Чудинов Валерий Алексеевич Загадки христианской цифири

Перейти вниз

Чудинов Валерий Алексеевич Загадки христианской цифири

Сообщение  Белов в Сб Окт 28, 2017 5:40 pm

Работая над вторым изданием моей книги «Загадки славянской письменности», я понял, что наиболее интересная глава, посвященная сакральному варианту славянского алфавита, широкому читателю осталась совершенно неизвестной. Поэтому я хотел бы поделиться этой, пятой главой, с читателем. А в четвёртой главе я рассмотрел сочинение черноризца Храбра «О письменах». Эту работу часто цитируют начальными строчками, не анализируя целиком. А она посвящена не проблемам передачи звуков буквами, а совершенно другой проблеме – количеству букв в алфавите, которых было 38, причём 24 было заимствовано из греческого алфавита и 14 – из славянского. Поделив числа 24 и 14 пополам, мы получим сакральные числа 12 (число месяцев в году, или солнечное число), и 7 (число дней в неделе, лунное число). Для передачи славянских звуков требовалось много больше славянских букв и много меньше греческих, так что Кирилл исходил не из славянской лингвистики, а из числовой мистики.
 
Оглавление:
Цифирь букв как ключ.
Исследование двух авторов.
Сопоставление систем счисления.
Священная традиция нордической расы.
Календарная основа письменности.
Предположения о ранних алфавитах.
О мистериях Евразии.
Обсуждение.
Заключение.
Литература
Цифирь букв как ключ.
 
 Итак, сочинение Храбра указало нам тот ключ, который должен подойти к решению проблемы “устроения” славянского алфавита Кириллом. Но прежде, чем попытаться исследовать его из самого алфавита, посмотрим, что об этом пишут современные авторы.
 
 У уже фигурировавшего в наших рассмотрениях А.В. Зиновьева имеется еще один пока нерассмотренный аспект — число. «Символы азбуки совпадают с этапами жизни Константина Философа, как они изложены в “Житии”. Азбука славян создается в 863 году, точно на 38 году жизни Константина. Стало быть, откровение происходит под знаком “30 и осмь”»1. — В принципе, можно согласиться с тем, что числа играют роль в создании азбуки, но приведенный пример, на мой взгляд, такого торжества цифр не демонстрирует. Прежде всего, в 863 году был другой календарь, от сотворения мира, и Константин не догадывался, что на дворе 9-й век, а не 64-й. Затем сама дата 863 год говорит лишь о времени приглашения Константина в Моравию — азбуку он создал скорее всего раньше. Так что здесь число созданных букв и возраст создателя вряд ли совпадают. К тому же, как мы видели в предыдущем разделе, число букв в азбуке Кирилла на деле было больше 38.
 
Затем А.В. Зиновьев обыгрывает число 43, число букв кириллицы (без буквы “от”), приписывая это число Клименту Охридскому. Потом он “дотягивает” его до 43, 365, умножает на число 33, 33333 и получает 6585,107. Уменьшив в 1000 раз, он получает 6, 585 лет, что равно 2380 дней, и это он толкует как сарос, цикл лунно-солнечных затмений. Произвольность таких умножений-делений очевидна. Видимо, это настолько бросалось в глаза, что А.В. Зиновьев сам не выдержал и воскликнул: «Причудливые “игры с числами” многим покажутся искусственными. Нередко так оно и есть. Но без выявления “буквенно-числового синтеза”, без анализа его элементов невозможно проникнуть в символику древнего Слова и Числа»2. В другом месте он пишет, что ученики Кирилла, содавшие кириллицу, скорректировали ее так, «чтобы учитывались все тайные аспекты Плана азбучного Мироустроения. Новое количество знаков кириллицы сохраняет символику “откровения”. Но самый существенный момент выявляет корень
 
.
 
Иными словами, теперь уже с помощью операции извлечения корня мы снова приходим (с точностью до 4-го знака) к тому же числу. Это и есть “сокровенное знание” — около 7 лет. Разумеется, А.В. Зиновьев ищет подходящий эпизод из жизни самого Кирилла, и, конечно же, находит. «Когда мальчику исполнилось 7 лет, ему приснился удивительный сон. О ночных грезах он поведал отцу и матери: “Собрал стратиг всех девушек нашего града и обратился ко мне: “Избери из них, кого хочешь, в супруги, на помощь тебе, и сверстницу свою”. Я же, рассмотрев и разглядев всех, увидел одну прекраснее всех, с сияющим ликом, украшенную золотыми ожерельями и жемчугом, и всей красотой, имя же ее было София, то есть Мудрость, и я ее избрал”. — Давно угасло сновидение 7-летнего Константина. Но идея Софии-Премудрости в течение многих веков оказывала вдохновляющее влияние на умы людей, побуждала к творческому поиску. Перед нами прекрасный иконографический образ, взятый из книги Павла Флоренского “Столп и утверждение истины”. Эта древнейшая икона изначально хранилась в Великом Новгороде, в храме святой Софии»4. — Как видим, “все смешалось в доме Облонских”. Число букв в кириллице определяется в 43. Затем 43 “дотягивается” до 43, 565. Потом из него извлекается квадратный корень, ответ получается меньше 7. Далее берется возраст Кирилла, когда ему было больше 7 лет. Самым ярким впечатлением этого возраста был сон о прекрасной девушке по имени София, где красота оттенялась золотом и жемчугом. Далее реальная девушка превращается в символ святой премудрости. Затем этот символ сопоставляется с иконой, описанной Павлом Флоренским. Наконец, идет описание реальной иконы из храма святой Софии Новгородской. Перед нами — тяжелый случай ассоциативного мышления, где каждая ассоциация требует очень большого пояснения, иначе она выглядит совершеннейшим произволом. Вот это, видимо, и есть символика “откровения” и тайный смысл мироздания. Понятно, что так можно нагородить что угодно, отталкиваясь от любых чисел, заключенных в азбуке. Но никакого ее “устроения” из этого извлечь нельзя.
 
Исследование двух авторов.
 
 Обратимся теперь к иному исследованию. Называется оно “Азбука русского языка” и принадлежит двум авторам, Л. Сотниковой и К. Ферруфино, восходя к более полному произведению5. В нем говорится: «Всякая соизмеримость неизбежно сопряжена с числом, включает в себя число как основу самого понятия меры. Следовательно, и проблема соизмеримости мысли и ее выражения в слове взаимосвязана с числом, с мерой... Слово и число были взаимосвязаны самим порядком буквенных знаков в алфавите. Целесообразно называть число, обозначаемое данной буквой, числовой мерой буквы. Суммированием числовых мер букв, составляющих данное слово — ИМЯ, определяется ЧИСЛО ИМЕНИ — числовая мера слова, которая в древних учениях о слове была непосредственно сопряжена со смыслом слова»6. Положение о числе имени кажется разумным, хотя в разных азбуках это число будет разным. Так, в кириллице, слово ИМЯ будет иметь “число имени” И=8, М=40, Я=0, так что сумма окажется 48. В глаголице И=20, М=60, а Я в виде лигатуры I + А отсутствует, так что надо брать значение отдельно I=10 и отдельно А=1, итого 91. Как видим, число имени совершенно различное. Примеры, приводимый авторами “Азбуки” для кириллицы — это ЖЕЗЛ=26, ГЛАВА=21, СЛОВО=66, НУЛЬ=47, ЕДИНЪ=33, ДВА=9, ДЕСЯТЬ=51 (в последнем случае мерой Я стало число 1, что является отступлением от азбуки), ТРI ДЕСЯТЬ ТРI=147, СЕДМЬ=43, АЗЪ=8; АЗЪБОУКЫ=84; ПОРЯДОК =84; КОРСУНЬ=99; ХЕРСОНЕС=121; УСТАВ=1934; ТАЙНОПИСЬ =1648 и т.д. Однако дальнейшие рассуждения этой работы не вполне понятны, хотя на с. 14 говорится, что автору “существенно помогла азбука, найденная в 70-х годах Высоцким С.А. на стене Софийского собора в Киеве”.
 
Другая работа Луизы Ивановны Сотниковой носит несколько дразнящее название “Истинная азбука русского языка”. Она дополняет первое исследование. В частности, там написаны такие слова: «В 1978 году во время работы автора над составлением таблицы АЛФАВИТОВ древних языков для изучения АЛФАВИТА как СИСТЕМЫ произошло чрезвычайное событие. По моей просьбе археолог А.А. Медынцева принесла мне книгу С.А. Высоцкого “Средневековые надписи Софии Киевской”. Естественно, сразу же АЗБУКА из Софийского собора была написана сначала просто на полях таблицы алфавитов... В софийской АЗБУКЕ не приведены числовые меры букв, как, например, в алфавитно-цифровой системе у греков. Может быть, числовые меры букв не написаны потому, что они скрыты в СТРОЕ АЗБУКИ как порядковые номера букв? Тогда зачем же их писать?»7 — Так помимо одного строя, или цифири, что передает числовые значения букв, появляется другой строй. Опять фигурирует слово ЖЕЗЛ=26=1+6+7+12, но теперь я уже лучше понимаю, что эта цифирь получена вовсе не от кириллицы, в которой мера Ж=0, Е=5, Л=30 и, стало быть, ЖЕЗЛ=0+5+7+30=42, а от софийской азбуки. Заметим, что в глаголице слово ЖЕЗЛ=7+6+9+50 = 72. Так что у нас получается три разных значения этого слова, равные 26, 42 и 72 соответственно, что дает большой простор для маневра. Так, в частности, очень желательно подвести это слово под значение атомного веса железа, =26, для чего очень желательно трансформировать само слово ЖЕЗЛ в ЖЕЛЕЗО. Правда, очень помешают две добавочных буквы, Е и О. От первой из них Луиза Ивановна избавляется, написав ЖЕЛЬЗО (Ь=0). А у второй порядковый номер можно дотянуть тоже до 26, если вместо О посчитать “омегу” (хотя слово “железо” по-русски никогда так не писалось!). Тогда ЖЕЗЛ=26, а ЖЕЛЬЗW=26+26. Вот теперь можно «вспомнить, что именно этому числу 26 равен порядковый номер элемента железа в Периодической системе химических элементов Д.И. Менделеева. Природу атома железа определяют 26 протонов и 26 электронов. Древнерусское название железа — ЖЕЛЬЗW, и слово ЖЕЗЛ оказываются связанными непосредственно с природой атома железа! Удивительный пример точного соответствия звукового и буквенного состава и смысла слова, как сущности, природы обозначаемого данным словом предмета — химического элемента железа»8. — Лично я тут вижу удивительный пример даже не случайного совпадения, а грубой подгонки под нужный результат.
 
Чтобы показать, что мы имеем дело с грубой подгонкой, возьмем слова ЗОЛОТО (атомный вес197), СЕРЕБРО (108) и МЕДЬ (63,5). Для ЗОЛОТО получаем либо 7+16+13+16+20+16=88 (а не 197!), либо 7+ 25+13+25+20+25=124 (а не 197!), если все О заменить на “ОМЕГИ”; для СЕРЕБРО имеем либо 19+6+18+0+18+16=83, либо 95, но не 108; для МЕДЬ — 14+6+5+31=56 (а не 63,5). Как видим, нет ни одного совпадения, так что без подгонки решить подобную задачу в числах и буквах с нужным результатом невозможно.
 
Снова употребляется слово ГЛАВА+21,и, как и прежде, оно отождествляется с буквой А софийской азбуки, над которой начертана буква Т; А=1, Т=20, АТ=21. Так что первый знак АТ отождествляется со словом ГЛАВА. «Глава — как начало, главное слово, что соответствует положению знака А как начала АЗБУКИ»8. — Но ведь сумму 21 имеют также слова ДО, НЕ, ЙИ, СА; а также ряд других; почему бы не сказать, что АТ=НЕ=21? Не несет ли начало софийской азбуки отрицание? Словом, перед нами опять подгонка. Короче говоря, можно создать некий “числарь”, куда можно поместить все слова, сумма цифр которых будет равна некоторому числу, а потом вынимать из них те, которые захочется, говоря, что в этом заложен глубочайший смысл. Так, для софийской азбуки примерами будут такие первые числа: 1. А. 2. АА, Б. 3. ААА, БА, В. 4. ББ, БАА, ВА, Г. 5. БАБ, БВ, ВАА, ГА, Д. Все эти слова не очень осмысленны. Но далее идут уже некоторые осмысленные значения: 6. БАБА, ДА, АГА. Делать из этого глубокомысленные выводы о том, что слово БАБА равносильно слову ДА или АГА (как бы анекдотично это ни выглядело!) было бы сущим произволом.
 
Вообще говоря, когда некоторая операция порождает большой спектр значений, каждое из них существует объективно. Но как только исследователь делает из него некоторую выборку, не сообщая нам критериев, происходит подмена, и вместо объективных результатов мы получаем произвол. Тем более, когда самих спектров несколько. Так, слово БОГ может иметь четыре написания: БОГ, БОГЪ, БWГ, БWГЪ. По софийской азбуке они дают такой спектр числовых значений: 22, 51, 31, 60; по кириллице — 73 и 803, по глаголице — 86 и 706. Если их теперь расположить в упорядоченный ряд, получается 22, 31, 51, 60, 73, 86, 706, 803. У Сотниковой мы находим слово БОГ с числовой мерой 201, что означает, что она приняла еще и какие-то дополнительные условия, позволяющие изменять числовые значения, так что спектр еще расширился.
 
А теперь приведу ее выводы, сделанные на основе подобной “числовой алхимии”. НУЛЬ=47; в слове СЛОВО первый слог СЛО=47. Отсюда делается вывод, что СЛО=НУЛЬ, то есть “слово — серебро, а молчанье — золото” (с. 16). Но ведь слог СЛО ничего не значит, из него можно сделать не только слово СЛОВО, но и слова СЛОГ, СЛОВЕНЕ, СЛОВИТЬ, СЛОВЧИТЬ, СЛОБОДА, сербское имя СЛОБОДАН, СЛОЖИТЬ, СЛОЖНЫЙ, СЛОМ, СЛОМАТЬ, СЛОН, СЛОНИХА, СЛОНЕНОК, СЛОНЯТЬСЯ, СЛОПАТЬ, СЛОТ, и ряд других. Или все они =НУЛЬ?
 
Оказывается, что слово ЧИСЛО=74, и слово АТУРН=74, а С=19, из чего делается вывод, что САТУРН=ЧИСЛО 19. То же самое со словом ОЛНЦЕ, которое =67, С=19, и СОЛНЦЕ=86. Но теперь это толкуется как СУММА=67 и СИСТЕМА=67, а РА=19, то есть СОЛНЦЕ=СИСТЕМА (СУММА) РА (с. 87). — Теперь экзекуция над словом проделана еще более сильная; в русском языке нет слов АТУРН или ОЛНЦЕ, а выражения СУММА РА имеет странный смысл, почему Сотникова и заменяет его на БОГ РА. Короче говоря, даже в результате многих подгонок итог, который по замыслу должен подтверждать хотя бы общеизвестные истины, выглядит весьма натянутым. А о том, что так можно выявить какие-то тайные смыслы, не может быть и речи!
 
Мой комментарий. Хотя приведенными примерами довольно большая работа Сотниковой не исчерпывается, сказанного достаточно, чтобы понять, что таким способом тайные смыслы славянской азбуки не выявить. Но тут же возникает вопрос: а есть ли они на самом деле?
 
Вопрос, конечно, очень сложный, и затрагивает он, прежде всего, те алфавиты, на которых создавалась христианская Библия — еврейский, греческий и латинский. Только после знакомства с их численными значениями, то есть с их цифирью, можно будет сказать что-то вразумительное о кириллице и глаголице.
 
Идея совместить буквы с цифровыми знаками является по-своему интересной; следуя трафаретам нынешней рекламы, о ней можно сказать, что тут мы имеем ДВА В ОДНОМ, то есть две системы описания информации, а именно описание чисел и описание звуков в одной алфавитной системе. При этом для привычной десятичной системы счисления знаков любого алфавита хватит, что называется, за глаза: для десятичной поместной системы требуется всего 10 знаков, а самые скудные алфавиты насчитывают 22 буквы.
 
Но хотя буквенные системы счисления и могут быть поместными, но не всегда. Говоря сугубо математическим языком, можно иметь системы счисления аддитивные, а можно — мультипликативные. При аддитивной системе цифры, отражающие число, складываются друг с другом, как, например, у римлян: 8=VIII, то есть 5+1+1+1. Система поместная, и если младшее число стоит справа от старшего, оно прибавляется, а если слева, то вычитается, так что VI=5+1=6, а IV=5-1=4. При мультипликативной цифры тоже складываются, но вначале перемножаются на основание системы счисления (причем столько раз, насколько данный разряд дальше от единиц), как, например, в наши дни. Поэтому запись 841 означает на деле 8×10×10+4×10+1. Теперь попробуем заменить эти числа на буквенные знаки, например, А=1, Б=2, В=3, Г=4, Д=5, Е=6, Ж=7, и З=8. Тогда по римской системе пример с восьмеркой будет выглядеть как ДААА, с шестеркой как ДА, с четверкой как АД. Современная система в буквах даст нам 841 в виде ЗГА. Чтобы иметь возможность описать любое число, мы должны доопределить буквенный ряд, и мы можем дополнить его, например, буквами И=9 и К=0. Тогда 2001 год будет выглядеть как БККА, и мы получим возможность легко записывать любое число.
 
На самом деле весьма удобная мультипликативная система появилась всего несколько веков назад, «есть основания полагать, что ... позиционная система нумерации в Индии возникла не позже начала нашей эры. Однако документальные памятники не идут в такую даль веков; бахшалийскую рукопись Кей относил к XII век», — пишет историк арифметики И.Я. Депман10. В ней есть нужда всего в 10 знаках. Римская система нумерации обходилась всего 7-ю знаками, I V X L C D M, но там отсутствовали знаки для записи 5000, 10000, 50000, 100000 и далее, так что реально там требовалось гораздо более 10 знаков, и даже при выходе за 99999 был необходим 11-й знак.
 
Еще менее продуманной была греческая система, получившая название ионийской; впрочем, ее нумерация была вовсе не самостоятельной, а скопированной с финикийской. Она состояла в том, что первым 9 цифрам соответствовали первые 9 букв алфавита (десятой цифре, нулю, никакая буква не соответствовала). Вторые 9 букв упореблялись для обозначения десятков, третьи — для обозначения сотен. Так 27 буквами можно было описать все числа от 1 до 999.
 
Сопоставление систем счисления.
 
При сопоставлении этих трех систем счисления видно, что для обозначения чисел от 1 до 999 необходимо иметь 10 букв современной системы счисления, 9 букв римской системы и 27 букв финикийско-греческой системы. Заметим, что до того, как греки ввели у себя финикийско-ионийскую систему, они пользовались так называемой аттической системой, введенной Фалесом и описанную подробно Геродианом, и напоминающую римскую, с той лишь разницей, что знаки большего разряда записывались внутри меньшего или повторялись. Так, I=1, П=5, D=10, Н=100, М=10000, а число 1624 записывалось как  . Так что римская система нумерации оказывается просто переведенной на латынь аттической системой, усовершенствованной в том смысле, что вместо вписывания в пятерку П букв для десятков, сотен и тысяч, для них появились соответствующие знаки L и D и, как уже упоминалось, должен был возникнуть знак для 5000.
 
Удобна ли ионийская система? Для нас — очень неудобна. Так, число 841 будет выглядеть как WMA, 840 как WM, 801 как WA, 800 — как W. При этом порядок букв роли не играет, так что те же цифры могут выглядеть как MAW, MWA, MW, AW. По числу цифр трудно догадаться, большое число или нет, ибо однозначное число может оказаться больше трехзначного. Складывать, вычитать, умножать и делить такие числа крайне проблематично. Так что если составить некоторую шкалу из этих систем, то самой удобной следует признать соврменную, самой неудобной — финикийско-ионийскую, а средней между ними — аттическую и римскую. Недаром мы повсеместно используем современную систему и очень ограниченно — римскую, тогда как остальные мы не используем вообще.
 
Возможно, что когда появлялась финиккийская система нумерации, восходящая к западносемитской системе письма, она была предназначена не столько для обозначения чисел при их использовании для ариметических действий, сколько для сакральных целей. Поэтому для понимания сакрального значения числа следует рассмотреть одно из тайных семитских учений, каким является Каббала. Рассмотреть, разумеется, критически, для того, чтобы понять мистическую связь числа и буквы.
 
Прежде всего ясно, что для передачи чисел от 1 до 999 необходимо иметь 27 букв. В квадратном письме евреев алфавит насчитывает всего 22 буквы, так что еще 5 следует добавить. Такой расширенный алфавит существует, и он называется “еврейский мистический алфавит”.
 
 
 
 Еврейский мистический алфавит
 
 На основании этого алфавита строится тетраграмма верховного бога Иеговы, где буквы заключены в треугольник или дельту; расчленяя его, получают три других имени, означающих три лица святой Троицы.
 
 
 
 Тетраграмма Иеговы
 
 Каббалисты полагают, что Его имя заключает все тайны мудрости. Верхняя буква йод   дает число 10, второй ряд из йода и хе в сумме дает 15, третий ряд из йода, хе и нау  в сумме дает 21, и полное имя из йода, хе, нау и хе   дает в сумме 26. Сумма всех 4 рядов образует число 72. «Так получается число 72 свойств Бога и такого же числа ангелов, окружающих Его престол»11. Далее говориься, что у каждого человека есть ангел-хранитель, астральный дух (указывающий путь добродетели, влияющий на нравственность души и на речь) и гений (влияющий на здоровье и поступки человека). Каждый человек может узнать всех трех сопровождающие его духов по трем таблицам — часов, дней и чисел. Далее строится священный календарь, где каждым 10 дням соответствует своя планета и свой гений, так что выход из числовой символики делается в астрологии, где числа очень важны.
 
В качестве примера можно рассмотреть 20-й гений, адресованный русским. «Его атрибут — Бог-искупитель. Ему соответствует святое имя — Бог на русском языке, область с 96 по 100 градус десятой декады и гений Сотхис. Его призывают с 6 часов 20 минут до 6 часов 40 минут утра 8 апреля, 19 июня, 30 августа, 10 ноября и 21 января. Дни эти, согласно священному календарю, находятся под влиянием Венеры. При его вызываниях произносят священные имена и второй стих 120 псалма: “Господи! Избавь душу мою от уст лживых, от языка лукавого” Пахалиах (имя ангела русских — В.Ч.) помогает в борьбе с религиозными врагами и содействует обращению народов в христианство. Он ведает делами религии, богословия и нравственности, влияет на целомудрие и благочестие, а также на лиц, предназначивших себя к духовному званию. Злой гений влияет в противоположном направлении, как и все другие, в отрицании религии, вроотступничестве и распутстве»12. — Как видим, азбука имеет прямой выход на календарь, и, возможно, когда-то очень давно знаки алфавита и представляли собой описание года, а тетраграмма могла быть мнемоническим средством для запоминания нужных для составления календаря чисел. Ведь и само имя ИЕГОВА, если опустить разного рода придыхания и придувания, превращается всего в 4 гласных звука ИЕОА, что вполне можно представить как 4 времени года. При этом, вероятно, И — это весна (year, йар, отсюда “яровые” — хлеба, посеянные по весне), Е — лето (ЛЕто), О — осень, А — зима (здесь подобрать соответствующее слово не удается). А поскольку Новый год отмечался весной, в день равноденствия (21 марта), то и год тоже получил название весны (year, das Jahr), и именно его букве, I, было приписано сакральной число 10. Будучи обожествленным, год дал имя верховному богу, а его календарные отрезки, важные прежде всего для земледельцев и, возможно, скотоводов, превратились в учения об ангелах и гениях.
 
Кстати, йод имеет значение 10, а хе — 5, что соответствует первым двум значениям как ахейской, так и римской нумерации. Естественно ожидать следующие значения в 50 и 100; в мистическом еврейском алфавите эти значения имеют нун и коф. Возможно, что их-то и писали в тетраграмме, заменив потом на вау и хе, которые при небрежном написании можно с ними спутать.
 

Разумеется, эта природная основа в Каббале не прояснена, ее только можно предполагать и, если повезет, реконструировать. Правда, мы здесь этим заниматься не будем, ибо это — тема специального и очень сложного исследования.
avatar
Белов
Admin

Сообщения : 1438
Репутация : 764
Дата регистрации : 2011-01-30
Откуда : Москва

http://mirovid.profiforum.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

продолжение

Сообщение  Белов в Сб Окт 28, 2017 5:42 pm

Священная традиция нордической расы.
 
 Пока лишь отметим, что связь алфавита с сакральным и календарным приходит в голову не только при чтении Каббалы. Вот что пишет, например, эзотерик А.Г. Дугин, излагая позицию немецкого эзотерика Германа Вирта: «язык для нордической расы был математически точным воплощением Священной традиции. Он был языком культовым, священным, «Бог – начало того языка». В этом языке не было застывших корней из двух, трех и т.д. звуков. Он строился по законам священного календаря и обладал агглютинативной структурой: 1 согласный + 1 гласный звук выражали какую-то определенную идею, имеющую свой календарный аналог. В этом языке было пять гласных звуков а-е-i-о-u. Эти гласные располагались по годовому кругу так»13.
 
 
 
 Годовой круг и его связь с рунами и буквами
 
 Допущение об открытых слогах у жителей Арктогеи не вызывает у нас возражения, хотя существование только одной функции у языка, а именно, сакральной, кажется весьма большой натяжкой. Допустимо также существование пяти гласных звуков; что же касается их возможной связи гласных с календарем, то мы пришли к такому же выводу независимо от А.Г. Дугина и потому разделяем эту точку зрения. Не совсем ясно лишь то, почему год оказывается поделен не 5, а не на 4 части (обычно звук U считается происходящим из звука О в поздние времена; изначально его не было), почему эти части равные и почему расположение звуков (сезонов года) на рис. 1-8 соответствует движению против часовой стрелки. В начале года, полагает А.Г. Дугин, т.е. от А до I, идут согласные (месяцы) TН, РН, КН, SН. В середине года – D, В, G, Z; в конце года – Т, Р, К, S. «Звуки имели следующий принципиальный смысл: R – Солнце, колесо, круг, порядок; L – луч, свет солнца, отражение солнца; М – вода, мать, море; N – мать, земля, низ, первое; S – связь, верх и низ, огонь и вода, молния, змея, петля, дуга; Т – сын Божий, Двойной (особенно в нисходящем движении), год, конец, смерть, суд, год Арктики; К – год, Бог, воскресение, восходящий Сын Божий, поднятие рук вверх, рога, год северной Атлантики, лось; Р – новый Сын Божий, две горы, год южной Атлантики, Овен, пастырь»14. Это объяснение требуется ему для объяснения особенности графики «арктического» языка, хотя трудно согласиться с конкретными его трактовками значения букв.
 
 
 
Итак, календарь по Герману Вирту в изложении Дугина делится на три сезона по 4 месяца в каждом, и это соответствует алфавиту, где гласные звуки служат точками раздела между сезонами (или их частями), а согласные – обозначениями месяцев. Однако наиболее ходовые звуки, сонорные, то есть R, L, M и N месяцев не обозначали. Возможно, что их написание первоначально было иероглифическим, однако ни Вирт, ни Дугин никакие надписи с подобными иероглифами не демонстрирует, так что здесь, видимо, имеет место гипотеза, основанная на определенном графическом виде германских рун. Кроме знака Солнца, никакие другие иероглифы не ясны из контекста, например, непонятно, почему иероглиф U имеет половинку от иероглифа R (Солнца), или почему молчание изображается вертикальной палочкой, которая становится затем звуком И. Короче говоря, объяснение этой «арктической» иероглифики кажется мифом, хотя он и родился не во времена гиперборейцев, а в нашем веке.
 
Неясен и статус письменности: если это иероглифы, то они должны обозначать целые слова, а не отдельные звуки. Однако мы с удивлением читаем: «Арктический шрифт имел только согласные, а гласные подбирались к согласному по логике годовых связей»15. Следовательно, перед нами консонантная письменность? Но для такого рода письменных знаков должен существовать и соответствующий язык типа семитского, о чем ни Вирт, ни Дугин не упоминают. Кроме того, неясно, использовалась ли письменность только для календарных целей, или передавала и другую информацию.
 
Календарная основа письменности.
 
 «Первой серьезной реформой праязыка была пра-атлантическая реформа, совпадающая с реформой календаря. Привязка календаря к прецессионному циклу и новые календарные иероглифы, соответствующие более южным условиям, изменили структуру первичной речи и первичного письма. В Северной Атлантике, а позже и в Южной, произошло смещение некоторых звуков, связанных с иероглифами из-за новой культовой практики вставки в расколотый новогодний знак целого знака следующего «созвездия» каждые 2000 лет. Кроме того, «легализовав» иероглифы для гласных I и U, северные атланты иероглифизировали и другие гласные, А, Е, О. Причем, А – первый гласный года – стал изображаться половинкой расколотого годового иероглифа   и т.д., который позже по мере нового раскола смещался к точке весеннего равноденствия и приобретал звучание Е»15. Этот пассаж нам совершенно непонятен: обычно развитие письменности идет от слоговой к консонантной, а не наоборот, так что процесс отражения гласных в иероглифах противоречит истории конкретных письменностей. И к тому же иероглифы в исторически-конкретных видах письма не отражали отдельные звуки, а являлись изображением целых слов. Так что гипотеза Вирта-Дугина достаточно фантастична.
 
«Из изначально 8-знакового алфавита-календаря сперва возник 16-знаковый в Северной Атлантике, а потом 24-знаковый в Южной Атлантике»16. Честно говоря, 8-знаковый алфавит Виртом-Дугиным не описан, ибо придыхательные и непридыхательные звуки двух сезонов + 4 звука оставшихся сезонов + 5 гласных дают в сумме 17 знаков. Но и за бортом календаря остались еще 4 сонорных согласных, которые, однако, имели свои «иероглифы», так что первоначальный «иероглифический алфавит» насчитывал 21 знак. Тем самым концы с концами в рассматриваемой концепции никак не сходятся; однако ясно, что дело идет к объяснению 16-ти и 24-знаковых футарков. «Самой последней формой нордического языка был язык (рунического алфавита) Туата, прото-индоевропейского народа, пришедшего с севера (из Северной Атлантики) в начале неолита. Но и этот язык, начиная с 10-го тысячелетия до Р.Х., уже существовал в застывшей форме, потеряв динамику культового смещения и раскола иероглифов. Южно-атлантический язык застыл на 2 тысячелетия раньше»17. Данные гипотезы выглядят довольно смелыми, но бездоказательными.
 
«Последними историческими следами Арктогеи, последними носителями ее иероглифики и языков были потомки племени Туата – фризы, ингвеоны... Руны – это не поздний искаженный вариант латинского шрифта, занесенного на Север. И латинское, и финикийское, и этрусское письмо – разные ветви нордического Священного Ряда, и северные руны – одна из наиболее полноценных его форм, сохранившая наибольшую связь с оригиналом. Само финикийское письмо развилось как шрифт средиземноморских торговцев на базе филистимлянского письма или письма народов Пуластья, занявшего территории Палестины и Сирии. Пуластья (филистимляне) прибыли морским путем из северной Атлантики, огибая Западную Европу и пересекая Средиземноморье. Их письменные знаки тождественны племенным знакам северных ингвеонов. Само название «Пуластья» тождественно «Полсети» или «Форсети» – культовому центру Туата. Но в смешении с местными семитскими народами и в новых географических условиях Юга это культовое письмо претерпело сильное искажение, в то время как на Севере оно осталось неизменным. Этрусский и раннегреческий алфавит – отнюдь не финикийское заимствование. Это – варианты алфавита Туата, переданного морским и сухопутным путем и лишь впоследствии подвергшегося новому финикийскому влиянию»18. Очень любопытный пассаж, опрокидывающий все построения грамматологов единым махом.
 
 
 
16-членный футарк Дугин считает северо-атлантическим, шрифтом Туата и, следовательно, более ранним, тогда как 24-членный – южно-атлантическим; первый был рассчитан на 8-месячный год, тогда как второй – на 12-месячный.
 
Предположения о ранних алфавитах.
 
 Тем не менее, некоторые здравые идеи из развитых представлений можно позаимствовать. Если отталкиваться от 24-буквенного алфавита, можно предположить, что он был разбит на 4 сезона, то есть на 4 шестерки букв, где каждая первая буква начала сезона — гласная. Во всяком случае, можно представить себе, что первым таким сектором был весенний, и, следовательно, выделить первую гласную и следующие за ней буквы, ориентируясь уже на латинский алфавит, — это I K L M N + еще какая-то буква. В связи с переносом начала года на зиму первым стал сектор А — буквы A B C G D + еще какая-то буква. Осенний сектор — O P R S T + еще какая-то буква. Наибольшие изменения коснулись летнего сектора, но и в нем можно выделить E F Z H q + еще какая-то буква. Разумеется, все эти представления пока очень приблизительны.
 
Таким образом, на каждый месяц приходилось по 2 буквы, то есть одна буква на первые 2 недели с растущим серпом луны, и вторая буква — на следующие 2 недели со стареющим. В этом смысле буквы алфавита могли играть роль чисел 12-ричной системы счисления. Если год начинался с весны, то буква I понималась как числительное “один”, К — как 2, L — как 3, М — как 4 и т.д. Тогда Е понималась как 7, F — как 8, Z — как 9 и т.д. Затем шел осенний сектор с О — 13 и зимний с А — 19, В — 20 и т.д. Обращаю внимание на то, что счет велся не по месяцам, а по “фазам луны”.
 
До сих пор мы молчаливо полагали, что алфавит выполнял календарные функции. Но не было ли на самом деле все как раз наоборот? Что, если календарь, где записывались сокращенно названия меяцев, как раз и стал вначале силлабарием, то есть последовательностью слоговых знаков, а затем и алфавитом? При таком понимании сразу становится объяснимой его так называемая сакральная функция. Ведь как правило, календарь был тексно связан с астрологией, а астрология в ту эпоху предвещала судьбу, как отдельных лиц, так и целых народов. Зная календарь, человек не просто мог ориентироваться во времени, но и знать, какие планеты господствуют именно в это время, чего следует опасаться и на что надеяться. Иными словами, “природная сакральность” состояла в сопутствующих знаниях или предположениях относительно благоприятных и неблагоприятных событий. Эта сторона гораздо лучше прослеживается по рунным алфавитам (футоркам) германских народов, чем по финикийско-еврейским алфавитам, ибо футорки отражают стадиально более раннюю ступень развития календарей-алфавитов. — Но так было лишь при лунном календаре.
 
Переход к солнечному календарю, видимо, означал переход от 12-ричной к 10-чной системе счисления, а также к идее триады и тройной триады, что привело к весьма сильному изменению, как календаря, так и алфавита. По всей видимости, функции календаря и функции алфавита с этого момента уже разошлись. Для календаря уже было вполне достаточно всего 12 месяцев, чего нельзя сказать об алфавите — для него 12 букв заведомо мало. Кроме того, теперь уже неважно, какая шестерка букв следует за какой, и шесть ли их вообще. Наконец, появилась новая сакральность, связанная уже не с календарем, а с устройством мироздания, где на первый план вышли боги и духи. Более того, и сам алфавит стал постепенно делиться на филологический и сакральный, мистический. Филологический все более подпадал под зависимость от числа и способа фиксации звуков того или другого языка, и это, как правило, вело к сокращению употребляемых на письме звуков, тогда как сакральный (мистический) алфавит исходил совершенно из других предпосылок и сохранял нужное для описания сакральных свойств число знаков. Поэтому я считаю рунический футарк из 16 знаков филологическим и более поздним, а 24-знаковый — сакральным и более древним. Точно также и обычное (профанное, филологическое) письмо насчитывает 22 знака, тогда как сакральный (мистически) алфавит обладает 27 буквами.
 
Очень сильные изменения произошли и с самой цифирью. Прежде каждая буква имела только одно цифровое значение — ее порядковый номер. Теперь такое было сохранено лишь для первых 9 букв. Почему для 9? С одной стороны, благодаря принципу триадичности, ведь 9 — это трижды три. С другой стороны, благодаря переходу от 12-ричной к 10-чной системе счисления. Однако, поскольку в европейской математике того времени еще не было нуля, основание системы было представлено 9-ю цифрами, от 1 до 9. Затем шли числа, на порядок большие, от 10 до 90 (опять 9 букв), и, наконец, числа еще в 10 раз большие, от 100 до 900. Таким способом можно было описать любое число от 1 до 999, так что 999 было последним (любопытно, что в арабско-индийской записи, которой мы пользуемся в наши дни, переворот этого сакрального числа вверх ногами дает 666, “число зверя”, крайне нежелательное число для любого христианина). Таким образом, значение чисел второго десятка сильно изменилось: 11-е число стало иметь цифру 20, 12-е — 30, 13-е — 40 и т.д. Наконец, числа третьего десятка “выросли” по своим значениям уже в сотни раз. Правда, настолько же реже они употреблялись. Правда, теперь они описывали не двухнедельные периоды года, а другие реалии — свойства духов, сопровождавших человека. В этой связи 24 буквы, помноженные на 3, дали 72 ангела, 72 астральных духа и 72 гения. В Каббале к алфавиту, в частности, прилагается “Таблица влияния планет, с разделением зодиака на 36 частей и именами гениев, соответствующих каждой декаде”. Почему зодиак делится не на 12, а на 36 частей? Потому что 12 теперь умножено на 3. Но если раньше единицей описания (соответствующей одной букве) был промежуток в 2 недели, то теперь он соответствует 10 дням. — Так что и теперь связь с календарем и астрологией сохранилась, но уже не непосредственная, а через посредство ангелов, астральных духов и гениев. Это вполне вписывается и в дальнейшую христианскую традицию, где славянину помимо славянского имени (скажем, княгини Ольги) при крещении давали имя в честь ангела (так что Ольга стала Еленой). Так что нет ничего удивительного, когда любое событие, записываемое по его дате буквенной цифирью (под титлом), получало автоматически своего ангела, своего астрального духа и своего гения. Сакральный смысл, мистика сохранились, но в другом качестве, с другими числами и с другим идейным обоснованием.
 
Особые числа отличались и особой сакральностью. Выше было отмечено, что семитский мистический алфавит содержит 27 знаков, тогда как европейский (например, рунический футарк) — 24. Монах Храбр несколько раз повторяет, что 24 буквы были взяты из греческого алфавита, именно 24, а не 27, и уже одно это говорит нам о том, что за основу был взят греческий мистический алфавит для построения мистического же славянского. Кроме того, обыгрывается число 30 и 8. Из сказочных зачинов можно вспомнить: “в тридевятом царстве, в тридесятом государстве, жили-были...”. Что значит “тридевятое царство” ? И что такое “тридесятое государство” ? — На наш взгляд, “тридевятое” — это 3·9=27, а тридесятое — государство третьего десятка. Но вобще говоря, 30 — число сакральное, и отличное, хотя бы потому, что один его множитель образован десяткой (основанием десятичной системы счисления), а другой — тройкой (“божественной” троицей). Напротив, с позиций нумерологии число 8 — плохое, а по Пифагору и вообще “число смерти”. Так что 30 и 8 — это “очень хорошо” + “очень плохо”. Позже этот сакральный “заголовок” расшифровывается, 38=24 + 14.      
 
О мистериях Евразии.
 
Но вернемся к трактовке Дугина. В другой работе, «Мистерии Евразии», А.Г. Дугин отмечает: «происхождение славянского алфавита – кириллицы – выводят обычно из греческого и арамейского письма. Но надо заметить, что не все буквы подчиняются этому правилу. И кроме того, буквенный символизм всегда имеет сакральный характер, и поэтому за написанием каждой буквы просто по логике вещей должен стоять некоторый иероглифический и эзотерический контекст. И это особенно справедливо для тех случаев, когда алфавит используется для записи богослужебного языка, как это имеет место с церковно-славянским языком. Отсутствие серьезных исследований в области символизма кириллицы вызывает сожаление, так как, на наш взгляд, эта азбука, а равно и сам церковно-славянский язык, представляют собой неисчерпаемое поле для исследователей Сакрального»22. В целом мы тоже разделяем озабоченность А.Г. Дугина по поводу недостаточной исследованности проблемы сакральной стороны алфавита, однако нам кажется, что исторический промежуток между слоговым знаком (а тем более иероглифом!) и буквой столь велик, что прямое сопоставление между ними вряд ли возможно. Вместе с тем, нам представляется, что исследовать надо весь алфавит, а не отдельные буквы.
 
Тем не менее, А.Г. Дугин предлагает такое решение проблемы возникновения ряда славянских букв: Ж на его взгляд происходит из руны ХАГАЛЬ.
 
 
 
На наш взгляд, такая трактовка символики знака в принципе достаточно оправдана, хотя мы не можем согласиться с происхождением кирилловской буквы ЖИВЕТЕ от руны ХАГАЛЬ.
 
«Буква ЖИВЕТЕ... имеет в нашем русском алфавите свой периодический и отчасти концептуальный (как мы увидим ниже) синоним. Им является буква ХЕР, соответствующая греческой ХИ и звуку Н. Помимо графической близости знаков Ж и Х, можно отметить и фонетическую близость между этими звуками, так как, к примеру, в словах с одинаковым корнем испанцы произносят Х, а французы Ж (к примеру JESUS – ХЕСУС в испанском и ЖЕЗЮС во французском и т.д.). Но здесь существует также и чисто спиритуальное родство. Известно, что название буквы Х – ХЕР в русской азбуке – это сокращение от слова ХЕРУВИМ. Но именно к ХЕРУВИМАМ приравнивает христианское богословие «четырех животных», увиденных Иоанном Богословом вокруг престола Божьего в Апокалипсисе, и здесь важно отметить, что греческое слово ZOON в финале Апокалипсиса скорее следует перевести как ЖИВОЙ, нежели как ЖИВОТНЫЙ... Таким образом, ЖИВЕТЕ (Ж) и ХЕРУВИМ (Х) в библейском контексте являются точно так же концепциями чрезвычайно близкими друг другу, а в определенном аспекте и просто тождественными»24. Мы тоже считаем пару знаков Ж и Х достаточно близкими в славянской слоговой графике (о чем речь пойдет много позже), и хотя там они имеют несколько иные значения (ЖЬ и ЗЪ), но иногда оба знака читаются как ЖЬ.
 
 
 
 Затем идут рассуждения о букве А. «В первую очередь бросается в глаза особое озвучивание первой гласной А в славянской азбуке: в отличие от греческого или семитского письма, где А сочетается с последующей гласной (греческое АЛЬ-ФА, еврейское АЛ-ЭФ, арабское АЛ-ИФ), славянское А связано со звонким звуком С, то есть с З. Следует заметить фонетическое тождество фонемы АЗ (Я) с названием германских нордических богов, АСЫ, АС. И в мифологическом смысле это отождествление полностью оправдано, так как в арийской традиции понятие бога, аса никогда не было связано с какой-то внешней абстракцией, с отвлеченным концептом, но, напротив, Божественное понималось как нечто внутреннее, как высшее и трансцендентное «Я» самих ариев»25. Между прочим, на связь названий кирилловских букв с рунами обратил внимание еще И. Гануш в прошлом веке, в частности, на упомянутой сходство между названиями АЗ и АС, но по отношению к глаголице. Его труд будет подробно проанализирован ниже. Однако из сходства или даже заимствования названий знаков еще не следует сходство или заимствование самих знаков, и по отношению к кириллице Дугин скорее всего неправ.
 
 
 
На наш взгляд, действительно, между рунами и северо-италийскими алфавитами есть большое сходство, как и с силлабическим письмом деванагари, однако вопрос о том, какие знаки произошли из каких, требует дополнительного большого исследования. Вывод о начальном проторуническом алфавите времен палеолита спекулятивен и не подкреплен каким-либо примером из истории письма; но и даже если встать на позицию Вирта-Дугина, это никак не противоречит финикийской письменности эпохи бронзы, северо-италийским алфавитам эпохи железа и возможной ветви развития письма в Индии типа силлабария деванагари уже новой эры. Приведенная филиппика против ближневосточного центра распространения письменности ничего не доказывает и ничего не опровергает. Однако подозрение вызывает аттестация Дугиным силлабария деванагари как алфавита и упоминание о «православной дохристианской символике» (понятие «православия» вряд ли приложимо даже к дохристианскому периоду), что указывает на пренебрежение этого исследователя к ряду мелочей.
 
 
 

На наш взгляд, подобное размещение довольно поздних кирилловских знаков на календарном круге, относящемся к далекой истории, не вполне правомерно (во всяком случае, требует дополнительного обоснования), а сближение названия ЮСА с название руны ИР или литовским словом ЮР выглядит натяжкой. В целом как представления Вирта в изложении Дугина о рунах, так и мнение самого Дугина о некоторых кирилловских знаках выглядят необоснованными, хотя и затрагивают интересные аспекты возможного календарного происхождения древних знаков и менее возможного и очень глухого календарного значения современных букв. Но и сам календарь весьма странен, ибо в нем не 4 привычных, а всего 3 сезона по 4 месяца; это весьма сложно согласуется с двумя равноденствиями и двумя солнцеворотами в течение года, весьма сильно увеличивает лето, весну и зиму (на целый месяц!), и фактически ликвидирует осень. Трактовка же как начала, середины и конца, или божественной Троицы, или Трех Миров является совершенно некалендарной, и никак не связывается Дугиным с заменой лунного календаря на солнечный. Да и соответствия между исходным алфавитом и календарем у Вирта весьма мало, ибо одни знаки, согласные, в качестве месяцев у него повторяются дважды (в придыхательном и непридыхательном вариантах), а другие вообще не находят применения (сонорные). Таким образом, данная историография, весьма смелая, но слабо доказательная, без конкретной проработки деталей, выглядит скорее как некоторая теоретическая схема развития, чем конкретная история письма. Но она играет свою роль в плане побуждения научной мысли по части исследования сакрального.
avatar
Белов
Admin

Сообщения : 1438
Репутация : 764
Дата регистрации : 2011-01-30
Откуда : Москва

http://mirovid.profiforum.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

продолжение

Сообщение  Белов в Сб Окт 28, 2017 5:45 pm

Обсуждение.
 
 Итак, общий путь развития сакрального знания, передаваемого в алфавите через цифры, понятен. Вначале (и этому стадиально соответствуют рунические футарки из 24 букв) алфавит был по сути дела календарем — лунным, отмечавшим каждые две недели, — и связанным с возможностями построения гороскопов. Он носил еще не алфавитный, а, предположительно, слоговой характер, а числа соответствовали порядковому номеру соответствующего двухнеделья; числа были 12-ричными. Позже при замене лунного календаря на солнечный, алфавит перестал пониматься как календарь, но его календарное значение сохранилось уже как тайное. Числа поменялись на десятичные, причем одни буквы стали обозначать единицы, другие — десятки, третьи — сотни, и весьма продуктивной стала троичная символика. Стадиально этой фазе соответствует финикийский или еврейский мистический алфавит.
 
Затем финикийский алфавит был усвоен греками. По мнению ряда исследователей, западносемитские системы письма еще не были поначалу полностью буквенными, скорее они носили слоговой характер. Но у греков появляется первый полностью буквенный алфавит. К сожалению, названия финикийских букв были усвоены не по смыслу, а лишь по звучанию, да и то на греческий слух. Поэтому вместо названия “бык”, “дом”, “верблюд” (разумеется, по-гречески), греки стали называть буквы по-финикийски, “алеф”, “бет”, “гимель”... , но не смогли, поскольку греческая фонетика мало соответствует финикийской и поскольку слушало греческое ухо. Поэтому буквы стали звучать “альфа”, “бета”, “гамма”... Из этого следует, что на обыденном уровне алфавит был усвоен как профанная, то есть не сакральная, обыденная система письма. Но, поскольку букв было все-таки 27, и поскольку они имели цифровые значения, можно предполагать, что греческий алфавит все-таки носил сакральный характер. Греки постарались отразить значения всех букв-чисел, поэтом у них, помимо 24 “читаемых” букв были добавлены три “нечитаемые” буквы, имеющие чисто числовой характер: “вау” со значением 6, “коппа” со значением 90 и “сампи” со значением 900. Так что у греков, как и у евреев, было 2 алфавита: профанный из 24 букв для передачи языковых текстов, и сакральный из 27 букв для передачи чисел.
 
Попробуем теперь сопоставить еврейский мистический и греческий сакральный алфавиты. “Алеф”, “бет”, “гимел”, “далет” и “хе” перешли в альфу, бету, гамму, дельту и эпсилон со значениями 1, 2, 3, 4 и 5 соответственно. Букве “вау” со значением 6 стала соответствовать и греческая вау с тем же значением; в обычном греческом алфавите она отсутствует, но в сакральном обозначается как S. “Зайн”, “хет” и “тет” перешли в зету, эту и тету с числовыми значениями 7, 8, 9. “Йод”, божественная буква со значением 10, стала йотом с тем же значением. “Каф”, “ламед”, “мем”, “нун”, “самех” со значениями 20, 30, 40, 50, 60 стали каппой, лямбдой, мю, ню и кси. Вместо буквы “айн” у греков появился о микрон со значением 70. “Фе” со значением 80 перешло в пи. “Цаде” со значением 90 не стала буквой профанного алфавита, но перешла в качестве сампи в алфавит мистический со значением 900. Это — первое несоответствие. Далее следует буква “коф” со значением 100; но ей соответствует буква коппа, (Ç), со значением 90. Значению “реш” 200 соответствует ро со значением 100, значению “шин” 300 соответствует сигма со значением 200, и значению “тау” 400, соответствует тау значением 300, на “тау” обычный еврейский алфавит заканчивается. В мистическом еврейском алфавите идут конечные “каф”, “мем”, “нун”, “фе” и “цаде” со значениями 500-900. В греческом алфавите в этом месте идут буквы, им не соответствующие, а именно ипсилон, фи, хи, пси и омега. Получается, что 5 греческих букв, до некоторой степени воспроизводя графику и названия еврейских, отличаются от них в числовых значениях, и еще 5 имеют иные названия. Другими словами, из 27 букв греческого алфавита лишь 17 соответствуют еврейскому полностью, тогда как 10 соответствуют частично или вообще не соответствуют. В смысле передачи сотен греческие буквы отстают от еврейских ровно на одну сотню. — На первый взгляд, несоответствие алфавитов весьма значительно, однако 5 конечных еврейских букв вообще носили чисто цифровой характер, и потому греки имели право дать эти значения своим буквам для звуков, отсутствующим у семитов. А вот сдвиг в значении на 100 попадает на весьма ходовые буквы р, с, т. Из этого получается, что, например, в имени Христос буквы х, р, т, две буквы с — все это будет обладать иным числовым значением. А это, в свою очередь, приведет к тому, что Христос у евреев и греков должен попадать под покровительство разных ангелов, астральных духов и гениев. Иными словами, его сущность оказывается различной.
 
В этой связи становится понятным наличие “70 толковников” для перевода Библии. Вполне допустимо, что их было даже не 70, а 72, по числу ангелов или гениев. Но в любом случае канонической все-таки стала Библия на греческом языке. Видимо, только тут удалось создать текст, полностью удовлетворяющий всем требованиям сакральности.
 
Становится понятным и назначение так называемых “старинных букв” греческого алфавита. Скорее всего, они вообще никогда не использовались на письме, ибо их назначение было сугубо сакральным; а то, что они “старинные” — это гипотеза филологов для оправдания их наличия в алфавите.
 
Что касается латинского алфавита, то римская нумерация, как было показано выше, не соответствовала ионийской, и римляне, при всем их уважении к греческой культуре и письменности, ее так никогда и не усвоили. Поэтому сакрального алфавита там не было, при переводе требование числового соответствия имен собственных и наиболее важных понятий отсутствовало, что неимоверно ускорило и облегчило работу переводчика (которым был святой Иероним Стридонский). Возможно, отчасти, это объясняет и наименование vulgata (народная, общедоступная) латинского перевода Библии.
 
Теперь можно перейти и к славянскому алфавиту. Буквы аз, веди, глаголь, добро, есть имеют значения 1-5 и полностью соответствуют альфе, бете, гамме, дельте и эпсилону. Для передачи шестерки вау превратилась в букву зело, которую плохо понимали русские и которая требовала комментариев; ее форма в точности передавала форму вау в греческом мистическом алфавите (S). Далее следуют земля, иже и фита, соответствующий буквам зета, эта и фита у греков в значениях 7-9. Букве йот соответствала буква I, “и десятичное”. Затем полное соответствие букв како, люди, маслете и наш буквам каппа, лямбда, мю и ню в значениях 20-50. Для передачи 60 в славянский алфавит была заимствована буква кси, для письма практически не применявшаяся. Далее идут буквы он и покой, соответствующие омикрону и пи, и числам 70 и 80. Не используемая на письме буква сампа для обозначения 90 перенесла свое числовое значение на букву червь. Что же касается сотен, то тут — полное тождество букв рцы, слово, твердо, ижица (вместо ук, эта буква числового значения не имеет), ферт, хер, пси и омега буквам ро, сигма, тау, ипсилон, фи, хи и омеге в значениях 100-800. А значение не используемой на письме сампи (900) перенесено на букву цы. Все же остальные славянские буквы числовых значений не имеют. Такова кириллица. Степень ее приближения к греческому подлиннику — максимальная из возможных. Иными словами, кириллица передает греческую нумерацию гораздо точнее, чем греческая — еврейскую.
 
Но совершенно не то в глаголице. Значение буки равно двум, поэтому все последующие буквы вплоть до зело имеют значение на единицу большее, чем у греков. Поскольку буква живете тоже имеет числовое значение (равное 7), буква земля уже имеет значение 9 вместо 7. Тем самым, следующая буква иже должна иметь значение 10, что полностью разрушило бы представление об I=10 как о букве Бога. Поэтому за буквой I все-таки сохранено ее значение, но иже получило значение 20 (вместо како). Но в глаголице существует еще буква дервь для обозначения мягкого г, и она-то получила значение 30. Так что како стало иметь значение 40, люди — 50, мыслете — 60, наш — 70, и сдвиг против греческих каппы, лямбды, мю и ню составил 20 единиц в сторону увеличения. Греческая буква кси, не используемая в славянском письме, была выпущена, и потому буква он получила значение 80, а покой — 90. Что же касается сотен, то рцы, слово и твердо соответствуют ро, сигма и тау в значениях 100-300, но ук приобретает значение 400, и далее следуют буквы ферт, ха, омега и цы со значениями 500-900, подобно греческим фи, хи, пси, омега и сампи. Буква ша имеет значение 800, а буква червь — 1000; последнего значения нет ни у одного мистического алфавита. Отсюда сразу следует, что глвголица совпадает с греческим алфавитом всего в буквах а, i , р, с, т, что, конечно же, слишком мало для того, чтобы считать ее сакральным алфавитом. Иными словами, глаголица — алфавит в принципе несакральный, подобно латинскому.
 
Теперь можно абсолютно точно ответить на вопрос, какой из алфавитов создал Кирилл: он создал кириллицу как сакральный алфавит, равночисленный греческому мистическому, ибо ориентировался на греческую сакральность. Глаголица же ориентировалась на латинскую несакральность, будучи построена по порядку букв на основе греческого алфавита.
 
Кроме того, теперь становится ясным и термин “устроение”, употребленный черноризцем Храбром в отношении кириллицы. Ее устроение заключалось не только в придании числового значения буквам греческого происхождения, но и во введении дополнительных букв. Кирилл сохранил введенные в глаголице буквы зело и омега, не очень нужные славянам, снял числовое значение с ук (пренеся его на ижицу), добавил кси, пси, фиту и ижицу, и, что очень тонко, отождествил коппу с червем, ибо сампи уже было отождествлено с цы в глаголице. Только человек, знавший семитские языки, мог знать, какому звуку ближе всего могла бы соответствовать коппа, возникшая по звучанию из семитского “кофа”, а по значению — из “цаде” неконечного. Это — еще одна примета, позволяющая утвердиться в мысли о том, что кириллицу создал Кирилл.
 
Преобразования, совершенные им, можно оценивать по-разному: и как очень крупные, и как незначительные. Если допустить, что, с одной стороны, к моменту создания кириллицы уже существовала глаголица как славянская азбука, решающая проблему передачи славянских звуков, порядка их следования в алфавите и проблему названий, а с другой стороны, уже существовал греческий мистический алфавит, то добавление 4 почти неупотреблявшихся букв греческого происхождения и исключение одной славянской, а также исправление числовых значений по греческому образцу можно считать не слишком сложной проблемой, решить которую можно было буквально за пару дней. И действительно, из источников мы знаем, что Кирилл создал азбуку очень быстро. Вместе с тем, ясно, что несакральная азбука не была бы воспринята греческим (византийским) духовенством, и к возражениям немецких епископов могли бы добавиться еще и возражения греческих, а это закончилось бы полным провалом попыток создать богослужение на славянских языках. Так что по значимости деятельность Кирилла должна быть оценена как весьма крупный вклад в создание славянской письменности.
 
Заключение.
 
 В данной книге мы рассмотрели ряд загадок, связанных со славянской письменностью, и обнаружили, что
 
Во-первых, обе русские азбуки, кириллица и глаголица, относятся к буквенному письму, которое возникает, с точки зрения современной грамматологии, на самом последнем этапе развития письменности. Ему предшествуют такие типы письменности, как письмо пиктографическое, слоговое и консонантное. Иными словами, по типу письма славянское письмо относится к тому же высшему этапу, что и все письменности Европы и некоторая часть письменности Азии.
 
Во-вторых, нами было введено деление на письменность сакральную, которая нацелена на создание религиозных текстов, и письменность профанную (обыденную, обслуживающую звуковые потребности речи). До этого выделялась письменность обычная, обслуживающая всё население, тайнопись, обслуживающая небольшую группу людей, и метки (в частности, знаки собственности, знаки рабошей, юридические знаки), обслуживающие 1-2 человек. Сакральная письменность по распространённости шире тайнописи, но она предназначена для обслуживания нужд жрецов и духовенства. В последнюю пару тысяч лет для сакральной письменности было характерно наличие за каждой буквой числового значения (цифири), так что написание имен богов, святых, а также религиозных терминов имело постоянную сумму цифр. Изменение этой суммы было недопустимо с точки зрения нумерологии, которая полагает, что четные суммы не вполне совершенны, а нечётные – это те, к которым следует стремиться.
 
В-третьих, нами было показано, что азбуки еврейская, греческая и кириллическая удовлетворяли требованиям сакральности, а азбуки латинская и глаголическая – нет. На этом основании был сделан вывод о том, что святой равноапостольный Кирилл, которому в Херсонесе была продемонстрирована русская профанная письменность (без устроения), мог создать для нужд христианства только кириллицу, но никак не глаголицу, хотя современная академическая наука считает обратное. И заслугой Кирилла было не изобретение славянское письменности вообще, а создание славянского христианского письма, которое по своей цифири было равнозначно греческой азбуке. На греческом языке велось христианское богослужение в самом могучем государстве Средневековой Европы – Византии. Создание кириллицы открывало путь к переводу христианской Библии и богослужебных книг на славянские языки, ибо сумма цифр любых греческих имён и терминов в кириллице сохранялась той же самой. Это произошло за счёт того, что Кирилл сохранил цифирь только за теми буквами азбуки, которые были общими в кириллице и в греческом алфавите. А несовпадающим буквам, славянским по происхождению, Кирилл никаких цифровых значений не приписал. В этом состояла суть его преобразований славянской азбуки. А поскольку в существовавшей до него славянской азбуке букв, совпадавших с греческими, до 24 (полного греческого алфавита) не хватало, он добавил чисто греческие буквы, которые для передачи русских звуков не были нужны, и производили впечатление неоправданного излишества. Закончил он свои преобразования тем, что чисто внешне стилизовал русские тексты под греческие, добавив знаки ударений, придыханий и выносных надстрочных букв.
 
В-четвертых, незнание того, что сумма цифр для кириллицы должна была совпадать с суммой цифр в греческих словах только для сакральных слов, некоторые представители фолкслингвистики стали исчислять сумму цифр для любых слов и в пределах одного языка, причём даже с нарушением правил орфографии. Вместо одного постоянного значения у них получался целый спектр значений, причём в этом спектре значения некоторых слов совпадали. На этом случайном совпадении цифири они строили якобы тайное совпадение смыслов слов, которое, как и любая случайность, выглядело весьма удивительно. Что из этого следовало, им и самим было непонятно. Получалось, что на основе алфавитов была придумана некая интеллектуальная игра «в сближение смыслов разных слов». К грамматологической сакральности она никакого отношения не имеет. Так что мы выявили некую интеллектуальную игру, которая была близка к решению реальных проблем сакральности, но в последний момент подменяла ее иными задачами.
 
В-пятых, выяснилось, что последовательность букв в алфавите относится к иной сакральности, возможно, связанной очень давно с календарём и сезонами, где каждый сезон обозначался гласной буквой, за которой следовало несколько согласных. Изменения календаря по различным причинам привели к разным вариантам и последовательности букв в алфавитах. Сама последовательность, а также число гласных и согласных менялось под влиянием изменения фонетики того или другого языка. Во всяком случае, здесь открывается пока слабо изученная древняя сакральность. Кроме того, как показал академик Янин, новгородские азбуки различались количеством букв, так что последовательность и количество букв 800-1000 лет назад еще не устоялись.
 
В-шестых, благодаря работам Гануша, стало понятным, что названия славянских букв являются несколько видоизмененными названиями германских рун, подобно тому, как названия греческих букв оказались видоизмененным названием букв финикийского алфавита. Эти названия появись относительно недавно, в первом тысячелетии н.э. Однако представителями фолкслингвистики эти названия воспринимаются не как мнемонические последовательности (для удобства запоминания), а как некие «азбучные послания», что, зная неустойчивость количества и последовательности букв, выглядит странным поиском несуществующего смысла. Это примерно тоже самое, что мнемоническое предложение «каждый охотник желает знать, где сидит фазан» для запоминания последовательности цветов в спектре (Красный, Оранжевый, Желтый, Зеленый, Голубой, Синий, Фиолетовый) мы бы стали трактовать как некое тайное послание. И стали бы выяснять, о каком охотнике, каком фазане и какой стране идёт речь, если в ней охотятся на фазанов. Так что тут представителями фолкслингвистики была создана новая интеллектуальная игра, не имеющая, однако, отношения к реальной истории названий славянских букв.
 
Литература
 
 1.    Зиновьев А. Тайнопись кириллицы. Владимир, 1998, с. 102
 
2.    Там же, с. 103
 
3.    Там же, с. 155
 
4.    Там же, с. 25
 
5.    Сотникова Л.И. Ферруфино К. Азбука русского языка // Сотникова Л.И. Ферруфино К. Родство — основа системы слова. Тегусигальпа (Гондурас), Графицентро, 1985
 
6.    Там же, с. 5
 
7.    Сотникова Л. Истинная азбука русского языка. М., -Элиста, 1999, с. 14
 
8.    Там же, с. 16
 
9.    Там же, с. 16
 
10.Депман И.Я. История арифметики, 2-е издание. М., 1965, с. 65
 
11.Ленен. Каббалистическая наука. [М, 1990, ГАУ], Учебный центр “Азъ”, с. 11
 
12.Там же, с. 37
 
13.Дугин А. Гиперборейская теория. Опыт ариософского исследования. М., 1993, с. 43
 
14.Там же, с. 45
 
15.Там же, с. 46
 
16.Там же, с. 47
 
17.Там же, с. 49
 
18.Там же, с. 50-51
 
19.Там же, с. 52 и 61
 
20.Там же, с. 64
 
21.Там же, с. 65
 
22.Дугин А. Мистерии Евразии. М., 1996, с. 154
 
23.Там же, с. 155-156
 
24.Там же, с. 161
 
25.Там же, с. 165-166
 
26.Там же, с. 166-167
 
27.Там же, с. 167-169
 

28.Там же, с. 169
avatar
Белов
Admin

Сообщения : 1438
Репутация : 764
Дата регистрации : 2011-01-30
Откуда : Москва

http://mirovid.profiforum.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Чудинов Валерий Алексеевич Загадки христианской цифири

Сообщение  Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения