Сергей Робатень О языке

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Сергей Робатень О языке

Сообщение  Белов в Вт Июл 26, 2016 1:14 am

Символика букв. А.О.
Сказ про то, как буква А боролась с буквой О.

В истории русского языка есть любопытная страница. Про отношения всем известных букв и означаемых ими звуков.
О – самая распространенная буква в русском тексте. На тысячу букв приходится сто двадцать пять О.
А – первая буква русского алфавита и многих других, но значительно реже, чем О, встречается в русских словах.
О содержится в полногласных слогах, которые сосуществуют с неполногласными, содержащими А.
Молот – млат, город – град.
Посмотрим, что по этому поводу считают профессионалы.
-Полногласные сочетания характерны для русского языка, неполногласные были заимствованы им из церковнославянского.
-Дело в том, что оканье древнее аканья в нашем языке.
-В основу нового русского литературного языка лег московский диалект, в котором уже господствовало аканье. Однако в новом литературном языке вначале допускалось сосуществование оканья и аканья: в одних ситуациях принято было «акающее» произношение, в других допускалось «окающее». Об этом писал М. В. Ломоносов, один из создателей русского литературного языка. Еще в первой половине XIX в. при преобладании аканья допускалось окающее произношение в высоком стиле, например при чтении стихов. Со второй половины XIX в. аканье становится единственной нормой литературного произношения.
Букринская И.А. и др. Язык русской деревни. Школьный диалектологический атлас. Справочно – информационный портал «Русский язык» («ГРАМОТА.РУ»)

Можно полюбопытствовать, для чего в языке «лишние сущности»? Для какой цели сосуществуют в языке равнозначные варианты слов с различными гласными?
Церковнославянский язык не являлся разговорным, следовательно, он создан профессионалами для служебных надобностей, и это обстоятельство позволяет предполагать в его основе вполне теологические положения.
Любопытство тем более обосновано убежденностью в изначальной мудрости нашего языка, которое заставляет в ситуациях неясных доверять именно языку.
В таком случае можно попытаться выявить уровень понимания родных слов, на котором проявится неравнозначность А и О в указанных примерах, что послужит объяснением и оправданием такого излишества.
В работе Восприятие центра Галактики в современной культуре. сделано предположение о том, что начертания рукописных русских букв (курсива) взяты с небесного образца, которым послужил когда-то видимый на небосклоне диск центрального светила Галактики.
Проиллюстрируем эту идею на примерах.
Чаще всего в современных шрифтах О изображается геометрической фигурой, которая называется не круг, а овал. Побуквенное чтение этого слова даёт его изначальный смысл: Ово — яйцо, ал – Эль. Это адекватно соответствует ситуации, когда центральное светило имело вид именно овала (точнее, эллипса), окруженного галактическими рукавами. Его – то, светило, и называли изначально Овал, поскольку воспринимали, как небесное божественное Яйцо, из которого родился земной мир. Со временем эти названия (овал, яйцо) перешли на подобные по пропорциям геометрические фигуры и земные предметы, но логика создателей русских слов вполне ясна.
Изначально любое новое слово служит для описания неисчерпаемого божьего образа, затем — постепенно начинает распространяться и использоваться для описания всего остального многообразия явлений материального мира, как божьего творения.
Этот, вполне допустимый, путь развития языка, не только русского, но всякого независимого от него, самостоятельного, примем на первых порах за постулат для дальнейших обобщений.
Сразу оговоримся, что множество языков не являются независимыми от русского, некоторые созданы именно в процессе идеологической борьбы с православием, и по этой причине содержат явные языковые антитезы, которых не может быть в едином духовном поле праязыка.
Примерами являются слова, имеющие в различных, существующих рядом, языках противоположный смысл: сарай = убогая постройка, и сарай = дворец (татарский язык), урод =безобразный, и урод = красавец (по-польски).
В этих примерах проявляется не заимствование слов из независимых языков, как принято считать, а использование изначального общеарийского словарного запаса, в том числе и для целей полемических, для взаимного оскорбления различных конфликтующих групп книжников, в руках которых целиком находится дело управления практическим языком любого объединения людей, не только народа.
Можно указать случаи использования фигуры овала для обозначения божественности объекта не языковыми средствами.
Имена фараонов, являвшихся для народа живыми богами, писались в овале – картуше.
На символическом изображении Гермеса Трисмегиста, взятого из сборника оккультных изображений http://rapidshare.de/files/11758900/occult.rar.html, традиционно в центре облака, изображен сам Теос в виде божественного овала.
Таких символических изображений Творца в сияющем овале (иногда, эллипсе), окруженном облаком, встречается довольно много в трудах Атанасиуса Кирхера, иезуита 17 века, прославленного своей ученостью. Интересно, что на представленном изображении поясняющая надпись сделана именно на русском языке.

Указанные примеры позволяют сделать рабочее заключение о том, что овальная форма буквы О изначально является графическим подражанием физическому объекту, светилу на земном небосклоне, которое изображено на рисунке выше.
Отметим, что светило Теос имеет весьма важную зрительную особенность.
В отличие от обычного, современного Солнца, которое всегда виднеется на чистом от облаков участке неба, светило Теос традиционно в изображениях средневековых авторов окружено кольцеобразным облаком. См., например, изображение на Семеновском знамени в Части 12
Обратимся теперь к символике буквы А.
Сравним символику обычной буквы А и пирамиды со всевидящим оком, изображенной на реверсе однодолларовой банкноты. Достаточно очевидно, что авторов обоих изображений вдохновляла одна и та же идея Троичности, выраженная верхним треугольником.
Троичный всевидящий Абсолют, из которого исходит творение в виде конуса, поддерживаемое и контролируемое видимыми и невидимыми эманациями самого Абсолюта.

Идея божественности сияющих эманаций, исходящих из верхних треугольников на обоих изображениях, пирамиды и буквы, подчеркивается в шрифте засечками, как бы являющимися маленькими буквами т, взятыми из старинного кегля под названием диамант, и обильно украшающими многие популярные и приятные на глаз гарнитуры современных и старинных шрифтов.
(К слову отметим, что идея всевидящего сияющего ока, контролирующего сверху земное творение, нашла своё отражение на православных военных регалиях лет за двести до появления первых американских бумажных долларов.)
Сравнивая символики букв А и О между собой, можно сделать следующие заключения.
Буква О своей формой подражает видимому божеству.
Буква А выражает результат философского осмысления идеи божества в графической форме, не являясь прямолинейным подражанием структуре видимого небесного объекта.
Вполне допустимо предполагать, что обе эти буквы мирно могли сосуществовать в семействе графических знаков русского языка. О – для народа, А – для утонченных философов, предпочитающих проникать в суть вещей внутренним духовным взором.
Отсюда и различные варианты русских слов, содержащие О в полногласных слогах народного русского языка, и А – в неполногласных слогах церковнославянского искусственного диалекта.
Можно предполагать, что различные версии слов использовались в кастовых разновидностях русского языка, предназначенных для самоиндефикации членов соответствующей общественной группы.
Как нетрудно проверить, в настоящее время центральное светило Галактики не является видимым для человеческого глаза.
Это неизбежно означает, что момент перехода явления Творца, из состояния видимого в современное невидимое, явился самой значительной катастрофой для ныне живущего человечества.
Относительно рассматриваемых букв последствия этой вселенской катастрофы выразилась в том, что буква А получила несомненные моральные преимущества перед буквой О.
В самом деле, исчез видимый небесный образец, служивший первообразом буквы О, и её сторонники оказались в незавидном положении.
Вспомним, кстати, что вопросы грамотности, языка, букв исторически целиком находились в компетенции лиц духовного звания, для которых терпимость к инакомыслию является скорее исключением из общего правила.
Именно сына священника, в случае безграмотности, относили к изгоям русского общества, но не крестьянина, не купца, и не князя, согласно «Уложению церковных дворов» (1125-1136 гг.) князя Всеволода.\ Цитируется по работе Г.В.Вернадского. http://gumilevica.kulichki.net/VGV/vgv206.htm \

Традиционно авторами русских букв считают Кирилла и Мефодия. Эти выдающиеся деятели славянской культуры носили высокие духовные звания и к тому же занимали высокие посты в церковной иерархии.
А.С.Пушкину традиционно приписывается ведущая роль в создании современного литературного русского языка, но не будем забывать, что самого его учили русскому языку ещё до Лицея весьма просвещенные, знающие европейские языки, литературно одарённые православные священники А.И.Беликов и А.И.Богданов.\ С. К. Романюк «В поисках пушкинской Москвы». — М., Профиздат, 2001.\
Важно отметить, что связь православного священника и грамоты является органичной, нельзя разделять эти два явления.
Как не бывает неграмотного священника, так не бывает грамоты, оторванной от православного воззрения.
Этот вывод следует из побуквенного анализа слова «грамота».
Господь Ра родитель.
Корень «мота» логично понимать, как «мата» — мать. Однако половая принадлежность Ра, как было уже показано выше, является вопросом дискутируемым.
Князь Всеволод в своём 12 веке понимал, что понятия «не знать бога Ра» и «не знать грамоты» являются тождественными, и они несовместимы со званием священнослужителя.
Следовательно, у нас нет оснований считать, что буквы, как фундамент грамоты, создавались (священнослужителями!) бессистемно, по произволу, или не имеют теологических обоснований своей формы.
Таким образом, сторонники буквы А, среди которых собрались мыслители, для которых видимая сторона всякого явления не имеет преимуществ очевидности, оказались в явном моральном превосходстве над почитателями буквы О.
Ведь мысленному взору нипочем исчезновение физического объекта.
Мысленный взор всегда может воссоздать объект в собственном воображении. Напротив, почитатель видимого образа неизбежно испытает глубочайшее духовное потрясение, когда его видимый образ потерпит ущерб, а при полном исчезновении физического объекта почитания такой человек полностью разочаруется в своём божестве и начнет искать другой, тоже видимый, объект для почитания.
Политическим следствием природных обстоятельств исчезновения видимого светила Ра, обеспечивших возвышение буквы А, явилось возвышение акающего населения Москвы над своими окающими соперниками из удельных княжеств.
Теологическим последствием явился переход практики богопочитания в сферу духовной молитвы, обращенной к символу, не имеющему видимых образцов в физическом мире.
Вот действительная причина того, что московские идеологи, проповедовавшие идею духовной троичности Творца, оказались на высоте положения после катастрофы исчезновения бога, и сумели объединить вокруг себя, как идеологического центра сохранения народа, несомненно, высокодуховные, но разрозненные именно катастрофой в сфере духа, окружающие Москву княжества и земли.
Вот духовный корень жесточайшего конфликта между акающей Москвой и упорно окающим Новгородом, жителей которого победители казнили жесточайшими способами. Можно не сомневаться, что в случае победы новгородцев, расправа была бы не мягче.
Эта жестокость имеет именно теологические корни, которые нельзя примирить никакими соглашениями. (Вспомним, кстати С.М.Соловьева. БОГ и Хлеб, вот два понятия, с которыми русский человек никому не позволяет вольничать). Вспомним непримиримость протопопа Аввакума и умножим её на сотни тысяч жертв российской религиозной междоусобицы 16 века, последовавшей за концом Света в приснопамятном 1492 году, чтобы представить уровень накала страстей в общественной жизни России в эпоху после катастрофы исчезновения Творца.

Естественно, противники Москвы не сидели, сложа руки. Плодом их усилий явилось устоявшееся сейчас даже в научной литературе мнение, будто бы буква А содержит идею отрицания, со ссылкой на греческий язык. Таким образом, слово «алогичный» имеет смысл – «не логичный», а слово атеизм – приобрело смысл отрицания теоса, т.е. безбожия.
Начнем анализ ситуации с восстановления первоначального значения понятий, привычных нам не в силу истинности, а в силу мощи государственной пропаганды, цели которой меняются иногда быстрее, чем допускает инерция народных традиций. Это обстоятельство позволяет выстраивать логические связи между искусственно разрозненными фактами истории.
Во-первых, Греция, как единое самостоятельное государство, на культурные достижения которого имеет смысл ссылаться, существовала около семидесяти лет в эпоху Афинского союза городов, согласно сведениям Плутарха.
Всю остальную свою богатейшую историю Греция не только не являлась источником некой согласованной единой точки зрения на мир, как принято считать в силу той самой пропаганды классического образования в русских гимназиях, но и дала великое множество образцов взаимоотрицающих учений софистов. Выбирая одно из этих учений, можно успешно высмеивать и опровергать все остальные.
Духовные обитатели горы Афон приобрели известный авторитет в русском государстве, и им было даже позволено раз в несколько лет собирать в Москве изрядную материальную помощь, как сообщает Котошихин.
В то же время монахи Метеоры не пользовались таким благорасположением царя и соответственно пребывая в труднодоступном месте, позволяли себе некоторую критику московских нравов и порядков, разумеется, на хорошем богословском уровне.
Отголоски этих вполне прозаичных нападок на москвичей, на московские предпочтения букве А, мы сегодня воспринимаем, как некую незыблемую истину, забывая исторические прецеденты манипулирования грамматикой и орфографией русского языка от древних времен до наших дней.
Если же не ограничиваться искусственно мнением «исторической Греции», то можно вспомнить солнечную страну Абхазию, тоже богатую философами и отшельниками, локализовавшимися в своё время тоже около Афона, только Нового.
Помню детское впечатление на вокзальной площади абхазского поселка Пицунда. Все вывески на абхазском языке, они узнаваемы, только содержат налет некоторого однообразия.
Апочта, Ателеграф, Амагазин, Авокзал.
Эти слова абхазского языка вполне убедительно демонстрируют, что греческий смысл приставки А, как отрицания, вовсе не повсеместно распространен.
Существуют и другие мнения, в частности, у абхазов.
Вопреки нигилистическому «греческому» пониманию, в этих абхазских словах приставка А служит для подчеркивания определенной общественной значимости названных учреждений.
Если сравнивать между собой греческую и абхазскую точки зрения на букву А в начале слова, то лично мне абхазская кажется более взвешенной.
Оголтелое отрицание чего бы то ни было вообще представляется надуманной, заданной, вынужденной духовной операцией.
Понятие мировой гармонии подразумевает уравновешивание противоположных сущностей, но не уничтожение их под надуманными предлогами.
Для примера, чтобы уравновесить антитезу «греки-абхазы», невольно созданную в предыдущем абзаце, упомяну, что множество жителей Греции было переселено в горы Абхазии после русско-турецкой войны 1829 года. Следовательно, в современном, сугубо позитивном, абхазском понимании смысла приставки «А» во вполне позитивных русских словах вполне могут найтись отголоски мнений всё тех же ученых греческих монахов Афона, перебравшихся когда-то в Новый Афон.
Таким образом, термин «атеизм» вовсе не обязательно понимать в одиозном смысле всестороннего отрицания бога.
Возможно, первоначальный замысел авторов термина состоял во вполне взвешенном стремлении указать путь выхода из кризиса, обусловленного фактом потери видимого бога, который состоит в переходе от поклонения видимому образу бога на духовное восприятие образа Творца.
Филологически такой переход выразился в виде замены государственного стандарта северного оканья на московское аканье, хотя следы давнего общерусского религиозного конфликта сохранились до настоящего времени в таких миролюбивых, далёких от мирской суеты учреждениях, как консерватории.
В частности, нижегородская консерватория учит своих будущих оперных певцов распеваться на звук О.
Как уже можно догадаться, московские преподаватели певческого искусства придерживаются «единственно верной» методики распевки своих студентов на звук А.
Можно допустить, с точки зрения убежденно окающего православного 14 века, что все современные христианские конфессии в равной мере являются атеистичными постольку, поскольку не усматривают в окружающем мире физических объектов для религиозного почитания.
Для народа существуют, разумеется, мощи святых и священные предметы, но высшее божество невидимо и не осязаемо иначе, как духовными средствами.
Таким образом, современное оголтелое богоотрицание, которое проповедуют отдельные представители научного метода познания со ссылкой на Декарта, как первого в Европе атеиста, является не более, чем недоразумением.
Причина этого затянувшегося недоразумения, приведшего к глубокому взаимонепониманию носителей религиозного и научного методов познания мира состоит в том, что атеизм Декарта слишком прямолинейно понят, как идея «бога нет».
В результате логического завершения этой идеи последователями Декарта, возникло понятие гуманизма, как замены небесной, духовной цели для человечества на земную, корыстную цель и личную материальную выгоду.
Подмену образа небесного совершенного божества на полный противоречивых особенностей образ земного человека, происшедшую в европейском мировоззрении вскоре после события конца Света, сейчас уже невозможно представлять, как нечто, безусловно позитивное.
Скорее следует признать существование общесистемного духовного кризиса в мировоззрении европейского гуманиста образца 21 века, который материально достиг немыслимых высот и возможностей, но духовно деградировал ниже уровня среднего инквизитора эпохи Торквемады, о чем свидетельствуют натовские бомбардировки Сербии.
Средневековые инквизиторы оправдывали свои казни духовными целями, а в наше время о духовности речи не идёт, оголтелые европейские материалисты уничтожали как раз очаги духовности в виде сербских православных храмов.
Гораздо более продуктивное понимание атеизма эпохи Декарта состоит в том,, что бога следовало отныне представлять согласно символике буквы А, как духовный, невидимый объект, троичный по своей сути.
Такой подход позволяет устранить гносеологическую непримиримость научного и религиозного методов изучения окружающего нас мира.
Вместо того, чтобы оправдывать свою ксенофобию однобоко понятой, в пылу религиозного раздора, мыслью Декарта об атеизме, следует воспринимать его идею, как А-теизм, как спасительную попытку дать духовные ориентиры народу, потерявшему видимый объект почитания, на котором был основан исторический православный О-теизм, как религия почитания видимого светила Ро Дия, сияющего (Род), который превратился в невидимого, но по-прежнему реального РА (Род троичный).
Кстати, этот синтетический метод познания следует с полным правом именовать культурным в соответствии с русским пониманием слова «культура», которое недвусмысленно раскладывается на корни «культ» и Ра.
Таким образом, культурой следует именовать только такие духовные достижения, которые приводят к познанию Ра и служат его вящей славе.
Достижения европейского гуманизма последних пяти веков к культуре относить следует выборочно и с большой осторожностью, поскольку гуманизм состоит в поклонении образу человека в ущерб образу бога, при всестороннем отрицании и замалчивании роли Ра, как Творца нашего земного мира.


http://www.znaki.chebnet.com/s10.php?id=280
avatar
Белов
Admin

Сообщения : 909
Репутация : 287
Дата регистрации : 2011-01-30
Откуда : Москва

http://mirovid.profiforum.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Сергей Робатень Измеряем глубину истории азбукой

Сообщение  Белов в Пн Янв 16, 2017 1:35 am

1. Почему Митрофанушку цифрам учит Цыфиркин, а буквам Кутейкин, а не Буковкин?
КУТИТЬ, кучивать, кутнуть, о ветре, погоде: кружить, крутить, вихрить. (Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля).
Этимологией слова «кутить» занимался Виноградов, но в своей довольно обширной статье, посвященной этому глаголу, так и не вышел за рамки толкования Даля.
Этимология этого слова точно не открыта, но его семантическая история в русском литературном языке национального периода восстанавливается более или менее полно. А. Преображенский в своем «Этимологическом словаре» отнес глагол кутить к словам неизвестного происхождения. От лишь подчеркнул — и совершенно правильно, — что в этом слове современное диалектное значение `кружить, крутить (о ветре)' и ставшее общерусским `пьянствовать, буянить' тесно связаны между собою [1].
В таком дуальном понимании глагола «кутить», как его описал Виноградов со ссылкой на Этимологический словарь А.Преображенского, фамилию семинариста Кутейкина из «Недоросля» возможно понимать, как «ветреника», «непоседу», «гуляку». Однако общий смысл говорящих фамилий Фонвизина не позволяет воспринимать фамилию второстепенного персонажа в иронической коннотации, поскольку фамилии всех остальных персонажей пьесы имеют вполне адекватный прямой смысл. Стародум думает по-старому, Правдин говорит правду, Вральман – врет по ходу пьесы, Цыфиркин преподает арифметику. Только преподаватель грамоты получил фамилию, смысл которой не соотносится с его прямыми педагогическими обязанностями. У нас нет оснований принимать фамилию семинариста, как скрытую насмешку автора над его принадлежностью к определенному общественному сословию, а по содержанию пьесы этот персонаж никак не проявляет склонности к кутежу.
Обратимся к современной Фонвизину статье: О писменах Славенороссiйских и тисненiи книг в Россiи [2]. Автор статьи, судя по биографическим подробностям, упомянутым в статье, сам Новиков, издатель альманаха «Утренний свет», напоминает читателю названия русских букв:
Буквы, как то всем известно, Евангельские, Кутеинские и прочии имена.
Как видим, эпитет «кутеинские» отнесен к перечню имен русских букв, что по мнению автора текста, в 1777 году «всем известно». Любопытно, что в «Словаре Академии Российской» (1814, ч. 3, с. 500) у глагола «кутить» уже нет никакого отношения к буквам, или азбуке.
Тем не менее, смысл фамилии преподавателя грамоты Кутейкина, при учете известного современникам Новикова и Фонвизина имени русских букв Кутеинские, приобретает содержание, адекватное смыслам фамилий других персонажей пьесы Фонвизина. Кутейкин в ушах его современников звучало, как сейчас прозвучит Буковкин, бедный, но честный преподаватель азбуки, букв, кем он и является на самом деле.
Почему же буквы, которые мы называем кириллическими, производя это название от имени предполагаемого их создателя св. Кирилла, вдруг, иначе не скажешь, за какие-то два поколения между выходом альманаха «Утренний свет» и выходом «Словаря Академии Российской», поменяли свои имена, да так, что и следов в словарях не осталось, поскольку их не нашел сам В.В.Виноградов?

2. Дуальные модели русской культуры.
В поисках ответа на поставленный выше вопрос целесообразно обратиться к совместному труду Ю.М.Лотмана и Б.А.Успенского. Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) [3].
Авторы считают, что специфической чертой русской культуры исследуемой эпохи в интересующем нас аспекте является ее принципиальная полярность, выражающаяся в дуальной природе ее структуры. Основные культурные ценности (идеологические, политические, религиозные) в системе русского средневековья располагаются в двуполюсном ценностном поле, разделенном резкой чертой и лишенном нейтральной аксиологической зоны.
Отсутствие нейтральной аксиологической сферы приводило к тому, что новое мыслилось не как продолжение, а как эсхатологическая смена всего.
Динамический процесс общественного развития приобретает в этих условиях следующий характер: изменение протекает как радикальное отталкивание от предыдущего этапа. Естественным результатом этого было то, что новое возникало не из структурно «неиспользованного» резерва, а являлось результатом трансформации старого, так сказать, выворачивания его наизнанку.
повторные смены могли фактически приводить к регенерации архаических форм.
Таким образом, согласно представлениям Лотмана и Успенского, перемена родового имени русских букв на рубеже XVIII-XIX веков отражает очередную идеологическую реформу русского мироощущения, очередную смену «плюса на минус», «верха и низа» в духовном мире носителей культуры, оставшуюся незамеченной филологами, обсуждавшими этимологию слова «кутить», несмотря на доступность рассмотренных выше источников.
Вопрос наименования и происхождения русских букв интересовал филологов достаточно давно. Например, в «Летописях русской литературы и древности», издаваемых Н.С. Тихонравовым, помещена работа А. Викторова, из которой взято следующее сообщение.
В 1059 году в Далмацию и Кроацию прибыл папский легат кардинал Майнард, под председательством которого в Сплете был созван собор, на котором запрещение совершать славянское богослужение было выражено с полной решительностью, причем православные церкви были заключены, священники изгнаны, св. Мефодий провозглашен был еретиком, а употреблявшиеся его последователями славянские письмена, которых изобретение приписано ему, названы готскими [4].

Викторов считает, что с большой вероятностью эти запрещения можно отнести к глаголическому письму. На это указывает, по его мнению, само наименование славянских письмен готскими, с которыми глаголские начертания по наружному виду представляют больше сходства, чем начертания кирилловские.
По мнению Шафарика, приводимому Викторовым, название Греко-славянского алфавита Кириллицей ошибочно и вошло в употребление только с XVI века, прежде же, считает Шафарик, Кириллицей называлась Глаголица, но при этом название Глаголица также не восходит далее XVI века.
Мнение Григоровича, не известно на чем основанное (Викторов), что Глаголица называлась этим именем еще в XIII веке.

3. Упырь Лихой – книжник или казацкий атаман?
Утверждение Шафарика о прежнем названии глаголицы кириллицей основано на послесловии к утраченному списку толковых пророков Упыря Лихого 1047 года, переписанное буквально в позднейшие списки. Вот это послесловие:
слава тебе господи царю небесныи. Яко сподоби мя написати книги си. искоуриловице. Князю Влодимеру Новегороде княжащу. Сынове Ярославлю болшеому. Почах е писати в лето 1047 месяца мая 14 а кончах того же лет мца декабря в 19 азъ попъ оупиръ лихыи.

Викторов считает, что это мнение Шафарика опровергается Храбром и самим названием Греко-славянского письма Кириллицей, что «без сомнения» ясно указывает на лицо ея изобретателя.
Как утверждается далее в использованной работе Викторова, в древних славянских памятниках названия Кириллица и Глаголица не встречаются решительно нигде.
Обращают на себя внимание следующие обстоятельства.
В послесловии Упыря Лихого дата приведена от Рождества Христова, что с современной точки зрения является явным анахронизмом для XI века.
Имя священника, попа, как он сам о себе пишет, Упырь Лихой, ничем не напоминает греческие православные стандарты, которые спустя три поколения после крещения Руси не могли настолько выветриться, чтобы имя православного священника стало похожим на имя казацкого атамана.
Довод Викторова об указании самого названия кириллицы на лицо ея изобретателя оказывается неприменимым к глаголице, для которой следовало бы искать автора по имени Глагол, чего ни сам Шафарик, ни его последователи и оппоненты не делали.
Любопытно указание на мнение Шафарика о происхождении названий славянских азбук в XVI веке. Этот век бурных общественных потрясений в России и Европе вполне мог породить не только новые названия, но и очередную идеологическую реформу, также незамеченную, как и та, которая привела к исчезновению из филологического обихода названия русской азбуки Кутеинская на рубеже XVIII-XIX вв.

4. Как изменяются идеологические приоритеты.
В XVI веке идеологические отношения между культурными народами понимались следующим образом: Правоверных книг трое: греческiя, болгарскiя, иверскiя; полуверныхъ – 5: фряжскiя, арменскiя, угорскiя, чешскiя, ворменьскiя (?); неверныхъ – 4: еврейскiя, срацинскiя, турскiя, литовскiя [5].
При этом сообщении Тихонравов добавляет, что в XII – XIV вв. в правоверных болгарских книгах перешло к нам много такого, что впоследствии оказалось ересью и было запрещено.
Прошло сто лет, и духовные преемники мыслителя, определившего идеологические приоритеты своей эпохи были названы ругательным словом - раскольниками, а его книга попала в индекс отреченных, еще через двести лет издателю (Тихонравову) показалось непонятным слово «ворменьския» (возможно, румынские) и он отметил его знаком вопроса. У признанных правоверными в XVI веке греческих, болгарских и иверских авторов были преемники и духовные наследники, убеждения которых к началу XX века привели Грецию и Болгарию в оппозитные России политические блоки. Болгария обе Мировых войны начинала против России, и на сегодняшний день обе страны состоят в НАТО. Еще через век иверские православные лидеры оказались в круге неверных, по определению автора XVI века.
Налицо отмеченная Лотманом и Успенским закономерность духовного культурного движения в рамках дуальной модели, которая подразумевает поочередное обращение к прежде отвергнутым идеалам.
Когда-то на Руси пользовались популярностью слова черноризца Храбра, утверждавшего приоритет святости славянского языка перед греческим, поскольку греческий язык создан язычниками, а церковнославянский — святыми апостолами.
В оригинальной статье о сотворении русской грамоты, внесенной в состав Толковой Палеи, но дошедшей и в других списках, русская грамота, наряду с русской верой, признается богооткровенной, независимой от греческого посредства. Здесь говорится: «Се же буди вЂдомо всЂми языкы и всЂми людми, яко русскый языкъ ни откуду же пpia вЂры сеа святыа, и грамота русскаа ни кым же явлена, но токмо самЂмъ богомъ въседръжителемъ, отцемъ, и сыномъ и святымъ духомъ. Владимиру духъ святый въдохнулъ вЂру прiати, a крещенiе от грекъ и прочiи нарядъ церковныи. А грамота русскаа явилася, богомъ дана, въ Корсуни русину, от нея же научися философ Константинъ, и оттуду сложивъ и написавъ книгы русскымъ языкомъ <по другому списку — гласаамъ> <…>. Тъи же мужъ русинъ живяше благовЂрно, постом и добродЂтелiю въ чистЂи вЂрЂ, единъ уединивъся, и тъй единъ от русскаго языка явися прежде крестiанъ, и невЂдом никым же, откуду есть [6].
Толковая Палея, откуда происходит цитированная статья, представляла до XVI века священное писание для наших православных предков, и не отличалась ими от Библии.
Еще в конце XVII века протопоп Аввакум ссылался на Толковую Палею, как на священное писание. Палея содержит вместе с библейскими текстами множество апокрифических сказаний. Только после широкого распространения Библии авторитет Палеи пал [7].
Пояснения Тихонравова позволяют нам догадаться, что явственная смена приоритетов, исключение Палеи из православного обихода и замена её Библиею отражает очередной идеологический переворот, произведенный в духовном мире православных.
Понятно, что Библия не сама распространялась и вытесняла Палею из православного обихода, её распространяли, пропагандировали, раздавали бесплатно, как это было в Москве 90-х, когда на Красной площади автору, с улыбками и бесплатно, вручили экземпляр Библии какие-то плохо говорящие по-русски иностранцы.
Таким образом, в эпоху господства Палеи, как первоисточника богооткровенных сведений, обязательных к усвоению каждым культурным человеком, православные придерживались официального взгляда на получение своего языка, веры, и грамоты непосредственно от Бога, без каких-либо посредников в лице греков. Нет также упоминания о других пастушеских народах, которые могли бы претендовать на звание культурного первоисточника.
Нетрудно догадаться, что с приходом Библии, в которой подобного рода текстов уже не содержалось, произошли существенные корректировки круга «богооткровенных» сведений, обязательных к усвоению паствой. К таким сведениям необходимо отнести появившееся вскоре теории, догадки, мнения разнообразных, чаще издалека приглашенных, деятелей на ниве отечественного просвещения и культуры о заимствовании русскими своей веры, языка, грамоты у других народов, проживающих в труднодоступных местностях, горах, пустынях, что весьма затрудняло своевременную опытную проверку данных гипотез.
Перечень таких предполагаемых народов- доноров духовности и культуры также не оставался неизменным, как это показано выше.
В эпоху, когда авторитет Палеи был нерушим, поскольку еще не существовало самого первого русского варианта Библии – Геннадиевского, в городе Смоленске был создан Летописец. Событие вполне одинарное для русских государств той эпохи, но для нас значимое, поскольку речь идет о русском государстве по имени Литва.
Автор Летописца не утаил от потомков своего имени и других библиографических данных:
В лето 7003 написана бысть сiа книга, глаголемыи летописецъ, во граде Смоленце, при державе великого князя Александра, изволенiемъ Божiимъ и повеленiемъ господина владыки епископа Смоленъского Iосифа, рукою многогрешнаго раба Божiа Авраамка.
Книга эта содержит вполне добротный ответ на вопрос о происхождении русской азбуки, как его понимали в самом конце XV века смоленские книжники, не ограниченные текстами Библии ввиду отсутствия этого произведения идеологов в церковном обиходе на момент создания Летописца Авраамки.
Вот этот текст.
О сътворенiи ГрамотЂ Гречьской.
ГрЂческую Грамоту почалъ творити Папамидъ слово 6: а, б, в, г, д, е;
А Кадмъ и МЂлЂсЂй 3 слово: ж,s, з, тоже суть держали 9 словъ и потом приложи Симонъ 2 слова: и, i, Епихарiй 10 словъ: к, л, м, н, о, п, р, с, т, у, и пакы събрася слов 21.
По мнозЂхъ же лЂтехъ Дiонисъ грамотикъ приложи 6 слов: ф, х, , ц, ч, ш; а другую 6 словъ потомъ приложи: щ, ъ, ы, ь, Ђ, ю, а иныи 3 слова: , ω, тоже за много одва съвокупиша. Потомъ же пакы послЂдЂ многымъ лЂтомъ минувшимъ, Божiимъ Духомъ обрЂтеся 72 мужа, иже приложиша отъ Жидовьскаго языка на Греческы языкъ. От седмаго събора до преложения священныхъ книгъ на Словеньскый языкъ Коуриломъ философомъ лЂтъ за 100 и 22, а отъ прЂложениа священныхъ книгъ до крещениа Рускаго лЂтъ 122; всихъ же лЂтъ отъ Адама до крещениа Рускаго лЂтъ 6469 [8], (961г. от Р.Х.).

Нетрудно видеть, что Авраамка сообщает о создателях русской азбуки из 36 букв, каждая из которых соответствует одной из букв современной кириллической церковнославянской азбуки, но при этом называет ее Гречьской грамотой.
Создатели этой грамоты, «грамотики», работали в разное время, но задолго до эпохи 72 Толковников, которые, по современным представлениям, занимались переводом книг на «Греческы языкъ» в III в. до Р.Х.
Современная церковнославянская азбука состоит из 39 букв, среди которых несколько используются только для обозначения цифр [9].
Современная греческая азбука содержит 26 букв, которые также можно поставить в соответствие буквам Грамоты Гречьской.
Остается вспомнить цитированные выше жаркие споры славянофилов о происхождении названий русских букв, и присоединить к широко сегодня известным именам Кириллицы, Глаголицы, довольно хорошо забытые имена Евангельские, Кутеинские, а также изменившее сегодня смысл, но отлично нам известное имя «Греческая грамота».
После того, как документально подтвердилось органическое единство греческой и руссой культуры в рамках дуальной модели развития общеевропейского общества через периодическое отрицание собственного прошлого с уничтожением книг и осуждением идеалов, правомерно увидеть в античности нашу собственную историю, когда-то искуственным образом разделенную на национальные кусочки. Кусочки эти вполне возможно соединить для получения общей для индоевропейских народов истории.

5. Методологическая база по В.Абаеву.
Для примера рассмотрим некоторые имена знаменитых людей и культурных явлений с целью выявления в этих именах общей идеологической первоосновы.
Методологической базой для этого примем изначальную общность всех европейских языков в рамках представлений В.А.Абаева, изложенных им в статьях «Язык как идеология и язык как техника», «Отражение работы сознания в лексико-семантической системе языка» и «Понятие идеосемантики» [10], и будем искать в именах разных сегодня языков идеологию, которую предполаем изначально единой, не задерживаясь на технике, которая уже довольно давно существенно разная не только в пространстве, но и во времени.
Наибольшие шансы пережить периодические духовные катаклизмы крушения мировоззрения имеют две категории имен, общераспространенные и практически недоступные.
К первой категории можно отнести имена народов и святынь, которые знает множество людей и невозможно технически быстро уничтожить это знание путем сжигания библиотеки или казни нескольких еретиков.
Ко второй категории отнесем предметы культа, о которых все знают понаслышке, но рассмотреть удается единицам из миллионов, а редактировать доводится только в периоды глобальных Смут, которые случаются не каждый век.
Начнем с примера второй категории.
Это Реймсское евангелие, священная книга, на которой короли Франции давали присягу во время обряда коронации в Реймсском соборе.
Реймсское Евангелие — церковнославянская пергаментная рукопись. Первая её часть, содержащая чтения праздничных евангелий по обряду православной церкви, писана кириллицей; вторая, содержащая евангелия, апостольские послания, паремии на праздники по римско-католическому календарю, написана в 1395 г. хорватской (угловатой) глаголицей, монахами Эммаусского монастыря, основанного в Праге в 1347 г., для совершения католического богослужения на славянском языке [11].
Далее довольно суетливо поясняются подробности:
На самом деле эта часть не столь древнего происхождения. Она принадлежит к русскому изводу и была пожертвована в Эммаусский монастырь императором Карлом IV, который приобрел её где-то в «Угрии» (Венгрии). Из Эммаусского монастыря евангелие было занесено гуситами в Константинополь, где оно приобретено было кардиналом Карлом Лотарингским, пожертвовавшим рукопись в Реймсский кафедральный собор. Здесь она хранилась (с 1574 г.) в качестве таинственной восточной рукописи; на ней присягали французские короли при коронации. Во время Великой французской революции драгоценные камни, украшавшие переплет, были расхищены.
Что касается расхищения драгоценных камней революционерами, это всем знакомо, но вот «таинственная восточная рукопись», которой французские короли и религиозные руководители Франции иезуиты не нашли другого применения, как присягать на ней при коронации, это находка ученого комментатора, автора статьи в Брокгаузе – Эфроне.
Современный (практически) автор статьи в ЭСБЕ пытается сделать невозможное в рамках современных представлений о европейской истории народов и религий, объяснить, как католические короли Франции под духовным руководством Ордена Иисуса дошли до такого, что им не на чем присягнуть, кроме русской священной книги, содержащей однозначно православный кириллический текст. Дополнительную пикантность этой странной истории придает исторический факт Варфоломеевский ночи, имевший место за два года до пожертвования православной рукописи в Реймсский собор. Этот факт вполне убедительно продемонстрировал нежелание католического руководства Франции искать общий язык с иноверцами.
Как бы то ни было, святость евангелия, написанного русскими буквами, не вызывала в 1574 году сомнений ни у французских королей, ни у иезуитов, которые духовно окормляли этих королей.
Таким образом, мы имеем основания признать, что наименование русских букв Евангельскими, согласно «всем известному» в 1777 году сообщению «Утреннего света», имеет прямое подтверждение в виде Реймсского евангелия, священной книги, написанной священными буквами, специально предназначенными для составления этих священных книг.
Вполне правомерно связать хронологически эпоху создания самых первых евангелий и эпоху создания русских букв, ныне именуемых кириллическими.
Обратимся теперь к именам первой категории, широко распространенным. Альмагест - книга, которая являлась священной энциклопедией научных знаний греков о законах космоса, как Дигесты являлись сводом законов для византийцев, изданы в 533 г. императором Юстинианом.
Написаны Дигесты по латыни и имена авторов сплошь латинские. За четыре года до издания Дигестов тот же Юстиниан закрыл философские школы Греции, чем подвел итог восьмисотлетней истории развития классической греческой философии.
В 565 году Юстиниан построил храм Святой Софии, за что причислен к лику святых православной церковью.
Русский князь Гостомысл пригласил варяга Рюрика на княжение, чем обозначил начало духовной реформы русского мироощущения, которую обсуждают потомки до сего дня.
Нетрудно видеть следующие закономерности.
Практически синхронное закрытие философских школ Греции и введение в Византийский обиход латинского свода законов означают революционную катастрофу, реформу сознания, разрыв традиции, соответствующие событиям христианизации Руси и реформам Петра по культурным последствиям для всего человечества.
Этот переход к новой идеологии выразился также в символическом акте создания храма Св. Софии в Константинополе. Это событие отмечается православной церковью 14 ноября (по ст. стилю).
Греческое, латинское и русское имена содержат общей корень Гест, также являющийся именем.
В космогонической концепции философа - пифагорейца Филолая Гестия занимает центральное место во Вселенной, вокруг нее обращаются Солнце и Земля, Гестия также - «дом Зевса», мать и алтарь богов [12].
Следовательно, в период появления носителей имен с корнем Гест правомерно предполагать у создателей этих имен наличие общего знания как о структуре Вселенной, так и об имени ее божественного центра. Как видим, эти знания имеются у античных греков, византийского императора Юстиниана и, преемственно, у славянского князя эпохи варягов.
Славянский месяцеслов сообщает следующие подробности.
Св. Юстиниан Управда родился в селе Ведрине близ Средца болгарского (ныне София) от Истока и Бегленицы [13].
Русское имя царя Управда вполне адекватно соответствует латинскому Юстиниан и означает законодателя, того, кто управил народ, дал Правду в виде свода письменных законов.
Внешняя революционность реформ Юстиниана, Гостомысла и глубочайшее внутреннее единство духовности, выраженное в одинаковости священных имен у кажущихся разными народов позволяют предполагать, что перед нами не разные народы, а проявление дуальности мировоззрения культурно связанного народа Евразии.

6. Идеологическая первооснова языка по Н.Я. Марру.
Для проникновения в древнейшие эпохи формирования языка, с целью определения условий, в которых возникали современные корни, обратимся к взглядам академика Н.Я. Марра.
Марр считал, что первоначально был «кинетический, или жестовый язык», который был на самых ранних стадиях зарождения человечества. Звуковой язык возник позднее, и для него характерна определенная идеологическая и социальная база. На первоначальных стадиях язык выполнял не только функцию общения, но и какие-то магические (труд-магические) функции.
Когда же возник звуковой язык, то он состоял первоначально только всего из четырех основных слогов, элементов: сал-бер-йон-рош.
При этом общество было уже классовым, и язык был орудием классовой борьбы в руках господствующих классов, так же как потом и письменность будет служить только господствующему слою, по мнению Марра.
При этом звуковой язык обслуживал в первую очередь интересы жрецов и служил орудием порабощения, ибо жрецы были господствующим классом.
Но откуда взялись эти четыре элемента?
Марр говорил, что он взял их из названий первобытных племен. Профессор Чикобава рассказывал: Марр считал, что раз есть 4 стороны света – значит, должно быть 4 первоэлемента. Эти элементы, по мнению Марра, можно обнаружить (пусть в несколько измененном виде) в словах: сал- в слове Сарматы, (л-р – известное чередование согласных), бер – в слове иберы, йон в слове ионяне (ионийцы), рош в слове этруски [14,147-148].
Обратимся к образцам этрусского словотворчества, которые просто не могут не содержать мировоззренческих особенностей своих создателей.
Итак, имена 12 городов этрусков [14, 107-108].
Вейи, Вейн.
Вольсиния, совр. Больсена
Ветлуна, совр. Ветулония
Русселы, совр. Русселе
Тархия, совр. Тарквиния
Цере, совр. Черветери
Клузи, совр. Кьюзи
Перузи, совр. Перуджа,
Арреци, совр. Аррецо
Волатерре, совр. Волотерра
Куртуна, совр. Картона
Вульци

Воспользуемся предположением Марра и поищем логику в именах этрусских городов с учетом имен божеств славянского пантеона.

Имя божества Вий небесный (Ану) Вий Сияющий (Эль) Вий Эль-Эн Кол Сар-Рас
Топоним этрусков Вейи - Вейн Вольсиния Волатерре Вульци Ветлуна Клузи Русселы Цере Перузи Арреци Куртуна

Топоним Тархия отсылает нас к именам Тор(а) и Х-й.
Топоним Волатерре демонстрирует родовую связь Вия сияющего (В + Оль) с Торой.
Смысл корня Тора вполне понятен любому знатоку геометрии в объеме средней школы, поскольку так именуется объемная фигура русского хлеба – калача и бублика, в свою очередь символизирующих космический кольцевой вихрь Галактики – Коло своей формой и именем. Другой символ того же небесного первообраза в виде плоского кольца называется Ноль, третий символ того же первообраза выражен гендерной окраской слова Лоно.
Священное писание иудеев именуется Торой только в том случае, когда оно написано на длинной ленте, свернутой обычно в плотный свиток - спираль. Те же священные тексты, но написанные в обычных прямоугольных книгах с корешком, называются Хумыш.

Тора – длинный пергаментный сверток, на котором написаны все пять книг Моисея. Хранится в синагоге, в священном киоте. Тора дома – не на пергаментном свертке, а в печатной книге. Хумышь – Пятикнижие. Каждая книга переплетена отдельно[15].

Общеизвестный переход Л в Р превращает Клузи в Крузи и переводит этот топоним в семью Сар-Рас.

7. Выводы.
Известное в XVIII веке название русских букв Кутеинские адресует к небесному первообразу по имени Кут (Сут, вероятно, София).
Другое название русских букв, Евангельские, относит их к священным графемам, которыми первоначально написано Евангелие, что подтверждено текстом Реймсского евангелия.
Общераспространенное мнение о том, что Евангелия были первоначально написаны по-гречески, соответствует сообщению Смоленской летописи Авраамки о сотворении Греческой грамоты. В этой летописи под именем Греческой перечислены буквы современной кириллической азбуки, содержащей чисто славянские графемы.
Элементы мировоззрения этрусков, сохраненные через века забвения в именах городов (топонимах), доносят до нас имена пантеона этрусских божеств, которые нам знакомы по славянскому пантеону.

1. В. В. Виноградов. История слов. Часть 1. [Электронный ресурс]. URL:
http://etymolog.ruslang.ru/vinogradov.php?id=kutit&vol=1(дата обращения 20.04.2010).
2. Философско- просветительский альманах «Утренний свет», т.1,сентябрь 1777.с.60.
3. Труды по русской и славянской филологии. XXVIII: Литературоведение. К 50-летию профессора Бориса Федоровича Егорова. Тарту, 1977. С. 3–36 URL: http://www.ruthenia.ru/document/537293.html#8 (дата обращения 20.04.2010).
4. А.Викторов. Последнiе мненiе Шафарика о Глаголице. В кн. Летописи русской литературы и древности, издаваемыя Николаемъ Тихонравовымъ. Т.3. М.1861, с.3-55
5. Сборник, принадлежавший Иосифову Волоколамскому монастырю, XVI века, цит. по: Сочинения Н.С.Тихонравова. Т.1. Древняя русская литература. М.1898, с.131.
6. Бодянский О. Кирилл и Мефодий. Собрание памятников, до деятельности святых первоучителей и просветителей славянских племен относящихся // Чтения в имп. Обществе истории и древностей российских при Московском Университете. 1863. Кн. 2. С. 31.
7. Сочинения Н.С.Тихонравова. Т.1. Древняя русская литература. М.1898, с.156.
8. ЛЂтописный сборникъ, именуемый лЂтописью Авраамки. Полное собранiе русскихъ лЂтописей, изданное по высочайшему повелЂнiю Археографическою комиссиею. Томъ XVI, С.-Петербургъ. 1889. ст.33.
9. Сотницы. Начала познания вещей божественных и человеческих. Под ред. Архимандрита Никона (Иванова) и протоиерея Николая (Лихоманова). М. Сибирская благозвонница. 2006.с.1059-1061.
10. Абаев В.И. Избранные труды. Общее и сравнительное языкознание. Владикавказ, 1995.-т.2.С.7-83.
11. Энциклопедический Словарь Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона (В 86 томах с иллюстрациями и дополнительными материалами) URL:http://www.vehi.net/brokgauz/index.html (дата обращения 20.04.2010)
12. Чанышев А.Н. Курс лекций по древней философии: Учеб. Пособие для филос.фак. и отделений ун-тов.- М.: Высш.школа, 1981.с.162.
13. Славянский месяцеслов. В кн.: Календарь на 1880 год, иллюстрированный. Под ред. Гатцука А. , Москва, 1879.с.137
14. Мирошниченко О.Ф. Славянские боги Олимпа. М. изд. Епифанов. 2009.С.147-148.
15. Очерки домашней и общественной жизни евреевъ, их верованiя, богослуженiе, праздники, обряды, талмудъ и кагалъ. Сост. А.А. Алексеевым. 3 Изд. С.-Петербург. 1897, С.18-19.
avatar
Белов
Admin

Сообщения : 909
Репутация : 287
Дата регистрации : 2011-01-30
Откуда : Москва

http://mirovid.profiforum.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения