подо-
бию влъци грозу въ срожатъ, по яругамъ; орли клектомъ на кости
звери зовутъ, лисици брешутъ (охаивают) на чръленыя щиты ...

Между тем половцы в отличие от русских правителей тайно, без
лишнего шума, отправили войска нехожеными дорогами. Не случай-
но в произведении скрипят телеги полуночью, словно лебеди испу-
ганные. Князь Игорь, в то время как идет бурное обсуждение его
замыслов в Киеве и Новгороде, продолжает поход к Дону, уверен-
ный в скорой победе, не ведая об ухищрениях тайных и явных вра-
гов, хотя Бог Беды его стаями голодных птиц предупреждает, подоб-
но волкам по оврагам будущую военную угрозу плодит, хитрыми при-
дворными лисицами охаивает гербовые щиты его славных воинов.
Для исследователей русской старины в этом маленьком отрывке
особый интерес должен представлять языческий Бог Беды, написан-
ный с прописной буковы. Слово поБЕДа совсем вытеснила нам лег-
кокрылую Нику, всем изображениям которой еще до "нашей" эры
отбили головы, венки славы, предназначенные победителям, руки и,
разумеется, крылья. Вот только в нашем великом и могучем языке
(по мнению многих ученых, неизвестно откуда взявшемся, вдруг, к
988 году, да еще на обширнейшей территории) сохранилось выраже-
ние "проНИКнуть в суть поБЕДы", имя НИКола, горькое "А-НИК-а-
воин", глаголы "сНИКнуть", "вНИКНуть", да еще внушаемое с
детства, по большей части лживое "НИКто не забыт и ничто не за-
быто"! Давно уже НИКу-победительницу превратил и в непонятный
"суффикс", а могучий в былые времена народ заставили шагать
"победно", то есть от одной заранее организованной беды к другой.
Замечательный ребус составляют ЧРЪЛЕНЫЕ щиты русского
войска. Интересно, что букова "Ч"-"человече", "Р"-"рцы" вместе
читаются как "человеческая речь", уточненная еще и утверждением в виде "твердого знака" - "еръ". Второй корень "ЛЕН" также много-
значен. Он входит в такие слова: всеЛЕНная, СеЛЕНа, уВЕДомЛЕ-
Ние, ЯВ-ЛЕН-ие, веЛЕНие, правЛЕНие, утомЛЕНие, покоЛЕНие,
пЛЕН, осмысЛЕНие ... Остановимся на заЯвJlении, где за Явью на-
ходится, по представлениям пращуров, таинственная ЛЕН. В нашей
действительности господствуют ленивые люди и обманщики, но на
полях кое-где еще расцветает лен, напоминая небо, усеянное яркими
голубыми звездами. Понятие "лен" в европейских языках непременно
связано с землей, с административными единицами, с законами, с
правом, властями. Сибирь поражает нас обширными землями реки
ЛЕНы и всем известной фамилией ЛЕНин.
В русском языке ЛЕНта - это, отнюдь, не бантики в волосах де-
вочек. Это - длинная узкая полоса ткани, на которой вышивались
или ткались узоры родовой принадлежности со знаками созвездий, с
солярными знаками, с буковами и целыми запоВЕДями. Не забудем
цвета орденских лент, ленты на гербах страны и пулеметных лент,
чтобы еще раз убедиться, что переводить "ЧPЪJIЕНЫЕ" щиты вои-
нов князя Игоря только как "багряные" означает очередное ущемле-
ние народной памяти.
К алым стягам, действительно, подходит багрово-красный цвет
щитов, напоминающих противнику недвусмысленно о цвете его соб-
ственной крови. Но щиты обязательно должны были "нести речь",
символику, лаконичный рассказ о родовой, космической принадлеж-
ности владельца щита, о его небесных поКРОВИтелях, о его родных
краях и землях.

Итак, половцы тайно бросили навстречу Игорю и Всеволоду
крупные военные силы, продвигающиеся по ночам с обозами. Зада-
дим многим исследователям и еще более многочисленным читателям
великого произведения необычный вопрос: "А хотела ли знать рус-
ских городов победы Игоря? С какой целью она "звонила" по горо-
дам и весям о его походе, но не присоединилась к нему?" И пойдем
дальше.

«О руская земле! уже за Шеломянемъ еси ...

Таинственное слово ШEJlОМЯНЕМ Мусин-Пушкин посчитал,
ссылаясь на Татищева, селом в Переяславской области на границе с
половцами близ реки Ольты. Но само название осталось загадкой,
потерявшей ответ. Шлем, шелом, шел, лом, ломать, Ян, нерусское
имя Шелом, - все слова наводят на догадку о том, что с давних вре мен эта земля была пограничной, здесь сталкивались противополож-
ные силы здесь ломалась 'копья, здесь сминались под сильными
ударами шлемы, сюда двигался ополченец, защитник светлых идей.
Этим нераскрытым словом ШЕЛОМЯНЕМ автор приближает нас к
описанию грядущей битвы, битвы всадников и пехотинцев в шлемах
Яна.

"Длъго. Ночь мркнетъ, заря светъ запала, мъгла поля покрыла,
шекотъ славий успе, говоръ галичь убуди. Русичи великая поля
чрълеными щиты прегородища, ищучи себе чти, а Князю славы.
Съ зарания въ пяткъ (пятницу)nотоnташа поганыя плькы Поло-
вецкыя; и рассушаясь (рассредоточась) стрелами по полю, помча-
ша красныя девки Половеикыя, а съ ними злато, и паволокы, и
драгыя оксамиты (бархаты, атласы); орьтъмами и япончицами
(покрывалами и халатами), и кожухы начашя мосты мостити
по болотомъ и грязивымъ местомь, и всякыми узорочьи Половец-
кыми…

С раннего утра удалось русским воинам подавить сопротивление
половцев до такой степени, что, достигнув тыловых обозов, они за-
хватили девок помоложе, да покрасивее, а с ними золото, шелка,
редкие бархаты и атласы. Отвратителен для русских бойцов был даже
вид узоров покрывал, халатов, палаческой кожаной одежды. С чув-
ством омерзения они начади. ими "мосты мостити" по грязным
ямам. .
Состав слова ПО-ЛОВ-ЦЫ показывает, что этим словом (с уда-
рением на среднем слоге) называли не народ, якобы исчезнувший в
веках, это было. прозвище ненавистных врагов: наемников, измучав-
ших трудолюбивых земледельцев своими набегами; .ловцов, хватав-
ших людей, продававших их в рабство на Восток; нечестивцев, жи-
вущих только разбоями. И никуда они не подевались, не исчезли, а
дали очень даже разветвленное потомство, которое и до ныне дей-
ствует обманами, грабежами, подкупом, насилием, подлостью.

"Чръленъ стягъ, бела хорюговь, чрълена чолка, сребрено стружие
храброму Святъславличю. Дремлеть вь поле Ольгово хороброе
гнездо далече залетело; небылонь обиде порождено, ни соколу, ни
кречету, ни тебе чръный воронь, поганый Половчине. Гзакь бе-
жить серымъ влъкомъ; Кончакъ ему следъ править къ Дону вели-
кому ...

Утомительный переход через "грязивые места", стремительная
битва ... Вот только в чем заключалась небывалая обида и кому она
была нанесена?
Игорь и его войско словно посмеялись над предостережениями
Языческой Природы, не придали им значения, не учли возможности
тайного сговора врагов явных и скрытых, осевших на русской земле,
породнившихся с княжескими дворами. Автор "Слова ... " подчерки-
вает: "Небы ЛОНЪ обиде порождено", отмечая что нанес ее не со-
кол, не кречет, не черный ворон, не поганый половчине. Не поверил
князь Игорь русской природе, старым приметам, не прислушался к
совету, не понял, не догадался о происках и ухищрениях "пятой колонны"
И, хотя половецкий стяг (с чуждой символикой) вместе с белы-
ми (христианскими?) ХОР-ЮГ-овями, гербовым навершием и сереб-
ряным оружием преподнесли старшему Святъславличу, небеса, оби-
женные Игорем, уже ведают о том, что идут на подкрепление, к по-
ловцам главные военные части, идут по приказу Кончака серые
волки" Гзака.

"Другаго дни велми рано кровавыя зори светъ поведаютъ; чръныя
туча съморя идутъ, хотятъ прикрыти (четыре) солнца: а въ нихъ
треnещутъ синии млънии, быти грому великому, итти дождю
стрелами съ Дону великого: ту ся (тут вот) копиемъ приламити
ту ся саблямь потручяти (потрудиться) о шеломы Половеикыя.
на реце на Каяле, у Дону великаго. О Руская земле! уже не Шело-
мянемъ еси ...

Как тучи с поморья двинулись бесчисленные полчища врагов.
А русская земля уже "не шеломянем еси". Не идут на помощь Иго-
рю и его усталым воинам новые ополчения в шлемах Яна. Равноду-
шие или измена?

"Се ветри, Стрибожи внуци, веють съ моря стрелами на храбрыя
плъкы Игоревы! земля тутнетъ (темнеет), рекы мутно текуть;
пороси поля прикрываютъ; стязи глаголютъ, Половци идутъ отъ
Дона, и отъ моря, и от всехъстранъ Рускыя плъкы отступиша.
Дети бесови кликомъ поля прегородиша, а храбрыя Русици прегра-
диша чрълеными щиты ...
avatar
Белов
Admin

Сообщения : 994
Репутация : 371
Дата регистрации : 2011-01-30
Откуда : Москва

http://mirovid.profiforum.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

продолжение

Сообщение  Белов в Пт Фев 28, 2014 12:56 am

Поневоле пришлось отступать, когда наемники-работорговцы
идут "от всех стран"! Все соседние страны, как очевидно, ополчились
на последних русских богатырей и храбрецов, хорошо изучив-
ших ратное дело. Во многих переводах "Слова ... " мы встречаемся с
объяснением, что русские войска были окружены со всех сторон.
Но, если вооруженные враги обступают со всех сторон, то отступать
некуда, приходится только пробиваться, держать круговую оборону.
Автор же пишет твердой рукой: "Отступиша... " .
- Отступишь, когда. "дети бесовские" к-ЛИК-ом поля перегороди-
ли, внезапно, по единому приказу выскочили из всех оврагов, да еще
и с оскорбительными выкриками. Лик, лицо человека, отображает
весь его внутренний мир. Здесь, в древнерусском произведении бе-
совекие лики скликнувшихся половцев все поля перегородили. С
одной стороны - гербовые щиты русских воинов, с другой - изобра-
жения бесовские, маски образин, уродов, насильников и убийц. Во
все века дети бесов навязывают нам время от времени свои бессо-
вестные гримасы и уродливые маски ...
Слово "кЛИК" как возглас, зов связано с понятием "сонм",
"собрание", "клика". Кликой называют организацию людей, зани-
мающихся чем-то неблаговидным, например, тайной подготовкой
военных конфликтов. Трудно было противостоять Игорю и Всеволо-
ду такой кЛИКе сбежавшихся со всех стран половцев-наемников.

"Яръ туре Всеволоде! стоиши на боронu, nрыщеши на вои стрела-
ми, гремлеши о шеломы мечи харалужными. Камо Туръ поскочяше,
своимъ златымъ шеломомъ посвечивая, тамо лежать поганыя го-
ловы Половеикыя; поскепаны саблями калеными. шеломы
Оварьскыя отъ тебе Яръ Туре Всеволоде. Кая раны дорога, бра-
тие, забывь чти и живота, и града Чрънигова, отня злата сто-
ла, и своя милыя хоти красныя Глебовны свычая и обычая?.

"Кая раны дорога", возможно, означает: "страдая ранами доро-
гих ему людей", бросился Всеволод в гущу воинской схватки. Нано-
ся раны жестокие, забыв о княжеской чести и опасности для своей
жизни, и города родного Чернигова, и золотой отцовский престол и
даже свою желанную прекрасную Глебовну, ее привычки и обхожде-
ние, бьется ярый Тур Всеволод.
Отметим в памяти, что автор продолжает называть Всеволода
Буй Туром и ни разу - князем, Кто мог так по-отечески обращаться с
ним? Старший по возрасту, равный по званию, близкий родствен-
ник!

"Были вечи Трояни, минула лета Ярославля; были плъци (походы)
Олговы, Олъга Святъславличя ...

Автор возвращается к прежним битвам, которые длились целые
века правления Троянов, но о которых мы почему-то ничего вообще
не знаем из "нашей" истории. Жаль, что не дается их подробной
картины, а внимание направлено на коварство Олега Тьмутаракан-
ского.

"Тъй бо Олегъ мечемъ крамолу коваше, и стрелы по земли сеяше.
Ступаетъ въ златъ стремень вь граде Тьмуторокане. Тоже звонъ
слыша давный великый Ярославъ сынъ Всеволожь: а Владимиръ по
вся утра уши закладаше вь Чернигове; Бориса же Вячеславлича
слава на судъ приведе, и на канину зелену паполому постла, за
обиду Олгову храбра и млада Князя ... _

Посмотрим, что пишет Мусин-Пушкин о том Олеге, который
крамолу своим мечом ковал: "Беспокойный нравъ его и склонность
к возмущениям много навлекли зла на землю Рускую. Половцы
всегда были орудием замыслов его. Онъ многократно приглашaлъ ихъ
на разорение своего отечества, и вместо платы за вспоможение, по-
пускалъ имъ опустошать и грабить повсюду." Не правда ли, звучит
очень современно?
Русские князья решили усмирить его, соединенно выступили, но
по причине "всегда вероломныхъ съ его стороны примирений едва
могли удержать алчность его" и отдали Олегу с братьями земли Чер-
нигова, Севера, Вятичей, Мурома и Тьмутаракани.
Отметим в памяти состав слова ВЕР-О-ЛОМ-СТ-В-О и обратим
внимание на первые слова характеристики вероломного князя: "Тъй
бо ... " Если провести анализ по буковам, то получается: "Твердо-Т
утвержденной-Ъ семьи-Й богов ... " Этот Олег был приверженцем
ТЕХ богов, узаконенных, утвержденных властителями, а не давно
привычных, родовых, русских!
Автор ведет речь, по-видимому, о войнах, носящих ярко выражен-
ный религиозный характер, рассказывает о последнем сопротивле-
нии русских князей хлынувшему на русские земли христианству,
устремленному с балканских берегов, через Литву, Польшу, через
крымско-тьмутараканские земли. Со всех стран... Вот кто использо-
вал половцев-наемников с дальним прицелом во времена похода
Игоря и Всеволода! Почему-то же оказались в качестве трофеев взя-
тые с боем у "кочевников" белые хоругви..

Как мы видим из текста подлинника, иные князья словно бы и
не слышали о набегах и изменах, отгораживались, "уши закладаша"
во время утренних докладов, обособлялись, старались держать
"нейтралитет". А вот Бориса Вячеславлича боевая слава прежних
битв (за старых богов) уложила на зеленую ПАП-о-ЛОМ-у за вы-
ступление, вызванное поражением (обидой) Олга, молодого и
храброго князя, оставшегося неизвестным.

"Сь тояже Каялы Святоплък повелея отца своего междю Угорь-
скими (венгерскими) иноходьцы ко Святей Софии кь Киеву. Тог-
да при Олзе Гориславличи сеяшется и растяшеть усобицами; nо-
гибашеть жизнь Даждь-Божа внука, въ Княжихъ крамолахь веци
человекомъ скратишась. Тогда по Руской земли ретко ратаеве
кикахуть (пахари гикали): нь часто врани граяхуть, трупиа себе
деляче; а галици свою речь говоряхуть, хотять полетети на уедие
(объедение)...

Если чуть раньше встречается и удивляет нас "канина зелена па-
полома", то не следует ли обратиться к выражению "Съ тояже Кая-
лы"? Это могло бы означать, что автор рассказывает о битвах на реке
Каяле и "Канину" в таком случае нужно было бы читать как
"Каялину". Здесь снова могла вкрасться ошибка переписчика,
имевшего дело с древним, плохо сохранившимся местом. Кроме то-
го, "Канина" могла быть прочитана и как "Каина". Это говорило бы
о знании автором древних легенд, ныне считающихся только би-
блейскими. Напомним, что в мифе о Каине речь идет о братоубийце.
Имя "Каин" стало нарицательным для тяжкого преступника, извер-
га, убийцы. В этом случае Бориса Вячеславлича уложила на зеленый
луг братоубийственная религиозная рознь и тяга к обособлению соб-
ственности на русские земли.

Нам хотелось бы, чтобы все читатели поразмыслили, почему это
после поражения на реке Каяле по высочайшему повелению, иными
словами, насильно, побежденного князя везут между иностранными
иноходцами к храму святой Софии в Киеве. Уж не крестить ли по
христианскому обряду? Чтобы заставить очередного князя покаяться,
присягнуть чужой, ввезенной извне, вере, заставить сменить его соб-
ственную походку на иноходь, а образ мыслей своих строить только
по чужестранному образцу?
Нелегко, как видно, русскому народу далась эта новая вера, на
грани гибели была поставлена жизнь Дажль-Божа внука - русского
народа. Сначала хлынула иная идеология с назойливыми миссионерами,
затем наступил первый этап междукняжеской приХватизации,
после чего - упорная и яростная борьба за передел уже "поделенных
по жребию" земель ранее свободного .. Даждь-Божа внука, русского
народа, еще не названного рабом, крепостным крестьянином, еще не
названного христианином.
.
"То было въ ты рати, и въ ты плъкы; а сице (сейчас) и рати не
слышано: съ зараниа до вечера, съ вечера до света летятъ стрелы
каленыя; гримлютъ саблями о шеломы; трещатъ копиа харалуж-:
ныя, в поле незнаеме среди земли Половеикыи .. Чръна земля nодъ
копыты, костьми была посеяна, а кровию польяна; тугою взыдо-
ша по Руской земли… ,

Отметим вслед за автором, что битва Игоря была неслыханной!
Половцы обеспечили подкрепление, во много раз превосходящее
силы полков Игоря и Всеволода. Наши войска были затянуты боями
с пограничных земель в середину земель "Половецких". Уже не пус-.
тынное поле, а черная, плодородная, подготовленная к севу (давно
оккупированными русичами) земля была под копытами у конницы,
погибающей словно для того, чтобы в .дальнейшем с натугой дыша-
лось всему русскому народу.

"Что ми шумить, что ми звенить давечя рано nредъ зорями?
Игорь плъкы заворочаетъ; жаль бо ему мила брата. Всеволода.
Бишася день, бишася другый: третьяга дни къ. nолуднuю падоша.
стязи Игоревы. Ту ся (тут эти) брата разлучиста на брезе бы-
строй Каялы. Ту кровавого вина недоста; ту пиръ докончаша
храбрии Русичи: сваты попоиша, а сами полегоша за землю
Русскую…

Снова мелькает автор произведения, который, как видно, не был
участником битвы Игоря, иначе не было бы такой фразы: "Что МИ
шумить, что ми эвенить давечя рано предъ зорями?" Звон ему почу-
дился издалека... А в это время храбрый Всеволод с отважными ку-
рянами был, по-видимому, окружен, так как князь Игорь должен
был повернуть своих воинов, бросить на выручку брату. Еще два с
половиной дня сопротивлялись воины, последней пала ставка Игоря.
И снова автор иронизирует: тех, кто "сватал", ратуя за поход, звонил
В колокола, кричал прежде времени, кровавым вином напоили рус-
ские воины, вместо них уходя в землю за землю Русскую, Донскую,
Великую. Погибло все войско…

"Ничить трава жалощами. древо стугою (тяжко) кь земли пре-
клонилось: Уже бо, братие, не веселая година въстала, уже пус-
тыни силу прикрыла. Въстала обида (поражение) въ силахъ
Дажь-Божа внука. Вступилъ девою на землю Трояню;
въсплескал Лебедuнымu крылы на синемъ море у Дону плещучи, у6уди жирня
(сытные) времена...

Итак, войска пустынников-кочевников и всех мастей половцев-
наемников уничтожили вооруженные силы четырех русских князей:
Игоря Новгород-Северского, Всевовода Курского, Владимира Пу-
тивльского (сына Игоря), Святослава Ольговича (племянника Игоря).
Это крупнейшее поражение немедленно сказалось на положе-
нии всего народа. Не случайно девы Дажь- Божа внука оказались на
земле Трояна у впадения Дона в Сурожское море, прощаясь с род-
ными землями, замахали "лебедиными крыльями".

"Усобица Княземъ на nоганыя погыбе, рекоста бо братъ брату: се
мое, а то моеже; и. начяша Князи про малое, се великое млъвити,
а сами на себе крамолу ковати; а погании съ всехъ. странъ nри-
хождаху съ победами на 3емлю Русскую…
.
Известно, что религиозные (идеологические) распри ослабляют
даже самые родственные, семейные связи, когда, казалось бы, не-
значительные разногласия ведут сначала к охлаждению отношений,
затем к враждебности, непримиримым расколам и полнейшей раз-
общенности действий. Не удивительно, что в конце концов непре-
менно следует оккупация "со всех стран", начинается открытая ино-
странно интервенция. Довольно частая публикация данного отрывка
великого по мудрости произведения, к сожалению, не сыграла своей
роли для русского народа в период так называемой "перестройки",
начавшейся практически с 50-х годов хх столетия очередной крамо-
лой.

"О! далече зайде соколъ, птиць бья къ морю: а Игорева храбраго
nлъку не кресити. За нимъ кликну Карна и Жля, по скочи по
Руской земли, смагу мычучи (разметывая) въ пламяне розе
(розовом)...

Попытка Игоря оттеснить захватчиков привела лишь к ухудше-
нию положения русских княжеств. Поскакали всадники поганых
врагов по деревням и селам, поджигая дома, хлебохранилища и
скотные дворы, разметывая факелы; пропитанные каким-то химическим
составом, сделанным, как нам кажется, "с МАГией", по образному выражению автора.
Слово "Карна" наводит на размышления. Оно имеет родствен-
ные слова: обкорнать, корнаухий, Карнаухов. Идут они от понятия
"остричь", "изуродовать", в корне изменив внешний вид. Не означа-
ет ли применение слова "Карна" намек на обезглавливание? Может
быть, "сМАГу мычучи въ пламяне розе" надо понимать, как уничто-
жение сохранившихся языческих святилищ? Враг в первую очередь
должен был стремиться "обкорнать" Их, чтобы уЖАЛить в самое
главное сосредоточение исконно русского мировоззрения.

"Жены Руския вьсплакашась аркучи: уже намъ своихъ милыхъ ладъ
ни мыслию смыслити, ни думою сдумати, ни очима съглядати, а
злата и сребра ни мало того потрепати ...

Разорение русских земель давало мало надежд на то, чтобы рус-
ских воинов, которые попали в позорный плен, можно было хотя бы
выкупить. А золото и серебро еще предстояло платить в виде даней
ненасытным врагам. Отметим, что русские женщины в поэме не толь-
ко плачут и рыдают, они далеко предвидят будущее разорение родной
земли, полное уничтожение здоровых и сильных мужчин, от которых
рождалось бы не менее замечательное потомство. Русские женщины
"аркучи", предсказывают, словно хорошо помнят уничтожение
арийской цивилизации, культуры и воинов-ариев.

" А въстона бо, братие, Киевъ тугою, а Черниговъ напастьми; тос-
ка разлияся по Руской земли; печаль жирна (глубокая) тече средь
земли Рускый; а Князи сами на себе крамолу коваху; а погании сами
победами нарищуще на Рускую землю, смляху (собирая) дань по бе-
ле отъ двора ...

В этом отрывке в слове "смЛЯХу" отчего-то коренится прозви-
ще католиков-поляков, которые собирают от каждого двора дань "по
беле". В некоторых жаргонах до сих пор "белками" называют день-
ги.

"Сии бо два храбрая Святъславлича, Игорь и Всеволодь уже лжу
убудu (возобновили злобу);' которую то бяше (было) успилъ
отецъ ихъ Святъславъ грозный Великый Киевский. Грозою бяшеть
(был); притрепеталъ своими сильными плъкы и харалужними ме-чи; наступи на землю Половецкую; притопта хлъми и яругы;
взмути реки и озеры; иссуши потоки и болота, а поганого Кобяка
изъ луку моря отъ железных великихъ плъков Половецкихъ, яко
вихрь выторже: и падеся Кобякъ въ граде Киеве, въ гриднице
Святъславли ...
. .
Нам крепко внушили, что наш враг - это дикая орда, автор же
"Слова о полку Игореве" пишет о сражении с "железными великими
полками", которые появились в излучине моря. Почему-то никогда
наша "правдивая" история не изображала кочевника в рыцарских
европейских железных латах! Князю Игорю также предподнесли
"сребреное стружие", отделанные серебром доспехи.
.. Мы хотим обратить особое внимание на то, как называет автор
"Слова..." врагов Русской земли.' Кроме по-лов-цев, по-ган-ых, се-
рых' волков, черных воронов и туч, бесовых детей, сватов, Карны и
Жли, 'ляхов встретилось и еще одно выражение - "лжу убуди". Слово
"лож-ь" имеет корневой смысловой перевертыш. - "жол", Уж не на-
мек ли это на вечных противников; которых еще называет он
"пустыней"? Мусин-Пушкин переводит • "лжу убуди" как
"возобновили злобу" но здесь заложена не только дикая злоба, не-
нависть к более культурному. народу, здесь видна давняя вражда,
нашествие, напасть. Здесь сталкиваются две идеологии - правда и
ложь, справедливость и злоба, труд и грабеж.
В подтверждение приведем слово по-ган-ый. В нем таится НА-
Гой, НАГлец с НАГайкой,заставляющий НАГнуть головы и подста-
вить спины, так как смысловой корень в слове "по-ган-ый" имеет
свой перевертыш, зеркальное уточнение- "наг". Враг русского наро-
да-труженика совсем не какой-то отдельный народ, племя, нет, враг
выглядит как наемник, дикий, безнравственный, но вооруженный, на-
целенный, подгoтовленный к любой жестокости; человек, лишенный
Души, совести и чести, служащий силам .зла, обмана, хищений и хит-
рости.

"Ту Немци и Венедици, ту Греци и Морава поютъ славу,
Святъславлю каютъ Князя Игоря, иже (который) погрузи жиръ
(запас) во дне Каялы рекы Половеикия. Рускаго злата насыпаша ....

Трудно сказать, в прямом или переносном смысле князь Игорь
погрузил свою золотую казну в реке Каяле. Может быть, автор имел
в виду и то, и другое. "Ту Игорь Князь выседе изъ седла злата, а въ седло Кощиево;
уныша бо градомъ забралы, а веселие пониче…
. . . '. ; . - .
Высадили побежденного князя из его княжеского седла, пересел
он в седло кочевника пленником. Закрылись в тревоге ворота рус-
ских городов, прекратились поездки на торги и праздничные гуля-
ния.

"А Святьславь мутенъ сонъ виде: въ Киеве на горахъ си ночь съ ве-
чера одевахъте мя, рече, чръною паполомою (покровом), на кро-
ваты тисове. Чръпахуть ми синее вино съ трудомъ (ядом) смеше-
но; сыпахутьми тъщими тулы (колчанов) поганыхъ тлъковинъ
(мертвецов) великый женчюгъ на лоно, и негуютъ мя; уже дъскы
безъ кнеса вмоемъ тереме златовръсемъ. Всю нощь съ вечера 6осу-
ви врани възграяху, у. Плесньска на болони беша дебрь. Кисаню, и
не сошлю къ синему морю …

Киевский князь Святъслав (не названный автором ни князем, ни
великим!) иносказательно обратился к своему ближайшему окруже-
нию, чтобы "прощупать" их настрой: видел, де, он сон смутный,
одевают его погребальным покрывалом, поят вином отравленным; а
мертвецы убитых поганых половцев засыпают его, как в .могиле,
крупным жемчугом из опустевших от стрел колчанов, гроб готовят в
его тереме... А тут еще всю ночь вороны бесовы каркают в болотис-
тых дебрях и не прогнать их к синему морю, как и половцев, при-.
близившихся к Киеву... Ну как тут автору назвать самого себя Вели-
ким князем!

"И ркоша бояре Князю: уже . Княже туга •умъ .•nо.лонила
(тугоумен); се бо два сокола слетеста съ отня стола злата, nо-
искати града Тьмутороканя, а любо исnити шеломомъ Дону. Уже•
соколома крильиа (крылья) nриnешали поганыхъ саблями, а самаю .
оnустоша (обыскав) въ nутины железны...
. . .
На осторожный намек князя Святъслава,• что неплохо бы погнатъ
бесовых воронов-половцев, которые раскаркались где-то неподалеку
от Киева, бояре напоминают Великому князю, что уже двух князей
он лишился из тех, кто хотел испить шеломом из освобожденного от
половцев Дона. Попали они в пyты, лишились свободы.
Бояре, как мы видим, отказываются от похода, от сражения с врагами, несмотря
на значительное опустошение всех русских земель.

"Темно бо.6е вь (третий) день: два солнца померкоста, оба багря-
ная сmлъnа nогасоста, а съ нимъ молодая .месяца, Олегъ и
Святъславъ тъмою ся поволокоста. На реце на Каяле тьма светъ
nокрыла: nо Руской земли nрострошася Половци, аки пардуже
гнездо и въ море, погрузиста, и великое буйство подасть Хинови ...

Поражение Игоря привело к тому, - продолжают бояре, - что по
всей Русской земле распространились половцы, словно гнездо оси-
новое. Надо отметить, что "пардуже гнездо" переводят как
"леопарды из логовища вышедше", как "гепарды", которые исполь-
зовались на Руси для .княжеской охоты. Гораздо характернее для
русской действитльности - сравнение с осиновым гнездом: и морем
они•переправились, и сушей распространились. В "пардужем" гнезде
таятся "пара", "паритъ" и "дуже", "дужка"- предмет в форме дуги.
Впервые встречается здесь новая характеристика грозного врага:
"и великое буйство подасть Хинови". Термин "буйный" определяет-
ня не только как "порывистый, сильный", не только как
"своенравный; непокорный, шумный", но и как "БЫСТРЫЙ В
РОСТЕ, ОБИЛЪНЫЙ"; ''Буйство'', - это буйное поведение, драка,
бесчинство.
Итак, бесчинство на Русь подает •Xи-Нови. В этом загадочном
слове, которое многие переводчики рассматривают как производное
от "хана", по-нашему; мнению; заложен намек. на географическое
определение центра нашествия Русские земли коварных и много-
численных врагов. Во-первых, буйный в понимании "быстрый в
росте" не означает ли осведомленность о демографическом взрыве,
похоже начавшемся в азиатских странах давно? Во-вторых, Хинова
очень напоминает нам "Хина" и "Синай" по звуковому сочетанию.
Ну, а если проанализировать по составу слова, то получится совсем
неожиданный результат: греческая букова "хи" ,"хиазма" означает
"изменение расположения чего- либо" ," перестановку частей".
В этом слове ХИ-НОВИ дважды заложено изменение привычного
порядка, реформаторство, что вполне. могло означать предупрежде-
ние осведомленных бояр о неуправляемом демографическом взрыве
и об управляемом . направлении на Русь новых веяний новых идеоло-
гий с далеко идущими захватническими целями. И почему же наши
многочисленные знатоки-полиглоты так скромно переводили это
многозначительное слово, все сводя к какому-то неизвестному хану?
Например, в комментарии Л. И. Сазоновой говорится: "Хинови"
возможное название какого-то восточного кочевого народа. Точный
смысл этого слова не установлен." (Из сборника "Слово о полку
Игореве. 800 лет. - М., Советский писатель,1986, с. 58).

"Уже снесеся (понеслась) хула на хвалу (славу); уже тресну
нужда на волю; уже връжеса дивь на землю. Се бо Готския крас-
ныя девы въспеша на брезе синему морю. Звоня Рускимъ златомъ,
поютъ время Бусово, лелеютъ месть Шароканю. А мы уже дру-
жина жадни веселuя...

Этими словами, как нам представляется, закончился доклад о
внутреннем и международном положении Руси боярского окружения
киевского князя, чтобы он мог очень наглядно представить размах
поражения. Выплеснулось поношение на славу русского, оружия на
языческое мировоззрение, на вековые устои предков русского народа.
Знакомая нам картина, не правда ли? .
Впали в нищету народы и даже врезался в землю какой-то не-
обыкновенный "ДИВЬ". Если учесть, что •"диво" означало
"знамение", "чудо" (по Старославянскому словарю, составленному
по рукописям X-XI веков), а "Диво" по славянской мифологии вы-.
полняло роль верховного божества (в балтийской - Дейве, прусской .
- Диевас), если знать, что индоарии называют своих богов "девами",
то получается, что "врезалось на землю" верховное божество вместе с
хулой, рядом с нуждой, насилием и поборами. Вспомним, что неиз-
вестный нам дикий Дивь вместе с затмением солнца уже "кликал
връху древа", так что напрашивается вывод: в верху родословного
древа русских князей расцвел довольно пышным цветом новый верховный бог, который требовал смены всех взглядов, переделов земель и хулы на всю прошлую историю, что необходимо было учесть князю Игорю, "истягнувшему ум крепостию своею", прежде чем переправляться через Донец. Можно только. поДИВиться, насколько очевидна эта мысль автора произведения, как искажается она слишком
многочисленными переводчиками! .

Все в этом отрывке иносказательно. Вот, например, поспешили
запеть девушки готов, звоня русским золотом. Они воспевают время
особое, БУС-ОВО (или БУС-СОВ-О), забыв о своем родстве с рус-
ским народом. Вслед за нашими давними предками мы до сих пор
ГОТовим пищу и уроки, делаем заГОТовки на зиму
и целое тысячелетие вынуждены по любому приказу отвечать: "Всегда ГОТов!"

Разберем и время Бусово. Конечно же, это слово выдается чаще
всего за имя очередного, оставшегося неизвестным, хана-кочевника.
Корень БУС имеет смысловой перевертыш СУБ, что для тайнописи
русской речи имеет первостепенное значение: БУС-СУБ, от суб-
боты, от специфического дня недели. Заметим, что "красные" деви-
цы поют не о любви, а воспевают, даже лелеют "месть Шароканю",
что ДЛЯ нормальных девушек не может быть характерно. Предполо-
жительно Шарукан - это известный по летописям хан половецкий,
потерпевший поражение от русских войск в конце ХI - начале ХII
века. Но здесь могла снова вкрасться очередная ошибка переписчи-
ка. Что если букова "Ш" плохо сохранилась, а букова "Т", "твердо"
часто писалась как перевернутая "Ш"? Тогда речь идет о мести
Тьмутараканя, откуда постоянно исходила в то время угроза закабале-
ния Руси. Безрадостную картину нарисовали князю Святъславлю его
бояре, отказавшись выступить в поход. И вот тут Святъслав превра-
щается в Великого.

"Тогда Великий Святславъ изрони злато слово слезами смешено, и
рече: о моя сыновчя Игорю и Всеволоде! рано еста начала Поло-
вецкую землю мечи цвелити (повелевать), а себе славы искати.
Нъ нечестно одолесте: нечестно бо кровь поганую пролиясте. Ваю
храбрая сердца вь жестоиемъ хоралузе скована, а вь буести зака-
лена. Се ли створисте моей сребреней седине! А уже не вижду
власти сильнаго, и богатаго и многовои брата моего Ярослава с
Черниговьскими былями (боярами, богатырями), сь Могуты и сь
Татраны и сь Шельбиры, и сь Топчаки, и сь Ревугы, и сь Ольберы.
Тьи бо бес щитовъ съ засапожникы кликомъ плъкы побеждаютъ,
звонячи вь прадеднюю славу. Нъ рекосте му жа имеся сами, nред-
нюю славу сами похитимъ, а заднюю ел. сами поделимъ. А чи. диво
ся братие стару помолодити? Коли соколъ въ мытехъ бываетъ,
высоко птицъ възбиваетъ; не дастъ гнезда своего въ обиду. Нъ се
зло Княже ми не пособие; на ниче ся гадины обратиша. Се Уримъ
кричатъ nодъ саблями Половецкыми, а Володuмuръ подъ ранами.
Туга и тоска сыну Глебову ...

Заметим, что в этом отрывке начинается известное золотое слово
Святъслава, смешанное со слезами бессилия. Здесь он, как Великий
князь, сетует на непослушных детей, которые поддались чужим на-
ветам, выступили в поход на половцев самостоятельно и дали им бой
преждевременно. Без воинской чести, без почестей, была, пролита
кровь половцев, будучи "поганой" от природы наемника, захватчика,
грабителя. И, хотя сердца князей были храбрыми, он упрекает их в
жестоком своенравии. Не хотели они, конечно, сотворить позора его
сединам, не хотели они обратить в ничто прежние военные победы
над половцами, но невольно послужили делу разобщения военного союза русских князей. Упрекая князей, Святослав вспоминает о прежней воинской славе, о согласованных действиях.
Хотел бы старый Святъслав помолодеть, чтобы вмешаться в ход
развития событий для пользы русского народа. Ищет он доводы,
чтобы переломить настрой своего окружения: если сокол в муках
неволи содержится, то высоко над землей птиц достигает, и он,
Святъслав не должен дать своего княжеского гнезда в обиду! Но тут
же Святъслав вынужден подвести горькие итоги: "Какое зло, что все
князья в этом деле не помощники! В ничто тайные .замыслы, за-
благовременную ПОДГОТОВКУ и открытые победные выступления об-
ратили!"
И вот кричат под саблями половецкими жители городка Римова
на реке Суле в Переяславльской земле, разоренной Кончаком. Тяже-
ло пришлось Князю Владимиру Глебовичу, отстоявшему Переяс-
лавль, раненному "тремя копьи" (по летописи).
.
"Великий Княже Всеволоде! не мыслию ти прелетети издалеча,
отня злата стола поблюсти? Ты бо можеши Волгу веслы раскро-
пити, а Донъ шеломы выляти. Аже бы ты былъ, то былa бы
Чага по ногате, а Кощей по резане. Ты бо можеши посуху живы-
ми шереширы стреляти удалыми сыны Глебовы ...

Святъслав обращается к великому Владимирскому князю, вос-
хищаясь его государственным величием, его военной мощью. Мы
уже убедились в удивительно образной речи автора "Слова о полку
Игореве", в его отлично языческом мироощущении. Продолжим
путь в наше древнее мировоззрение. Итак, Святъслав хотел бы от
князей военного единства действий, он призывает современников
прислушаться к его опыту, государственному, военному, жизненно-
му. Если бы великий князь Всеволод был рядом с ним, то "была бы
Чага по ногате, а Кощей по резане"!
Самое примечательное заключается в том, что "Чага" переводит-
ся многими авторами как "пленница", "ногата" - как двадцатая
часть гривны, а "по резане" - как пятидесятая часть гривны. Выхо-
дит, что рабыня ценилась дороже в два с половиной раза по сравне-
нию с рабом. И это при том, что вся наука история постоянно за-
хлебывалась в упоении, что у славян никогда не было рабства! Выхо-
дит, что каких-то без малого двухсот лет со времени введения хрис-
тианства было вполне достаточно, чтобы превратить свободного
и свободолюбивого язычника-славянина в бессердечного работор-
говца?
Но ни ОДНОГО этого слова нет в Старославянском словаре, из-
данном в 1994 году по рукописям X-XI веков! Может быть, и в этом
небольшом отрывке вкрались ошибки переписчиков и социальные
далеко идущие стремления переводчиков? Отметим, что граф Му-
син-Пушкин, имеющий крепостных крестьян, понимал это, как оче-
видно, в духе своего времени; Можно ли прочесть спорное место
как-нибудь иначе? Попытаемся: " ... БЫЛА БЫЧАГА ПОНОГАТЕ, А
КОЩЕЙ ПОРЕЗАНЕ"!.Если бы Всеволод был рядом со
Святославлем…
avatar
Белов
Admin

Сообщения : 994
Репутация : 371
Дата регистрации : 2011-01-30
Откуда : Москва

http://mirovid.profiforum.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

продолжение

Сообщение  Белов в Пт Фев 28, 2014 12:57 am

. Предположим, что "Бычага" - это рогатые шлемы не названного
точнее одног из противников, которого надо было обезножить, привя-
зать к определенному месту, поближе к исторической родине. А ко-
щея-кочевника, если верить нашим догадкам, следовало безжалостно
вырезать, уж очень он "поганый по крови", ненасытный по жад-
ности, беспощадный к жизни соседних народов. Да, чтобы осушест-
вить такой акт возмездия, необходим был союз со Всеволодом, так
как именно он, похоже, имел самую многочисленную армию, а уда-
лые сны Глебовы, верные союзники, еще и могли "посуху живыми
шереширы стреляти".
'Нам не удалось отыскать никаких следов "шереширов", Остается
только логика русского слова: внутри "ШЕР-Е-ШИР-А" находится
корень-перевертыш ШЕР-РЕШ и понятие "ширь". Интересно, что
"реш" имеет выход на глагол "решать", напоминает о "решке" -
стороне монеты, обратной гербовому изображению, а решимость и
решительность - необходимые элементы любого замысла и сраже-
ния. Отсюда остается лишь предположить, что рязанские князья
Глебовичи, находясь в зависимости от великого князя Владимирско-
го, могли "посуху" выставить широкий живой заслон проникающему
,в глубину русских земель врагу и для этого решительно" тряхнуть
мошной", номинальным значением решки.
.
" Ты буй Рюриче и Давыде, не ваю ли злачеными шеломы по крови
плаваша? Не ваю ли храбрая дружина рыкаютъ акы тури, ранены
саблями каленими, на поле незнаеме? Вступита Господина вь
злата стремень за обиду сего времени, за землю Русскую, за раны
Игоревы, буего Святславлuча!..

Святъслав продолжает взывать о помощи, о единых действиях,
обращается к князьям-современникам, напоминая, что поражение Иго-
ря оказалось общим для всей Русской земли. В этом отрывке появля-
ЮТСЯ Рюрик и ДавЫд, названные очень необычно -"Господине".
Отсюда еще более ясно видно, что киевский князь Святъслав напи-
сал всем самым близким русским князьям, что им он предназначал
свое "Слово ... ", что он, скорее всего, продиктовал его своим писцам
и этим объясняется разница в грамматике многих слов.
. "Слово ... ", как нам видится, было разослано, затем отдельные
варианты попали (в различной степени сохранности) в руки пере-
писчика, повесть была собрана из отдельных лучше всего сохранив-
шихся мест, и в таком виде была найдена графом Мусиным-
Пушкиным, который подчеркнул, что была она написана на лоще-
ной бумаге почерком и шрифтом конца XIV – начала XV века. Толь-
ко таким образом можно объяснить грамматическую разницу в на-
писании одного и того же имени, термина, оборота.
Становится также понятным самое начало произведения: "Не
леполи ны бяшетъ" то есть нелепо нам навеличивать друг друга ти-
тулами в то время, когда погибает земля Даждь - Божа внука, рус-
ского, подлинно православного, называемого языческим, народа.
Кстати, о слове "язычество". Почему наши предки довольно
мирно относились к такому прозвищу, а враги произносили (и про-
износят до сих пор!) со злобой, ненавистью, ожесточением, хотя
прошла уже тысяча лет? Дело в том, что наши предки гордились
своим великим и подлинно могучим, богатым и красивым,
образным языком, так что в прозвище ЯЗЫК - ЧЕСТ - В - О
звучит глубокий смысл: язык Чести, язык ЧЕСТНЫХ людей,
язык трудящихся, не порывающих связей с Природой, а изучающих
ее, чтобы не нанести ей непоправимого вреда.

Но продолжим изучение этого великого послания великого автора.

"Галичкы Осмомысле Ярославе высоко седиши на своемь златоко-
ваннемъ столе. Подперъ горы Угорскыи своими железными пльки,
заступивъ Королеви путь, затвори въ Дунаю ворота, меча време-
ны (посылая временщиков) чрезъ облаки, суды рядя до Дуная.
Грозы твоя (угрозы) по землямъ текутъ; оттворяеши Киеву вра-
та; стрелявши съ отня злата стола Салтани за землями.
Стреляй Господине Кончака, поганого Кощея за землю Рускую, за раны
Игоревы буего Святславлича ...

Только Галичский князь, да "Рюриче и ДавЫде" названы Госпо-
дами. Святослав подчеркнуто уважительно относится к могуществу
Ярослава с очень многозначительным прозвищем - Осмомысл, то ли
"восьми замыслов", то ли "владение осью небесной мысли". Вполне
возможно, что был вложен и тот, и другой смысл.
Ярослав Осмомысл преградил доступ к выходу Дуная в море ко-
раблям многих европейских (католических?) государств, хотя Киеву
"отворял ворота" для торговых сообщений. Он посылал своих пред-
ставителей в различные местности через горные перевалы, выступал,
как очевидно, судьей и арбитром в княжеских спорах, а также дал
крепкий отпор набегам "султанов" с берегов Малой Азии и со сто-
роны Балкан. Именно его поддержка могла бы обеспечить условия
ДЛЯ нового похода Святъслава. .
.
"А ты буй Романе и Мстиславе! храбрая мысль носитъ васъ умъ
на дело. Высоко nлаваешu на дело въ буести, яко соколъ на
ветрехь ширяяся, хотя птицю вь буйстве одолети. Суть бо у ваю
железнии папорзи (доспехи) подь шеломы латинскими. Теми
тресну земля; и многи страны Хинова, Литва, Ятвязи, Деремела,
и Половци сулици своя повръгоща, а главы своя поклониша подь
тыи мечи харалужныи ...

У Романа и Мстислава, у их войска шлемы почему-то латинские,
а доспехи названы ПАП - ОР - ЗИ, хотя словарь опять не отмечает
этого слова. Шлемы латинские сочетаются с "папскими"
(католическими?) доспехами, но князья эти успешно сражаются с
Литвой и многими странами Хинова (христианскими?) Нельзя ли
предположитъ, что "шлемы латинские" - это военные трофеи, взя-
тые в боях. с "реформаторами" всех мастей, навязывающих иные
взгляды на духовность и нравственность, конечной целью которых
всегда был захват земель, закабаление, порабощение оседлых земле-
дельческих народов?

"Нъ уже Княже Игорю, утрпе (сократило) солнцю светъ, а древо
•не бологомъ (божьим словом) листвие срони: по Рсии, по Сули
гради поделиша; а Игорева храбраго плъку не кресити. Донъ ти
Княже кличетъ, и зоветъ Князи на победу ...

Наречие "уже" указывает на окончательное завершение чего-
либо, так что оно не случайно сочетается с довольно понятным
"утерпе", стоит только вспомнить, ЧТО во многих русских словах
земля сохраняет свое древнеарийское понятие ТЕР (ТЕРпение,. ТЕР-
зание, маТЕРь, веТЕР, скаТЕРть, ТЕРеть и многие другие). У - ТЕР
- ПЕ превращается во вполне доступное для понимания слово: "у
Земли - ТЕР пе солнцю светъ", то есть свет солнца ДЛЯ Игоря со-
кращается, задерживаясь у земли. Отметим, что и дерево не "божьим
- Бо словом - Лог" листву свою сронило. Упали листья со многих
генеалогических (родословных) деревьев, часть князей уже погибла в
неравных схватках с неуклонно надвигающимся христианско-
кочевным "миром". Новые, рвущиеся к власти представители средней
знати готовы предать все, спешат делить между собой города и веси.
Защищать русские святыни, практически уже некому, вооруженные
силы Игоря и Всеволода разбиты, хотя Дон и его славянские жители
по-прежнему продолжают звать князей ДЛЯ освобождения от захват-
чиков, зовут всех еще оставшихся русскими князей объединиться для
победы.

"Олговичи храбрыи Князи доспели на брань. Иньгваръ и Всеволодь,
и вси три Мстиславичи, не худа гнезда шестокрилци, непобед-
ными жребии собе власти расхытисте (расхищаете)? Кое ваши
златыи шеломы и сулицы (копья) Ляцкии (польские) и щиты!
Загородите полю (кочевникам) ворота своими острыми стрелами
за землю Русскую, за раны Игоревы буего Святьславлича. Уже бо
Сула не течетъ сребреными струями къ граду Переяславлю, и
Двина болотомъ течетъ онымь грознымь Полочаномь подь кли-
комь noгaныхъ ...

Не все князья отступились от правого дела борьбы за свободу
Родины, за ее древние святыни. Автор особо отмечает Ольговичей, а
волынских Мстиславичей упрекает за их стремление похитить под
шумок власть бесчестным способом. И снова встречается нам еще
одна характеристика вечного врага русского народа: необходимо за-
городить ворота, образовавшиеся в обороне русской земли в результа-
те поражения Игоря, в которые хлынуло без числа "поле" дикое.

"Единь же Изяславъ сынъ Васильковъ позвони своими острыми
мечи о шеломы Литовския; притрепа славу деду своему Всеславу,
а самь подъ чрълеными щиты на кроваве траве притрепанъ
(растерзан) Литовскыми мечи. И схоти ю на кровать, и рекъ:
дружину твою, Княже, птицъ крилы приоде, а звери кровь nоли-
заша. Не бысь ту брата Брячяслава, ни другаго Всеволода; единъ
же изрони жемчюжну душу изъ храбра тела, чресъ злато ожере-
лие ...

Враги уже на Суле, совсем близко от Переяславля, даже Полоцк
на Двине подчиняется клике поганых объединенных врагов. И с
Литвой приходится бороться, отдавая жизнь на поле брани, как
Изяслав, помнивший о славном прошлом своих дедов.

"Унылы голоси, пониче веселие. Трубы трубятъ Городеньскии. Яро-
славе, и вси внуце Всеславли уже понизить стязи свои, вонзить
свои мечи вережени (поврежденные); уже бо выскочисте изъ дед-
ней славе. Вы бо своими крамолами начясте наводити поганыя на
землю Рускую, на жизнь Всеславлю. Которое бо беше (было) на-
силие отъ земли Половеикыи!..

Автор обвиняет потомков полоцкого князя Всеславля в том, что
они своими распрями, раздорами, К-РА-МОЛ-А-МИ подготовили
почву для нашествия врагов на родные земли. Остановимся на поня-
тии "крамола": в нем "Како-К солнце - РА МОЛвити" спрятано не
так уж глубоко, чтобы не понять весь смысл глубинного древнего
противоречия, идеологического раскола людей и начавшихся "первых
времен усобицы". Отметим также и в У-СОБ-И-ЦЕ частичку "собе",
"себе", породившую стремление к частной собственности во все уве-
личивающихся размерах разжигаемого аппетита, уничтожающего
стыд, совесть, сочувствие и доброжелательность.

"На седьмомъ веие Трояни връже Всеславъ жребий о девицю себе
любу. Тъй клюками подпръся о кони, искочи къ граду Кыеву, и
дотчеся стружиемъ злата стола Киевского. Скочи отъ нихъ лю-
тымъ зверемъ въ плъночи, изъ Бела-града, обесися сине мъгле, утръ
же. воззни стрикусы (с трех приступов) оттвори врата Нову-
. граду, разшибе славу Ярославу, скочи влъкомъ до Немиги съ Дуду-
токъ. На Немизе снопы стелютъ головами, молотятъ чепи хара-
лужными, на тоие животъ кладутъ, веютъ душу отъ тела. Не-
мизе кровави брезе не бологомъ бяхутъ посеяни, посеяни костьми
Рускихъ сыновъ. Всеславъ Князь людемь судяше, Княземъ грады ря-
дяше, а самь въ ночь влъкомь рискаше; изъ Киева дорискаше до
Куръ Тмутороканя; великому хресови алькомъ путь прерыскаше.
Тому въ Полотске позвониша заутреннюю рано у Святыя Софеи
въ колоколы: а онъ въ Кыеве звонъ слыша. Аще и веща душа въ
друзе теле, нъ часто беды страдаше. Тому вещей Боянъ и пръвое
припевку смысленый рече: ни хытру,. ни горазду, ни nтицю гораз-
ду, суда Божиа не минути…
.
Еще один отрывок, до сих пор таящий в себе не раскрытые за-
гадки древней премудрости. Во-первых, что это за седьмой век
Троянов? Может быть, седьмой десяток лет "стукнул" одному из
князей? Нет, речь идет не о летах, а о веках! О веках Языческогo
летоисчисления, о веках, овеянных славой (и гибелью?) Троянов,
после которых началась эпоха Рюриковичей. Во-вторых, какой-
такой красной девице, полюбившейся воинственному Всеславу, бро-
сил он жребий настолько значительный, чтобы войти с ним в заме-
чательное творение древнерусского поэта? Не забудем о русских Ди-
вах, Дивиях и Диво, прусском Диевасе и балтийском Дейвсе, чтобы
снова изумленно придти к необычному выводу. "Люба девица" Все-
слава не носит ли давнего имени "Вера", которое принято писать не
с заглавной буквы? Может быть, избрав какую-то "Веру" из широко-
го ассортимента, с ее помощью рыскал и скакал Всеслав, стремясь
создать огромное государство от Киева до реки Куры, границы Тьму-
тараканского княжества, от Немиги - Немана до обширной Новгородской земли?

Обратим внимание на имя "ВСЕ-СЛАВ", вспомним, что на про-
тяжении сюжетной линии мы не встречаем понятия "славяне", речь
идет о Русской земле от Прибалтики до Вятки и Волги, с Севера до
Дуная и реки Куры. Конечно же, многочисленные переводчики и
комментаторы пытаются убедить нас, что Всеслав порождал усоби-
цы, действовал хитростями, не имел пристанища, расшиб славу Яро-
слава, признанного официальной историей и христианскими лето-
писцами Мудрым за новгородские вольности, и потому заслуживает
всяческого осуждения! Так ли думал автор "Слова о полку Игореве"?
Вдумаемся в смысл отрывка, посвященного неугомонному и
увлеченному какой-то идеей Всеславу: через шестьсот лет после гибе-
ли государства Троянов и древнего мироучения Всеслав делает по-
пытку объединить Русскую землю, опираясь на "клюки" старцев -
монахов, на любовь отважных людей к Родине и на многочисленную
конницу. Не жалея своих сил, используя все виды военного искусства,
он завоевал себе славу и признание, то есть прошел огни,
воды и медные трубы. Но слава его "с Дуду-ток" оказалась на Не-.
. Миг-е, или на поле брани, усеянном трупами его приверженцев.
И, хотя Всеслав был отлично информирован о том, что творилось в
его родном Полотске и в завоеванном им Киеве, основной его ошиб-
кой, как нам представляется, было то, что он Великому Хръсови-
Coлнцу "влъкомъ путь прерыскаше", но чутко прислушивался к звону
колоколов "Святых Софей".
. Вещей душа была у Всеслава и Бояна, по мнению автора. В этом
"идиоматическом" слове "ВЕЩий" во всех словарях четко выделяет-
ся составная частъ "вешь", предмет, материя, дело (См., например,
"Старославянский словарь (по рукописям Х - XI веков)", с. 113).
"Вещун" понимается в наши дни как предсказатель, "вещий" - как
предвидящий будущее, пророческий.
О чем вещали древние вещуны? О чем они предупреждали наше
"будущее", в котором центром всего внимания человека, сущностью
его души, этой божественной искры, насильственно, искусственно и
нагло делают не заслуживающую даже большого внимания ни-
чтожную вещь и сумятицу вокруг нее? Остается добавить: все сред-
ства вещания сейчас вещают действительно непререкаемым способом
о вещественной, материальной, физической стороне дела, воспевая
качество некачественных вещей, используя вещество для уничтоже-
ния человеческой сущности.
Нет, напрасно Всеслав прервал путь ВЕЛИКОМУ ХРЪСОВИ,
потому что с точки зрения слововедения в этом имени заложена
"мудрость утвержденного Природой материнского начала", без пони-
мания которого человеческое сообщество неуклонно идет к гибели.
И хотя в ином теле гнездится душа, предвидящая будущее, но часто и
она, от бед страдая, перерождается. Потому вещий Боян в начале
каждого своего сказания... "пръвое припевку смысленый рече: ни
хытру, ни горазду (умелому), ни птицу горазду (даже птицу в полете
превзошедшему человеку); суда Божиа не минути".

"О! стонати Руской земли, помянувше пръвую годину и прьвыхъ
Князей. Того старого Владимира нелъзе бе пригвоздити ко горамъ
Киевскимь: сего бо ныне сташа стязи Рюриковы, а друзии Дави-
довы; нъ рози нося имъ хоботы пашутъ, копиа поютъ на Дунаи...

Мы подошли к основному идеологическому отрывку, из которо-
го становится ясно, что первыми годинами и первыми князьями ав-
.тор считает тех, кто открыл на Русь широкую дорогу новым веяниям
христианского вероучения. Автор с горечью иронизирует над основ-
ным постулатом истовых христиан, сетуя на то, что надо было ста-
рого Владимира пригвоздить вместо Христа к горам Киевским• и до .
сегодняшнего дня бы гордо стояли знамена Рюриковы, а отдельно, не
смешиваясь с ними, - Давидовы. Сохранилась бы в неиспорченном
виде вся культура Русской земли и народа. Вот, например, мы
употребили "иностранное" слово ПО-С-ТУЛ-ЛАТ, слово латинское,
по уверениям ученых, не имеющее никакого отношения к русскому
языку, в который все "ввозилось" , "заимствуясь" то у тюрков, то
еще где-нибудь подальше. Но, обращая внимание на составные час-
ти этого слова, мы с удивлением не только читаем его по-русски, но
можем еще и дополнить его характеристику, объяснив историю про-
исхождения. Постулат, как утверждают словари, с латинского
"требуемое", следует объяснить как "суждение, не отличающееся
самоочевидностью, но все же принимаемое в качестве исходного
положения без доказательств". Ну, какие доказательства могут по-
требоваться, если в слове четко видны ЛАТы и -ТУЛи, наполненные,
как очевидно, полным набором опасно острых стрел! Таким образом
латинский постулат осмысливается русским грамотеем как "По Сло-
ву Тул- колчанов и Лат", а город ТУЛа как "колчан", запас оружия.
По переводу Мусина- Пушкина "рози нося" означает "рога но-
ся". Очень уж похоже на "рогоносца"! Речь идет о "принятии" хрис-
тианства киевским князем Владимиром и последовавшем объедине-
нии знамен Рюриков и ДавИдов, а дальше следует: " ... но рога нося
им ... " Затем - непонятное "хоботы пашутъ" , после чего - "копив
поютъ на Дунаи". Сочетание "рози нося" одновременно напоминает
рогатые шлемы древних воинов и намек на измену, поношение,
унижение, с которым связана необходимость "пахать" все больше и
больше на пришельца, обманщика и проныру.
Слово "ХО - БОТ - Ы" имеет корневую часть "БОТ", а мы знаем,
что "ботать" по-новгородски до сих пор - "это вести беседу, разгова-
ривать". "РА-БОТАТЬ", как видно, первоначально значило "вести
беседу с солнцем РА". Частица "ХО" роднится с "хо-хо-том", на-
смешкой, с постоянно преследующей русского человека иностранной
манерой охаивания всего нам святого, прошлого и семейно-родового.
Так что "рогоносцы" им, то есть объединенным стягам Рюрика
и Давида, целое тысячелетие пашут до изнеможения, а обещанною
ВладиМИРом мира до сих пор нигде нет, тем более копья запели на
Дунае, где петь им было не положено по каким-то древним законам
и поверьям. "Поют" они там с особым ожесточением и в наши дни.
"Ярославнынъ гласъ слышитъ: зегзицею незнаемъ, рано кычеть: nо-
лечю, рече, звгзииею по Дунаеви; омочю бебрянъ рукавъ въ Каяле
реце, утру Князю кровавыя его раны на жестоцемь (жестоко из-
раненном) его теле ...

И в этой небольшой фразе много загадок. Во-первых, кто слы-
шит одновременно, как поют копья на Дунае и голос Ярославны в
Путивле? Во-вторых, что за неизвестная ЗЕГ-ЗИ-ЦА в образе рус-
ской княгини должна сначала слетать непременно на Дунай и только
после этого оказаться на реке Каяле? В-третьих, каким рукавом Яро-
славна хочет промыть раны князя Игоря? В-четвертых, почему автор
называет многих князей по имени-отчеству, не всегда величает Игоря
Святъславличем, Всеволода - только Буй Туром, жену Игоря Ефро-
синью - Ярославной, а жену Всеволода Ольгу - Глебовной? Кем он
приходился им по родственным линиям?
Легче всего ответить на первый вопрос, так как до этого шло
"золотое слово'" Святъслава. Не удивительно, что киевский князь
Святъслав не называет княгиней ту, которая для него - дочь князя
Ярослава Владимировича Осмомысла прежде всего.
Отсюда становится понятным, почему Ярославна хочет полететь
на Дунай за военной помощью к сородичам и землякам, после чего с
ними она может оказаться на реке Каяле и, освободив князя Игоря,
лечить его по всем правилам древней целительской науки.
А вот загадочная ЗЕГ-ЗИ-ЦА ... То ли неизвестная птица, то ли
мгновенный блеск утренней зарницы, то ли зигзаг грозной молнии?
Начнем с "незнаемой". Почему Ефросинья Ярославна "незнаемая",
может быть, это тоже относится к поражению князя Игоря? Незнае-
мая или уже не признаваемая за княгиню, оставленная всеми? И по-
чему она "кычеть"? В этом великом русском произведении все пти-
цы "говоряхуть" на своем языке. Может быть, "кычеть" связано
этимологически с "кичкой", то есть со старинным головным празд-
ничным убором замужней женщины? Что случилось с ее кичкой?
Любопытно, что внутри слова ЗЕГ-ЗИ-ЦА спрятана часть "ЕГ",
а это ведет нас к звучанию таких слов: "яга", "йога", "егоза",
"егозить". Егозить - это не только суетиться, но, главное, беспоко-
иться. В зегзице дважды встречается звук "з", который, не будем
забывать, писался через "земля" и "зело". Зело же связано с зельем
и снадобьем. Все слово ЗЕГ-ЗИ-ЦА несколько созвучно с зигзагами,
с ломаными линиями перелета от Переяславля к Дунаю и по на-
правлению к Дону, даже похоже на вспышку молнии.
Мы так далеко отошли от процесса древнерусского словотвор-
чества, так много появилось в нашем современном языке идиом и
идиоматических выражений, что нам очень трудно понять и восста-
новить смысловое содержание такого сложного слова, как "зегзица",
примененного автором дважды. Скорее всего, "зегзица" - это
"непризнанная официально, от земли родной высшая мудрость ис-
ходящая".
Таким образом, анализируя составные части, этого непонятного
для нашего современника слова, мы пришли к убеждению, что'
зегзицу "незнаемую" надо толковать, как непризнаваемую от земли
родной исходящую, высшую мудрость, умения, знания.
Не менее сложным для анализа является БЕБ-Р-ЯН РУКА-В,
которым Ярославна хочет промыть раны Игоря на его жестоко изра-
ненном, да, может быть, еще и избитом теле. "Бебрян" переводят
как "бобровый". Можно ли рукавом с меховой оторочкой протирать
даже обыкновенные ссадины без риска занести туда заразу? Нет,
скорее всего, речь должна вестись о простом холщовом, льняном
полотенце, которое отбеливали на солнце, которое кипятили в тра-
вах, которым вытирали руки, так как "рукав" легко читается как
"руки ведающий".
Слово "бебрян", возможно, также плохо сохранилось, как и
многие другие дописанные слова и потерянные буковы. Встречается
оно однажды, так что вполне можно предположить, что писалось
оно "БАБ-Р-ЯН" и означало простое БАБье полотно, гигиеничное,
идеально подходящее для перевязок. Возможен и "дебрян" рукав,
самый простой, из "дебрей".
Сравним для чистоты анализа со словом "БО-БЕР", где "бер"
напоминает берега реки, освоенные семейством бобров. Вспомним
их сложные плотины, чтобы понять частицу "БО", объединяющую
"божественное" или "интуитивное" поведение животных этого вида.
Нет, по многим параметрам "бебрян" не может быть "бобровым"!

"Ярославна рано плачетъ въ Путивле на забрале, аркучи: о ветре!
ветрило! чему Господине насильно вееши? Чему мычеши (мечешь)
Хиновскыя стрелкы на своею не трудною крильцю (легких кры-
льях) на мовя лады вои? Мало ли ти бяшетъ (истесал) горъ подъ
облакы веяти, лелеючи корабли на сине море? Чему Господине мое
веселие по ковылию развея? ...

Обратим внимание на слово "АР-КУЧИ", необычное даже для
этого произведения. Игорь в "Слове ... " всегда "рече", как Буй Тур
Всеволод, как и Святъславль; бояре, окружающие Святъслава -
"ркоша"; Боян - "славу рокотаху" ; птицы - "свою речь гово-
ряхуть", а, вот жены русские и Ярославна - "аркучи". Они особым
языком обращаются к Языческой Природе с плачем, жалобами и
просьбами, как жрицы древнего мира, как хранительницы древней
Арийской культуры. К силам Природы они обращаются:
"Господине!" Князь же Святъслав господином считает только наибо-
лее значительного князя, по-видимому, желая ему польстить, срав-
нивая его могущество с могучими, всевластными силами Природы.

"Ярославна рано плачетъ Путивлю городу на забороле, аркучи: о
Днепре словутицю! ты пробилъ еси каменныя горы сквозе землю
Половецкую. Ты лелеялъ еси на себе Святославли носады
(корабли) до плъку Кобякова: възлелей господине мою ладу къ мне,
а быхъ (я бы) неслала кь нему слезъ на море рано ...

Вспоминая об удачах киевского Святославля, не только побе-
дившего половцев, но и пленившего их хана Кобяка, Ярославна от-
мечает, что, могущественный Днепр своими водами пробил камен-
ные пороги сквозь земли "половецкие". Отсюда - совершенно ясны
границы захваченных "половцами" русских земель: неманские, дне-
провские, тьмугараканские, донские ...
Неожиданно ее обращение к Днепру: "О, Днепре словутицю!"
Переводят это восклицание как "славный Днепр!" или как "Днепр
Словутич!" Напишем несколько иначе, памятуя о том, что в под-
линнике не могло быть промежутков между словами, и получим: "О,
Днепре слову ти цю!" А это уже будет по смыслу совсем другим: "О,
Днепре, слово тебе шлю!" Все дело в том, что частица "ЦИ" входит в
слова, обозначающие колесо, круг, вращение: в греческом – цикл,
цилиндр, циклон; в латинском - цитата, цирк, циркуль; во француз-
,ском - цитадель; в арабском - цифра. Получается, что обращение
Ярославны к Днепру следует понимать в таком случае, как "Слово
тебе обращаю, чтобы оно совершило круг, вернулось ко мне, чтобы я
получила на него ответ!"

"Ярославна рано плачеть къ Путивле на забрале, аркучи: светлое
и тресветлое слънце! всемъ тепло и красно еси: чему господине
простре горячюю свою лучю на ладе вои? въ поле безводне жаж-
дею имъ лучи съпряже тугою имъ тули затче ...

Весь плач Ярославны - о поражении, в котором она упрекает
только силы Природы, в частности, обвиняет солнечные лучи, поко-
робившие луки и колчаны у русских воинов, мучающие раненых,
страдающих от жажды... Ей близки и понятны цели Игоря, она раз-
деляет их и не осуждает его! Отметим, что ее солнце - ТРЕсветлое,
оно лучи просТРЕ, напоминая о РУССКОЙ ТРОИЦЕ.

"Прысну море полунощи; идутъ сморци (смерчи) мъглами; Игореви
Князю Богъ путь кажетъ изъ земли Половецкой на землю Рускую,
къ отню злату столу. Погасоша вечеру зари. Игорь спитъ, Игорь
бдитъ, Игорь мыслию поля меритъ отъ великого Дону до малого
Донца. Комонь въ полуночи. Овлуръ свисну за рекою; велитъ Князю
разумети. Князю Игорю не быть: кликну стукну земля; въшуме
трава. Вежи ся Половецкии подвизашася; а Игорь Князь поскочи
горностаемъ къ тростию, и белымъ гоголемъ на воду; въвръжеся
на бръзъ комонь, искочи съ него босымь влькомъ, и потече къ лугу
Донца, и полете соколомъ подъ мъглами избивая гуси и лебеди,
завтроку, и обеду и ужине. Коли Игорь соколомъ полете, тогда
Влурь влъкомъ потече, труся собою студеную росу; претръгоста
бо своя бръзая комоня ...

Как видим, князь Игорь, оказавшись в позорном плену, раз-
мышляет только о побеге. Овлур или Лавер (по летописям) помог
ему. Но мы хотим обратить внимание на одну особенность этого
имени: в первом случае в тексте написано "Овлуръ", во втором -
"Влуръ". Внимательно продумаем особенность состояния князя Иго-
ря: Игорь не спит, он измеряет поля, прикидывая расстояние наи-
более опасного открытого места, вот слышит ржание коня ... И даль-
ше - "О, Влуръ свисну за рекой! ... " Опять невнимательность пере-
писчиков ...
Побег, как становится ясно, готовился заранее. Тут было учтено
все. Новолуние, сигналы, загодя подготовленный конь, лодка, даже
изменение погоды. Было учтено и время, когда стражники половец-
кие вздремнули, так как "вежи ся" напоминает "вежди" - глазные
веки, которые "подвизашася", то есть сдвинулись, чем и воспользо-
вался с самого начала побега пленный князь. Резвых коней они с
Влуром, наверное, загнали до смерти, потому что "пре-тер-ъ-гост-а"
должно обозначать "покой-П рцы-Р есть-Е земли-ТЕРь тверди-ъ
гость" ...
"Донеиъ рече: Княже Игорю! не мало ти величия, а Кончаку нелю-
бия, а Руской земли веселиа. Игорь рече, о Донче! не мало ти ве-
личия, лелеявшу Князя на влънахъ, стлавшу ему зелену траву на
своихъ сребреныхъ брезехь, одевавшу его теплыми мъглами подъ
сению зелену древу; стрежаше с гоголемъ на воде, чайцами на
струяхъ, Чрънядъми на ветрехъ. Не тако, ли, рече, река Стугна
худу струю имея, пожрьши чужи ручьи, и стругы ростре на кус-
ту? Уношу Князю Ростиславу затвори Днепръ темне березе. Пла-
чется мати Ростиславя по уноши Князи Ростиславе. Уныша цве-
ты жалобою, и древо стугою кь земли преклонило, а не сорокы
втроскоташа ...

Князь Игорь благодарно обращается к Донцу, величаво сохра-
нившему ему жизнь, тогда как маловодная река Стугна разметала на
прибрежных кустах легкие струги, разбив резные деревянные укра-
шения-ростры. Эти воспоминания обостряются потерей юного князя
Ростислава, которого не дождалась мать после битвы с половцами,
затворил Днепр ему свои темные берега. На сей раз Природа благо-
склонно помогает князю Игорю: и реки, и травы, и туманы, и теплые
дожди, и ветры, разносящие черные дымы от его костров, и насто-
роженно следящие за передвижением врагов птицы, - все они ЗА
князя Игоря, ЗА его возвращение на Русскую землю.

"На следу Игореве ездитъ Гзакъ съ Кончакомъ. Тогда врани не
граахуть, галици помлъкоша, сорокы не троскоташа, полозию
ползоша только, дятлове тектомъ путь къ реце кажутъ, соловии
веселыми песьми светъ поведаютъ. Млъвитъ Гзакъ Кончакови:
аже соколъ къ гнезду летитъ, соколича ростреляеве своими злаче-
ными стрелами. Рече Кончакь ко Гзе: аже сокалъ къ гнезду ле-
титъ, а ве соколца опутаеве красною дивицею. И рече Гзакь КО
Кончакови: аще его опутаеве красною девицею, ни нама будетъ
сокольца, ни нама красны девице, то почнут наю птици бити въ
поле Половеикомъ...

Долго искали князя Игоря по его следам отряды Гзака и Конча-
ка. Но Природа оказалась мудрее и помогла избежать неволи князю
Игорю. Вот тогда и был выработан новый, еще более коварный и
далеко идущий план - опутать сына князя Игоря Владимира Игоре-
вича, пятнадцатилетнего подростка, не просто красной девицей, дать
ему ДИВИцу, спутать все карты в древнерусском родстве, чтобы
потомки этой "дивии" даже не думали сражаться в поле половецком.
Что и было достигнуго в ХХ веке созданием целого института
"кремлевских жен" ...

"Рекь Боянъ и ходы на Святъславля пестворца старого времени
Ярославля Олыова Когана хоти: тяжко ти головы, кроме плечю; зло ти
телу, кроме головы: Русской земли безъ Игоря. Солнце светится на не-
бесе, Игорь Князь въ Руской земли. Девици поютъ на Дунаи. Вьются
голоси чрезъ море до Киева. Игорь едетъ по Боричеву къ Святей Богоро-
дици Пирогощей. Страны ради, гриди весели, певше песнь cтapымъ
Княземъ, а по томъ молодымъ. Пети слава Игорю Святъславлича. Буй
туру Всеволоде, Владимиру Игоревичу. Здрави Князи и дружина, nоба-
рая за христьяны на поганыя пльки. Княземъ слава, а дружине Аминь.

Воспевал Боян и походы на Святъславля, песнь творя старому
времени Ярославля по желанию и заказу Олегова Когана: тяжко го-
лове без плеч, плохо телу без головы, Русской земле без защитника ...
Солнце сияет, девицы поют на Дунае так, чтобы отозвалось это
в Киеве. Игорь едет по Боричеву, через борьбу и поражение, едет к
Святой Богородице Пирогощей. Для чего он едет? Каяться? Молить-
ся? Смириться? Или просить поМОЩи у богатых гостей-купцов?
Все христианские страны рады, города повеселели, поют песнь
старым князьям и молодым: Игорю Святъславличу, Буй Туру Всево-
лоду, Владимиру Игоревичу ...
Итак, вроде бы все рады возвращению Игоря и его примирению
с христианством, со старыми князьями, сдавшими Русь в неравной
борьбе ... Что же, и нам надо радоваться этому? Радоваться, хотя мы в
отличие от Игоря и автора "Слова ... " уже точно знаем к каким поте-
рям народа и русской культуры это привело?
Можно ли нам кричать здравицу князьям и дружинам, побитым
за христиан погаными полками, кричать вместе с придворными Боя-
нами?
"Князьям-то всегда слава, а вот дружине - аминь! То есть - ко-
нец, истинно, верно говорю", - заключает автор великого Обраще-
ния к русской нации, великий Киевский Князь Святъславъ, призы-
вая к объединению, но своей русской душой предчувствуя опасностъ
окончательной гибели Даждь-божа внука.

Многoзначна история предков -
Аркаим, Атлантида, Крит ...
В холмах Трои античной нередко
Открывается древностей вид.
На плите у этрусской загадки
Проступает прарусская речь,
Чтобы древних культур отпечатки
Можно было потомкам сберечь.
Потемневший березовый свиток
Сохранил начертание букв,
На Валах циклопической битвы
Богатырь появляется вдруг.
В кружевах вологодских узорных
Спят солярные знаки волхвов, -
это память Руси Непокорных
Донеслась через тяжесть оков!
В рушниках и гончарных извивах
Древней Греции мнятся века,
В саркофагах матрешек красивых
Египтяне таятся пока.
Лик прекрасен у хеттской Мадонны,
Озаряет и север, и юг,
Чтоб склониться у Тихогo Дона,
Где казачий колышется круг.
Помогают открыто поведать
О засилье коварных врагов
Китеж-град, да индийские Веды,
Да глубины известнейших Слов!
Русь с крещенья назвали святою,
Но забыли в язычестве Честь,
Никакое насилье не скроет,
ЧТО ВЕЛИКОЙ БЫЛА, БУДЕТ, ЕСТЬ!
ОТ АВТОРА ИССЛЕДОВАНИЯ


Среди многочисленных переводов "Слова о полку Игореве" теря-
ется подлинный текст первого издания 1800 года. Рукопись, "по
своему почерку весьма древняя", принадлежала, как известно, дей-
ствительному тайному советнику и Кавалеру графу Алексею Ивано-
вичу Мусину-Пушкину (1744 - 1817). Он настолько был восхищен
этим произВЕДением, что и наши русские герои "своих бардов, вос-
певавших им хвалу" имели, что "через старания свои и просьбы к
знающим достаточно российский язык" напечатал и впервые пере-
вел этот великий литературно-исторический источник ХII века,
"доведя его до желанной ясности". "Но как при всем том остались
еще некоторые места невразумительными ... , - обратился ко всем
благонамеренным Читателям Мусин-Пушкин, - ... то и просит ....
сообшить ему свои примечания для объяснения сего древнего от-
рывка Российской словесности".
Мы убеждены, что подлинный текст не требует переводов и пере-
ложеняй, наоборот; он вполне доступен каждому гpaммотному человеку
и его надо знать, как стихи г. Р. Державина, А. С. Пушкина, Н. А.
Некрасова, С. А. Есенина. Чтобы знать и полюбить этот замечатель-
ный образец величии русского патриотическогo слова, требуются не-
которые исторические и грамматические комментарии. В настоящем
издании мы совершили попытку сделать это тысячелетней давности
Слово вполне доступным для каждого школьника и студента, роди-
теля и учителя, чтобы облегчить чтение и понимание счастливо до-
шедшей до наших дней русской поэмы, несущей в себе культуру перво-
гo тысячелетия "нашей" эры.
Мы разделили весь текст на отдельные смысловые отрывки,
применили понятийно-нравственное содержание букв алфавита так
называемой "кириллицы", которые (по устной народной легенде)
входили в состав грамоты Руси Всеясветной. И еще об одной народ-
ной легенде мы хотели бы упомянугь: говорят, что Наполеон Бона-
парт совершил с огромной армией свой непонятный по целям марш-
бросок через все европейские страны в Россию только для того, что-
бы уничтожить подлинник "Слова о полку Игореве". И на Поклон-
ной горе он, вроде бы, Ждал не символических ключей от города
Москвы, а рукопись на золотом старинном кремлевском блюде ... Что
ж, мифы и легенды древних народов чаще всего основывались на
действительных фактах истории, на подлинных событиях и настоя-
щих именах. Время от времени это подтверждается все новыми и
новыми находками и открытиями.
Мы убеждены, что смысл этого Великогo Обращения русского
Великого Киевского князя Святъслава необычайно актуален в наши
дни, когда советский народ стремятся искусственно расчленить, раз-:
обшить с целью его окончательного (поголовного) уничтожения.
Исходя из этого, мы хотим напомнить всем палачам "свободы, гения
и славы" одну изреченную в "Слове о полку Игореве" замечагель-
ную "смыслену припевку": " ... НИ ХЫТРУ, НИ ГОРАЗДУ, НИ
ПТИЦЮ ГОРАЗДУ СУДА БОЖИА НЕ МИНУТИ!"
avatar
Белов
Admin

Сообщения : 994
Репутация : 371
Дата регистрации : 2011-01-30
Откуда : Москва

http://mirovid.profiforum.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения