Джордж Керилей Мировоззрение и образ жизни: слово и дело

Перейти вниз

Джордж Керилей Мировоззрение и образ жизни: слово и дело

Сообщение  Белов в Пн Ноя 06, 2017 4:51 pm

Джордж Керилей г. Атланта, США 
Перевод с английского И. Чистяковой
Отредактировано Е. Новицким
Чтобы перейти от варварства к цивилизации, необходимо столетие;
чтобы перейти от цивилизации к варварству - достаточно и одного дня.
В. Дюрант
Вопрос, который ставит перед собой наш симпозиум, далеко не академический и отнюдь не праздный. Если нас заботит не только происходящее лично с нами, то мы обязательно зададимся вопросом: "Что мы оставляем своим детям и внукам?" Большинство людей, ограничившись проблемами ежедневного выживания, перестали интересоваться тем, что выходит за рамки нужд дня сегодняшнего. Но если мы не можем и не хотим увидеть основание, на котором стоим, гонку за выживаемость мы уже проиграли. Боюсь, у нас есть все основания вновь вступить в "темные века" еще до окончания XXI столетия. Ужасает при этом наша способность полностью уничтожить друг друга. Поэтому наш симпозиум и призывает рассмотреть вопросы личного мировоззрения - ведь от них зависит, будем ли мы жить, и как мы будем жить. Все признают, что идеи имеют последствия - но мы продолжаем не обращать внимание на наше мировоззрение до тех пор, пока его сущность и плоды не придавят нас весьма ощутимым образом. Будь то идеи, почерпнутые из телевизионных программ или видеофильмов, в стенах учебных заведений или с высоких правительственных трибун, бульварных романов или философских книг, - все они приносят в нас плоды. И в первую очередь проявляются они у нас дома, в семье. Вокруг себя мы видим последствия учений не только Маркса, Фрейда или Дарвина, но и практически неизвестных людей. И даже когда мы приходим к осознанию пагубных последствий собственных убеждений, серьезные глубокие изменения могут происходить в течение целого поколения, а то и столетия. Известный историк В. Дюрант как-то сказал: "Чтобы перейти от варварства к цивилизации, необходимо столетие; чтобы перейти от цивилизации к варварству - достаточно и одного дня".
Суть симпозиумов и конференций "Человек и христианское мировоззрение" сводится к тому, что у любого мировоззрения есть конкретные последствия. Идеи становятся реальностью. Наши академические слушания рассматривают мировоззренческие вопросы и ответы, а также их влияние на нашу общественную и личную жизнь. Всем нам хочется мгновенных разрешений наших проблем - но ясно, что проблема сложилась не за одну ночь, и ее разрешение произойдет тоже не мгновенно. Всем нам хочется тут же что-то делать, чтобы исправить положение вещей. Но чтобы совершить правильное действие, нужно начать с правильного понимания. Хотя верно и обратное: правильное понимание, не влекущее за собой правильных действий, тоже бесполезно. Слово и дело, понимание ситуации и ее разрешение взаимосвязаны.
В надежде, что железо острит железо, наши симпозиумы предоставляют возможность прозвучать разным точкам зрения. Что же касается организаторов этих слушаний, они являются выразителями христианского мировоззрения. Мое понимание мира и жизни строится на авторитете Библии и на доверии к ней. Еще недавно вряд ли кто-то на Западе пошевелил бы бровью, услышав это. Но в наше стремительное "научное" время многие стали считать такие убеждения достаточным основанием, чтобы дисквалифицировать докладчика как человека неинтеллигентного, фанатика и мракобеса. Причем такие перемены в Соединенных Штатах Америки произошли в последнюю четверть XX века. В 1952 году, когда судья Верховного Суда США Уильям Дуглас написал: "Мы люди религиозные, само наличие нашего института предполагает существование Высшего Существа", - его заявление было воспринято как должное, ибо оно отражало веру американцев. Сорок четыре года спустя судья Антонин Скалиа сказал, что он верит в чудеса Христа и Его воскресение. По отзывам критики могло сложиться впечатление, что он верит в устаревшую научную теорию "эфира" или в сказочную историю . Неужели науке удалось научными доказательствами вытеснить духовное, т.е. имеющее отношение к Богу? Неужели подвергать все сомнению стало более интеллектуальным занятием, чем верить? В чем рациональность скептицизма? И в чем выражаются "предрассудки" религиозного человека и "объективность" нерелигиозного?
Полагаю, прежде чем отбрасывать веру в Бога как отживший предрассудок или грандиозную проекцию одновременно наших самых глубоких и самых простых желаний, - может быть, стоит все-таки эту веру исследовать? При столь древней ее истории она заслуживает этого. Современный натурализм ведь по сути возник сравнительно недавно, и определение его до сих пор не сформировалось. Теистическая же наука признавалась наукой одновременно и философами, и учеными на протяжении почти всей ее истории. Христианское мировоззрение открыто для любого исследования, как и любое другое мировоззрение. В области человеческих убеждений не может быть двух разных истин - одна для общественности, открытая для проверки, а другая личная, сокровенная, для души, по собственному вкусу. Если человек считает, что основные постулаты мироздания неподвластны исследованию, - значит, он считает, что невозможно найти и основание для человеческой жизни. Один мудрец сказал, что жизнь, которая не подлежит пониманию и исследованию, не стоит того, чтобы жить. Каждый из нас хочет для себя жизни, достойной того, чтобы ее прожить, и каждый из нас ищет определенные основы такой жизни.
Альберт Эйнштейн заметил как-то: "Проблему невозможно разрешить на уровне осознания ее существования". Для разрешения проблемы требуется более глубокое понимание, чем понимание того, что она есть! Наши симпозиумы приглашают к размышлению, которое, надеемся, приведет к решениям, способным выдержать проверку временем. Часто мы лишь ретушируем фасад здания, игнорируя трещину, ползущую по фундаменту. А фундамент, основание любой жизни - в мировоззрении.
Фундаментальные вопросы мировоззрения:
- откуда мы появились?
- кто мы - для чего я существую?
- почему в нашем мире есть проблемы?
- что мы можем сделать для их разрешения?

Два основных мировоззрения современности - христианское и натуралистическое
Как правило, участники нашего симпозиума придерживаются одного из двух мировоззрений - либо теистического, либо натуралистического. Христиане верят, что Бог является Высшей реальностью, и все в мире тем или иным образом исходит от Него. Бог является трансцендентным (внешним, независимым) Творцом вселенной. Или, говоря иначе, Бог не тождественен вселенной, Он - ее Создатель. Современные же натуралисты верят, что высшей реальностью является материя и что естественные причины дают исчерпывающее объяснение всему наблюдаемому и происходящему (хотя найти такое объяснение им пока что не удалось).
Христиане верят - и обоснованно, - что Бог не только существует, но и обращается к нам, открывает нам Себя в истории и, главным образом, в воплощении - в Иисусе из Назарета. Через Откровение христиане познают свое предназначение в жизни , понимают, что прекрасное Божье творение искажено , и видят, каково разрешение этой проблемы сейчас и в будущем . Натуралисты возражают, что познание подобных вещей невозможно, и утверждают, что мы лишь случайность в космосе (что, по сути, также невозможно доказать). Существует только материя. У нас нет смысла, нет абсолютов, нет ценностей, - но при этом, по мнению натуралистов, человек волен создавать свои собственные системы морали и ценностей, создавать для себя цель жизни. Признается, правда, и то, что все эти ценности - относительные, временные, переменчивые. Единственным стандартом при этом становится личное предпочтение - субъективное, могущее оказаться рациональным или иррациональным. На формулу стабильности это мало похоже.
Для христиан нормы морали и ценностные ориентиры исходят из самой сущности Бога, и наше врожденное нравственное чувство присуще нам лишь потому, что мы созданы по Его образу. Христиане живут в убежденности, что эта жизнь имеет вечную значимость и последствия, потому что все наши поступки - это отражение наших личных отношений с Вечным Богом. И дело не в будущих наградах или наказаниях в соответствии с какой-то системой заслуг, существующей на небесах, - хотя мы действительно пожинаем и будем пожинать то, что посеяли, - нет, дело в вечном подлинном порядке вещей в мироздании. Это означает, что идеи и поступки имеют непреходящие последствия, действие которых не ограничивается только материальным миром, временем и пространством.
Наверное, кто-то думает, что вопросы происхождения мира с натуралистической или теистической точки зрения настолько неконкретны и далеки от жизни, что обсуждать их - пустая трата времени. Мир надо спасать, и сегодня же - тут не до метафизики и науки о происхождении!.. Пусть их обсуждают философы и богословы!.. Однако и историки, и ученые заявляют, что преимущественно благодаря вере в Бога, благодаря пониманию Его сущности и божественного происхождения вселенной и человека, появилась и изначально могла развиваться современная наука. Натурализм же смог вырваться вперед благодаря Дарвину, хотя вскоре стал обходиться и без него . Различие плодов натурализма и христианства, при всей непоследовательности и отличиях их последователей, заложено уже в самой сердцевине обеих мировоззренческих систем.
Куда привело нас наше мировоззрение?
Мы присутствуем с Вами при окончании самого кровавого столетия в истории, более жестокого, чем все предыдущие века вместе взятые. Какие же мы можем извлечь уроки, чтобы передать нашим детям и внукам более благоустроенный мир?
 
За ХХ век было уничтожено более 170 млн. людей - практически столько, сколько населяло всю землю 1500 лет назад. Благодаря развитию технологии совершать массовые убийства стало легко. Но это вина не технологии. Большинство смертей стало следствием мировоззрения, отрицающего существование Бога и ответственности каждого перед Ним. Для такого мировоззрения жизнь не является неприкосновенной. Расизм гитлеровской идеологии вылился в геноцид и холокауст. Не считая тех, кто погиб во время самой войны, Гитлер уничтожил 15-16 млн. человек, 6 млн. из которых были евреями. Антирелигиозная истерия Мао Цзе Дуна повлекла наиболее систематическое в истории истребление одной нацией всякой религии, и христианства в особенности. По некоторым подсчетам, при Мао Цзе Дуне погибло 70-72 млн. китайцев . На Сталина возлагают ответственность за смерть 40 млн. людей, а в последнее время цифра эта возросла почти до 60 млн. В результате коммунистического переворота в Камбодже в попытках строительства идеального государства было уничтожено 2 или 3 миллиона людей - при общем населении в 7 миллионов. Добавьте к этому другие войны, этнические и идеологические чистки, - и вы получите 170 миллионов погибших, которые стали жертвами конкретных идеологий и мировоззрений, оправдывающих подобные убийства . Что же стоит за этой фатальностью? Что за мировоззрения открыли путь убийствам? Люди по всему миру ищут свободы, братства, мира и безопасности - потому что не имеют их. Каждый хочет и морали, и законности, - хотя бы в степени, достаточной для обеспечения безопасности и защиты жизни и собственности - однако не до такой степени, чтобы отказывать себе в свободе .
Сегодня многие надеются, что достаточно привлекательным и убедительным окажется "консенсус морали", который предлагает договориться о правилах поведения в какой-то группе, и этих правил придерживаться. Насколько успешна будет такая мораль в реальности, зависит от степени договоренности между теми людьми, которые будут жить и устанавливать эти нормы, от способности правительства претворять эти правила в жизнь, и наконец, от законопослушности самих граждан. Если люди благоразумны, послушны и нравственны, а законы выражают их волю, то "консенсус морали" может оказаться эффективным. Но что, если люди решают, что у них есть право самим определять, что правильно и что неправильно, и принимаются составлять свои собственные правила, идущие вразрез с согласованным мнением остальных? Что, если это меньшинство становится эгоцентричным, нерассудительным, мятежным и агрессивным? Или какой-нибудь полубог начинает формировать консенсус убеждением, переступая при этом через интересы других наций и этнических групп? Как же тогда нациям прийти к консенсусу, который будет защищать их национальные интересы и цели? Очевидно, что мораль должна основываться на чем-то более глубоком, чем дрейфующее единодушие, и что желание поступать нравственно является врожденным и само исходит из сердца граждан . Полагаю, ХХ век лишь приоткрыл нам, какой может быть мораль, лишенная фундамента!..
В конце прошлого столетия и в последующие десятилетия много говорилось о прогрессе. О каком же именно? Благосостояние и технологические возможности некоторых стран, безусловно, выросли; но что еще мы можем отождествить с прогрессом? Хотя повсюду, от академических кругов до телевизионных шоу, как идеальный путь и преподносится "секулярный гуманизм", в реальности же это словосочетание может означать что угодно. Боюсь, что и варварство - в том числе. Осмелюсь сказать, что если в гуманизме и сохранилось нечто благородное, то это отнюдь не благодаря самому гуманизму, а тому, что было до него. Историком Томасом Кахиллом написано уже три тома из задуманного им цикла под названием "Повороты истории". Своей целью он ставит заново рассказать историю тех, кто каким-то образом повлиял на ход истории и развитие культуры Запада. Один из его трудов называется "Как ирландцы спасли цивилизацию" , другой - "Подарок евреев". Третий, полностью посвященный Иисусу Христу, - "Желание вечных гор", т.е. желание мира. Все три тома подводят читателя к Библии, возвращают нас к духовным корням - к мировоззрению, принимающему Бога и Его волю.
Вера христиан, строящаяся на библейском откровении о Боге и Его праведности, переменила многие жизни, общества и государственные институты . Христианское богословие (слово) неминуемо должно приводить человека к практикованию этих истин (делу). Например, сотворение, описанное в Библии, - это не просто теоретическая информация, она имеет совершенно конкретное значение для нашей жизни. Бог, а не Его творение, достоин поклонения. Семья тоже была создана Богом, а значит, и отношения в браке строятся на уважении. Каждый человек имеет ценность независимо от его продуктивности в глазах общества, потому что он сотворен по образу Божию. Нравственность исходит из самой сущности Бога - и потому врожденное нравственное чувство присутствует в любых культурах и народах. Жизнь заслуживает уважения, защиты и сохранения, потому что не мы ее сотворили, а Бог. Все человечество обладает единством, которое выше расовых и культурных различий, потому что у всех нас один Отец. Этническая и расовая ненависть - преступление не только против людей, но и против Бога, Отца всех людей, ибо все мы - Его дети. История сотворения повествует нам о равенстве полов, признавая при этом руководство мужа в семье. Богом установлены правительства, на которых лежит ответственность защищать человеческую жизнь и наказывать преступников. История сотворения открывает нам, как человек получил свободу, и как он ее потерял - как первоначально произошло неповиновение и то, что богословы называют грехопадением. Это и объясняет, в чем корень наших проблем и до каких пор эти проблемы будут оставаться в силе . Познание (в словах и делах) Божьих качеств - Его любви, святости, праведности и милосердия - тоже имеет для нас значение: человек, сотворенный по образу Божьему, призван поступать так же и стараться быть таким же, как его Отец.
Все вышеизложенное привело к конкретным результатам, соединяющим в себе слово и дело. Воплощение в жизнь христианского мировоззрения можно увидеть в фундаментальном и далеко идущем практиковании смирения, ведущего к миру и терпению; в утверждении человеческого достоинства, ведущего к безопасности, уважению и спасению других; в грамотности, давшей большинству народов письменность и литературу; в современной науке (ее возникновении и начальном развитии); в миссиях, несущих во все уголки земного шара не только слова Благой Вести, но и конкретные деяния. Среди дел христианской благотворительности можно назвать больницы, университеты, общественные парламенты, разделение политических властей, отмену рабства (в давнем и недавнем прошлом), защиту прав женщин и детей, приобщение к цивилизации варваров (ныне называемых европейцами), благотворительные организации, стремление к справедливости, уважение к простому человеку и его труду, вклад в развитие искусства и музыки - и, наконец, измененные жизни .
Я не хочу замалчивать исторических трагедий, связанных с так называемым христианским миром ; но я вижу в них, во-первых, отклонения от того, каким был Христос и библейское христианство, а во-вторых, тень от яркого света положительного вклада христианства. Никто не оспаривает принцип из-за допущенных отклонений от принципа. Почему же тогда спорить со Христом на основании того, что кто-то отошел от Него в какой-то момент истории? Известный британский историк Пол Джонсон написал: "Почти на каждой странице истории встречаются примеры безумия и нечестия тех, кто был известен как христиане. Но изучая ход событий, я понял, что люди творили зло не из-за христианства, а вопреки ему - христианство было не источником, а главным (и иногда единственным) сдерживающим фактором в способности человечества творить зло. В истории взаимоотношений человеческого рода и христианства достаточно обескураживающих моментов. Но без последних 2000 лет история была бы еще более сокрушительной" .
Куда нам идти?
Что приготовил нам ХХI век? Или прошлое было лишь предисловием к грядущему?
В чем наша надежда, и на чем она держится? Экзистенциалист Жан-Поль Сартр, оказавший влияние на огромное количество молодых людей на Западе в середине этого столетия, к чьему голосу продолжаются прислушиваться и ныне, умер в отчаянии. Какое основание для надежды могут предложить материалисты? Гилберт Кийт Честертон, выдающийся британский писатель, поэт, политический и социальный публицист, влиятельный борец за права человека и апологет христианства, со свойственной ему краткостью как-то заметил, что самым сильным доводом против христианства являются христиане. Когда известная британская газета "Таймс" задала ему вопрос: "В чем проблема нашего мира?" - Честертон написал в ответ:

   "Сэр,
         во мне.
                 С уважением,
                 Гилберт Честертон" .

Даже Бертран Рассел, известный философ-атеист написал: "Зло лежит в глубине наших сердец, и вырвать его надо из наших сердец" .
Изменение мира начинается с собственного изменения. Начало и возможность для такой перемены дает нам Иисус, являющий Себя в Библии и в истории. Если мы хотим, чтобы дела наши не расходились со словами, то вера в Бога христианства, открывающаяся нам в Библии, стоит на более крепких основах, чем все философии жизни, порожденные натурализмом, не замечающим ничего, кроме материи. Сама история подтверждает этот вывод. Подтверждает его и логика. Нужно, чтобы и по людям можно было это увидеть.
"Истинное христианство простирается гораздо дальше личной веры и личного спасения. Не больше и не меньше, но оно является каркасом для понимания всей реальности" . Каждый день и Вы, и я принимаем решения, которые созидают тот или иной мир. Или мы добровольно опутываемся прихотливыми мировоззрениями нашего века - или мы помогаем создать новый мир любви, мира и прощения.

Как же нам теперь жить?

Принимая всей душой Божью истину, познавая сотворенный Им физический и моральный порядок, с любовью борясь за эту истину рядом со своими ближними, и, наконец, не теряя мужества жить по этой истине каждый миг нашей жизни.
 
"Дерзновенно, и потому радостно" .
 
Пусть доклады, которые прозвучат на этой конференции, откроют нас к более глубокому пониманию самих себя, друг друга и к ощутимым результатам, которые берут свое начало в жизни каждого из нас.
____________________
1 Charles Colson and Nancy Pearcey, How Now Shall We Live? (Tyndale House Publishers, Inc. Wheaton, Illinois, 1999) p. 22
2 JP Moreland, ed. The Creation Hypothesis: Scientific Evidence for an Intelligent Designer (Downers Grove: InterVarsity Press, 1994), p. 51.
3 
См. Charles Colson and Nancy Pearcey, How Now Shall We Live? (Tyndale House Publishers, Inc. Wheaton, Illinois, 1999) p. 20-23.
4 
См. JP Moreland, ed. The Creation Hypothesis, с. 41-66 по вопросу о теистической науке, методологии натурализма, натуралистической науке, а также по проблемам определений, целей и свидетельств.
5 Прославлять и любить Бога и ближнего.
6 Человек восстал, предпочел свое своеволие воле Божьей, что повлекло за собой отчуждение от Бога и других людей.
7 Божья благодать, предлагая оправдание и искупление через жертву Христа, прощение и примирение с Богом через веру (уверенность, доверие, верность), побуждает, преобразовывает и влечет человека к радикальному изменению жизни ("покаянию") и принятию Божьей воли, что проявляется в любви к Богу и ближнему.
8 В конечном итоге будут явлены новое небо и новая земля, на которых воцарятся мир и праведность; этот мир - лишь подготовка к лучшему из миров.
9 Во втором издании книги "Происхождение видов" Дарвин добавил к последнему абзацу фразу, что он не настаивает на натуралистическом объяснении происхождения первого или первых живых существ. За это ухватились сторонники теистической эволюции: Бог сотворил первые формы жизни, и этого было достаточно для развития всех других форм; микро- и макро-эволюция являются просто Божьим методом для развития всего остального творения на земле.
10 По данным, опубликованным Дэвидом Берреттом в книге World Christian Encyclopedia, 1982, с. 60, число погибших христиан составляет 22 миллиона.
11 Цифры взяты из книг Дэвида Берретта World Christian Encyclopedia, 1982, с. 52-74 и Джеймса Кеннеди и Джерри Ньюкома What If Jesus had never been Born (Nashville: Thomas Nelson Publishers, 1994), c. 225-237.
12 "В начале 20-х годов Маркс, Фрейд, Эйнштейн несли практически одно и то же послание: мир есть не то, чем он кажется. Чувствам, эмпирически формировавшим наши идеи о времени и расстоянии, правильном и неправильном, законе и справедливости, представления о человеческом поведении в обществе, доверять нельзя. Более того, взгляды Фрейда и Маркса были объединены, чтобы подорвать высоко развитое у человека чувство личной ответственности и долга перед установленными и объективно истинными нормами морали, составлявшими сердцевину европейской цивилизации XIX века. Моральной анархии способствовало и почерпнутое (хотя неправильно) из идей Эйнштейна представление о вселенной, где все важнейшие измерения относительны. Кого
-то это смутило, кого-то обрадовало". Paul Johnson, Modern Times, 1983, p. 11; цит. по: Дейв БризSeven Men Who Rule the World from the Grave, (Moody, 1990, c. 113).
13 Олдос Хаксли признавал, что он отрицал теизм по личным причинам, не желая подчиниться требованиям христианской жизни. Он говорил: "У меня были свои мотивы не желать, чтобы мир имел смысл; в конечном, итоге я решил, что так оно и есть, и без труда смог найти убедительные причины для такого вывода. Философ, не находящий смысла в мире, … всего лишь старается доказать, что нет объективных причин отказывать себе в том, чего хочется… Для меня лично философия абсурда есть необходимый инструмент освобождения, сексуального и политического". Но жизнь, полная так называемой "свободы", так и не принесла Хаксли счастья.
14 Обзор различных моральных систем можно найти в книге Дейва Бриза Seven Men Who Rule the World from the Grave, (Moody, 1990, c. 115-122).
15 Св. Патрик был юношей-рабом, уверовавшим, что Бог его отцов, которого он когда-то отвергал, призывает его стать миссионером среди ирландцев. Патрик понес с собой послание любви и прощения для кровожадной культуры того времени. В качестве центров образования и духовности ирландцы начали создавать монастыри, где люди могли учиться думать, работать и жить вместе - так появились первые европейские университеты. Св. Писание и книги переписывались, искусство возрождалось. Когда-то народ-разрушитель, бывший основой варварства в Европе, ирландцы, обратившись, превратились в созидательную нацию. Европейское общество начало процветать. Что повернуло ирландцев столь решительно от падения Рима к расцвету средневековой Европы? Для них это было нечто большее, чем личная вера - это было мировоззрение, изменившее их культуру и жизнь.
16 СмChristianity Today, Dec. 6, 1999.
17 
Адаптировано из: Норман ГейслерBaker Encyclopedia of Christian Apologetics, pp.169-171.
18 
См. James Kennedy and Jerry Newcombe, What If Jesus had never been Born (Nashville: Thomas Nelson Publishers, 1994), "Where Would Civilization Be Without Christianity?" in Christianity Today, Dec. 6 1999.
19 Максимальная цифра, которую связывают с "убийствами во имя Христа" в течении истории, составляет 17 миллионов, включая мучеников-христиан; это жертвы крестовых походов и религиозных войн. Краткий обзор негативных аспектов христианства в истории - см. James Kennedy, pp.205-223.
20 Из речи, произнесенной в 1986 году. Цит. по: Джеймс Кеннеди, Джерри Ньюком, What If Jesus had never been Born (Nashville: Thomas Nelson Publishers, 1994), c. 223.
21 За месяц до своей смерти Сартр написал: "При мысли о том, что любую минуту может разразиться война со странами третьего мира, что планета наша сейчас представляет собой жалкое сборище, меня опять начинает одолевать отчаяние. Сама мысль, что все в этом мире бессмысленно, что существуют только какие-то мелкие личные интересы, за которые мы боремся! … Мир кажется отвратительным, злым и безнадежным. Вот вам и крик отчаяния старика, умирающего в безнадежности. Это то, чему я так сопротивлялся. Я думал, что умру с надеждой. Но
надежда нуждается с фундаменте..." Цит. по: Майкл ГринThe Day Dearth Died(Downers Grove: InterVarsity Press), p.103.
22 
Цит. по: Джон МаршConfronting Jesus (Colorado Springs: Navpress, 1984), p. 97.
23 Там же.
24 Charles Colson, How Now Shall We Live? (с обложки)
25 "Очень горько, что в умах многих людей христианство стало ассоциироваться с набожным этическим поведением и неопределенными теистическими верованиями, соединенными с эстетическим эмоционализмом и мягким пылом гуманной благотворительности. Это уже не вера, которая пробудила мир гласом тысячи труб и одарила людей блаженством снова чувствовать себя живыми. Тогда люди знали, что такое настоящее христианство - приход в историю неизмеримой силы, возвышение человеческого существования до нового уровня и сверхъестественного измерения, наполнение людей жизнью Самого Бога через Иисуса Христа, подобно тому как лоза вливает жизнь в новую ветвь". - James S. Stewart, Thine is the Kingdom, New York: Charles Scribner's Sons, n.d. [Процитировано Джеймсос Евансом "The Anatomy of Mission," Faith in Practice, Eds.
David A. Fiensy & William D. Howden (Atlanta: European Evangelistic Society, 1995) pp. 192-3].
26 Charles Colson, How Now Shall We Live? p. 487.

avatar
Белов
Admin

Сообщения : 1320
Репутация : 730
Дата регистрации : 2011-01-30
Откуда : Москва

http://mirovid.profiforum.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения