О духовной сущности слова Л.А. Русинова

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

О духовной сущности слова Л.А. Русинова

Сообщение  Белов в Сб Май 14, 2011 12:37 am

О духовной сущности слова Л.А. Русинова

Стало уже общим местом утверждение, что доминирующая культурно-философская ориентация недавно оставшегося в прошлом столетия - это ориентация языковая. Для углубления взгляда на природу языка и для все более точного понимания его функций в культуре огромное значение имело формирование в XX веке логико-семантического метода в лингвистике, феноменологической и герменевтической концепций языка и текста; исследование языка как особой знаковой системы в структурализме и разработка лингвистической программы постструктурализма.

На рубеже тысячелетий, в эпоху интенсивно и неоднозначно развертывающихся процессов глобализации, культурного взаимовлияния и обмена, в эпоху трудного и даже болезненного движения к культурному диалогу, еще больше обострилось внимание науки к языку как уникальному явлению человеческой жизни, появились новые подходы к его изучению. Эти подходы характеризуются прежде всего комплексностью, они сложились в ходе развития не только лингвистики, но и психологии, логики, искусствознания, культурологии и других областей современного научного знания.

Одна из совсем молодых интегративных дисциплин, возникшая в конце XX века и получающая все большее распространение, - лингвокультурология. Среди ее главных задач - системное описание языковой картины мира, присущей тому или иному типу культуры, изучение языка как системы, которая фиксирует, хранит и передает из поколения в поколение национальное видение мира, национальную культуру. Такое исследование языка, выявляющее связи между его формами и специфическими чертами культуры, обнаруживающее отражающиеся в языке отличия в восприятии разными народами пространства, времени, числа, цвета, раскрывающее конкретно-историческое содержание духовного опыта, накопленного определенной национальной культурой, уникальность ее космогонических, этических и религиозных представлений, выраженных в слове и грамматике, в самих принципах категоризации действительности, является органической частью нового общекультурологического подхода к языку, набирающего силу в последние годы. Этот подход принято называть экологическим. Он противостоит информационно-рационалистическим учениям о языке, рассматривающим его как некое техническое средство, обеспечивающее коммуникацию, обмен информацией, то есть как "орудие" - прагматически и утилитарно, а следовательно, и неполно. Рационалистические теории языка, как правило, игнорируют духовную ипостась слова, его метафизическую сущность. Экологический, или духовно-метафизический, подход к языку восполняет односторонность рационалистических представлений о слове, понимает его как духовный плод вещественной деятельности человека, как завершение культурного строительства, "очеловечения" мира и изучает во всем разнообразии и богатстве связей с миром.

Терминологическое словосочетание "экология языка" появилось, как известно, в 1970-е годы в трудах английских ученых; в отечественной науке о "лингвоэкологии", "семиосфере", "онтокоммуникации" заговорили в конце 80-х (см. работы Л.И. Скворцова, СИ. Виноградовой, В.В. Колесова, Ю.М. Лотмана, Г.С. Батищева, В.Ю. Троицкого, Н.А. Ильиной и др.).

Четкого определения, что такое экология слова, пока не существует. Можно очертить примерный круг проблем, которыми занимается эта только становящаяся отрасль знания. Лингвоэкология, во-первых, наука о целостности языка, о его связи с культурой, с семиосферой; во-вторых, об энергетике слова, о его творящей силе, о его связи с биосферой, с языком живой природы; в-третьих, это наука о духовной сущности слова, о его глубокой связи с личностью, с характером и судьбой народа. Экология слова связана с появившейся на несколько десятилетий раньше биоэкологией. Их родственность обнаруживается даже в терминологии ("лингвоцид", "лексическая эрозия", "языковая аллергия"). Еще более тесно лингвоэкология соединена с античными представлениями о природе слова, с христианским, в особенности с исихастским, учением о Божественных Логосах, с отечественной философской традицией, глубоко осмыслившей метафизику слова (см., напр., фундаментальные труды П. Флоренского, С. Булгакова, А. Лосева).

Обращение ученых к этим источникам позволяет актуализировать уже добытое знание о слове, нарастить новое и проанализировать и оценить состояние речевой культуры современного общества, разглядеть некоторые опасные процессы, протекающие в ней. Так, лингвоэкологи говорят о разрушении речевой и культурной традиции, которое выражается в открытом употреблении бранных слов, в легализации мата. Они считают, что языковое сознание современного человека поражено искажениями ценностной иерархии, запечатленной в слове. Современная культура потеряла, на их взгляд, понятие о слове-святыне, о речи-святыне, оттеснила на периферию высокие речевые образцы в виде литургической речи и речи русской классической литературы. Освоение основополагающего словаря происходит без раскрытия и переживания духовных содержаний и исторически присущих родному слову смыслов. Все это неизбежно приводит к неверным представлениям о прошлом народа, о его духовном и практическом опыте, о его самосознании, затрудняет правильную оценку явлений культурной жизни, препятствует формированию культурной идентичности индивидуума - проблема важнейшая для современного мира и современной гуманитарной науки. Разрушение ценностной иерархии чревато и потерями, связанными с внутренним устроением отдельного человека, распадением его цельности, по сути, утратой внутреннего смысла его (человека) образования, если понимать под образованием именно движение к обретению образа, приобщение к единому, изначально совершенному, к образцу.

Очень много наблюдений лингвоэкологов связано с языковым воздействием на массовое сознание через средства массовой информации, массовую печать, аудио- и видеопродукцию и т.п. Чаще всего влияние СМИ оценивается как негативное, оно катастрофически сказывается на состоянии интеллекта и нравственного здоровья личности. Экологи акцентируют, всячески подчеркивают причинно-следственные связи в отношениях между состоянием речи, состоянием мысли, состоянием сознания, которые являются предпосылками поступков; поступками, которые составляют сущность поведения людей, и поведением людей, которое определяет судьбу народа. Приемы разрушения нормального восприятия слова в СМИ различны. Среди самых распространенных - так называемое отсечение полноценной, серьезной информации, требующей осмысления, сопереживания, мощными раздражителями (музыкой, шумовым оформлением и пр.), что роботизирует сознание слушателя и зрителя, приучает к слепому накоплению фактов. К другим способам относят непомерное употребление в публичной речи слов и понятий, допустимых лишь в специальных, например, чисто профессиональных, условиях; неоправданное использование иноязычной лексики (частая тема для обсуждения в профессиональном сообществе российских лингвистов), а также иноязычной интонации, искаженного, не свойственного национальной речи темпоритма. Мелодика составляет существенную часть любой национальной речи и, как показала наука, содержательна, если даже не в рациональном смысле, то в чувственно-духовном; она формирует звучащий словесный образ, способствует полноценному расширению концептосферы произносимого слова.

Следует, на наш взгляд, особо выделить еще одну проблему, связанную с экологией языка. Кому-то из исследователей принадлежит замечание о том, что современное общество имеет дело с языком, израненным реформами. Одна из глубоких ран русского языка - реформа древней азбуки, вследствие которой был "отменен" (это с горечью заметил еще В.И. Даль) глубокий смысловой подтекст, заложенный в значимости и последовательности славянских букв. О культурных результатах изменений русской графики красноречивее, пожалуй, многих фрагментов из специальных научных трудов говорит цитата из статьи крупнейшего русского мыслителя XX века Ивана Ильина. "Одна-единственная буква, - пишет он, - может совершенно изменить смысл слова. Например: не всякий совершонный (т.е. сделанный) поступок есть совершенный (т.е. безупречный) поступок. Погасите это буквенное различие, поставьте в обоих случаях "е" или "о" - и вы утратите глубокий нравственный смысл этого изречения... Новая "орфография" отменила букву "i". И вот различие между "мiром" (вселенной) и "миром" (покоем, тишиной, невойной) исчезло; заодно погибла и ижица, и православные люди стали принимать "миро - помазание" (что совершенно неосуществимо, ибо их не помазуют ни вселенной, ни покоем)" (см.: Ильин И.А. О русском правописании // Наши задачи. Статьи 1948-1954 гг. В 2-х тт. Т. 2. С. 97-98).

Важный аспект исследования слова, привлекающий в последнее время внимание и ученых разных специальностей (лингвистов, биологов, физиков, психологов, медиков и др.), и представителей так называемых речевых и публичных профессий, и самые широкие слои общества, - его энергийная структура, В лаборатории РАН под руководством генетика доктора биологических наук П.П. Гаряева опытным путем было доказано, что слово воздействует на вещественный мир, восстанавливая его либо разрушая. Творящая сила слова связана не только с его информационной составляющей, с его эмоциональной и этической наполненностью, но и с энергией, которая освобождается и действует иногда помимо сознания человека. Слово есть соответствующая мысли энергия, скрытая в каждом смыслоразличителе. Она возникает при переходе от слова "внутреннего" к слову воплощенному, при усилии поиска нужного выражения, строительства речи. Вокруг звучащего слова, вокруг мысли организуется целая "энергетическая симфония". Информационно-энергетическими следами разных людей - и не только живых, но и тех, что ушли, - пронизано, как утверждают ученые, всё вокруг нас, сама атмосфера, предметы, вода, воздух. Биологическая наука экспериментально доказала, что агрессивная речевая среда, "грязный логос" оказывают сильнейшее воздействие на живую клетку, они меняют структуру поля в организме, влияя тем самым на его генетический аппарат, вызывая мутации, подобно радиационному облучению в десятки тысяч рентген. Вот что говорится о действенной силе слова в книге П.П. Гаряева "Волновой генетический код": "....живая клетка не безразлична к грубым акустическим вибрациям слова. Но "тонкая" (волновая) структура ДНК отзывается не на звук, а на "тонкую" энергию мысли. Для мысли, "упакованной" в более грубую оболочку, преград нет: она становится снарядом, который пробьет любую броню. Начиненный негативной мыслью, такой "снаряд" буквально взрывает организм изнутри". Сведения, добытые современной наукой, изучающей энергийную природу слова, дают возможность рационально объяснить многие культурные табу и нормы общения, требования к речевому оформлению обрядовых действий и сам смысл некоторых обрядов в различных религиозных и эзотерических традициях, например, благотворного влияния на организм молитвы, сущность молебна водосвятия, механизмов действия так называемых намоленных предметов и мест, пространств святилищ и храмов, эффект фантомов и прочее. Наука со своим инструментарием дерзает входить в область традиционного культового и культурного знания, не заносчиво и самонадеянно "разоблачая" его, а подтверждая и доказывая.

Экологический подход к слову, осознание его духовной сущности позволяет по-новому взглянуть на современное лингвистическое образование, понуждает признать недостаточным преподавание языка как свода орфографических, пунктуационных и стилистических правил. Важнейшей целью языкового курса должно, видимо, стать обучение основам экологии речи, что предполагает выработку духовного отношения к родному слову, осознание опасности его повреждения, чувство ответственности за него.

avatar
Белов
Admin

Сообщения : 1124
Репутация : 454
Дата регистрации : 2011-01-30
Откуда : Москва

http://mirovid.profiforum.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения