Академик Н.Н. Моисеев «Быть или не быть…человечеству»

Перейти вниз

Академик Н.Н. Моисеев «Быть или не быть…человечеству»

Сообщение  Белов в Вт Янв 16, 2018 1:05 am

(Фрагменты из книги. 1999 г.)

Предисловие

У Вас в руках книга, написанная человеком, кото¬рый после Московского Государственного универси¬тета в 1941 году ушел на фронт защищать свободу и независимость своей Родины — Советского Союза и, вернувшись с Победой в чине капитана Советской Армии, поступил на службу Науке, где прошел путь от младшего научного сотрудника до, выражаясь военным языком, маршала. Никита Николаевич Мо¬исеев стал действительным членом Академии наук СССР, а теперь является действительным членом Российской Академии наук.
В 1983 году академик Моисеев с группой сотрудни¬ков проверил гипотезу, выдвинутую американским ученым Карлом Саганом, о вероятных последствиях широкомасштабной ядерной войны и на математичес¬ких моделях подтвердил предсказание о том, что если бы такая война произошла, на Земле возникла бы"ядерная ночь", а затем "ядерная зима". В ре¬зультате этих работ люди по иному стали относить¬ся к проблеме гонки ядерных вооружений.
Книга Н.Н.Моисеева «Быть или не быть... человече¬ству» заслуживает того, чтобы ее прочитали и осмыслили, по крайней мере, те жители Земли, которым не безразличны судьбы их детей и внуков. Может быть, после ознакомления с этой книгой люди будут по иному относится к про¬блемам назревающего экологического кризиса, кото¬рый "несет в себе угрозу не одномоментной гибели людей в результате ядерного катаклизма, а вероят¬ность еще более мучительного исчезновения всего Рода Человеческого".

ЧЕЛОВЕЧЕСТВО — НА КРАЮ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОПАСТИ

1. Наступит ли конец света в XXI веке?
В научных кругах принято говорить не о конце све¬та, а о конце истории. Мысль о том, что может наступить такое состояние Общества, впервые была высказана Гегелем, которому принадлежит сам этот термин и первая интерпретация его смысла. Великий немецкий философ писал об этом в 1806 году, после сокрушительных побед Наполеона. Ему тогда казалось, что в Европе возникал некий идеальный порядок, яв¬ляющийся, согласно его учению, конечной целью ис¬торического развития, достижение которой должно стать воплощением Абсолютной идеи.
Во второй половине XIX и в начале XX века тема о "цели истории" стала особенно популярной. Более того, в некоторые годы она служила предметом много¬численных и весьма жарких дискуссий. Небезынтересны перипетии дискуссии на эту тему в России, кото¬рые в прошлом веке наложили заметный отпечаток на общее течение отечественной мысли. Так, например, Василий Розанов в знаменитой работе "Легенда о ве¬ликом инквизиторе", опубликованной в конце XIX века, с крайним негодованием писал, что большинство уче¬ных считает Человека лишь "средством исторического прогресса", и задавался вопросом о том, настанет ли такое время, когда люди поймут, что именно Человек является целью истории. Мысль о том, что именно Человек, его духовный мир, являются целью истори¬ческого, развития, в то время была весьма широко распространена в русской философии, особенно в "фи-лософии космизма". А в "философии всеединства" она приводила к противопоставлению таких конструкций, как идея Богочеловека и идея Человекобога.
Проблема цели исторического процесса достаточно четко ставилась и в материалистической философии, в том числе, в марксизме. Так, в "Немецкой идеоло¬гии" — одном из самых, на мой взгляд, интересных своих произведений — Карл Маркс, размышляя о воз¬можности конца истории, по существу рисовал неко¬торое гипотетическое состояние Общества, к которо¬му в силу необходимости будет идти человечество. Он писал о коммунизме, как о некотором историческом процессе, в результате которого утвердится финаль¬ная форма общественного устройства, в котором "сво¬бода каждого будет обеспечивать свободу всех". Маркс называл такое общественное устройство рациональ¬ным гуманизмом.
Вопрос о конце истории и в XX веке продолжал оставаться одной из проблем, тревоживших челове¬ческую мысль. Например, теория Тейяра де Шардена, изложенная в его книге "Феномен человека", завер¬шается изложением идеи о сверхжизни. Это — некое финальное состояние Универсума, при котором сна¬чала исчезнут расы и отдельные страны, а затем еди¬ное человечество сольется с Природой и Богом. Это и есть, по его трактовке, цель истории, цель эволюции и, одновременно, конец всего — и эволюции и истории. Гегелевская трактовка понятия о конце истории обрела новое звучание в современных условиях. При¬чиной тому послужило окончание холодной войны и крушение коммунистического мира. Эти события были восприняты некоторыми учеными в качестве конца истории. Так они трактуются в докладе американско¬го профессора Фрэнсиса Фукуямы "Конец истории", который нашел широкий общественный отклик и был напечатан целым рядом периодических изданий. Но оценка этих событий, предложенная Фукуямой, пред¬ставляется мне довольно поверхностной.
Я полагаю, что катастрофа Советского Союза пред¬ставляет собой лишь один эпизод глобального социаль¬ного кризиса. Может быть, это — один из важнейших эпизодов начавшегося во всем мире разрушительного процесса, резко ускоряющего развитие планетарной перестройки. Однако события, свидетелями и участни¬ками которых мы все являемся, по-моему, вовсе не означают конца истории. Просто, начинается совсем иная история планеты, в которой исключается возмож¬ность самостоятельного (конкурентного) развития от¬дельных стран, когда экономика, так же как и исто¬рия, становятся всепланетарными. В таком мире люди будут жить по-новому, и нашим современникам надо начать приспосабливаться к новой жизни.
С моей точки зрения, будущность человечества мо¬жет быть обеспечена лишь посредством компромис¬сов, которые могут быть достигнуты не только внутри Общества, но и между человечеством и Природой. Ведь эволюционное развитие на Земле в течение трех миллионов лет фактически представляют собой цепочку ком¬промиссов, составляющих суть процесса взаимной адап¬тации человечества к вмещающей его биосфере. По¬добные процессы всегда совершались в живом мире в том или ином виде. Только теперь условия таких ком¬промиссов должны определяться не слепой стихией, а Разумом. В этом и состоит одно из отличий моей пози¬ции от философских взглядов Тейяра де Шардена на этот предмет.
В рамках разрабатываемой мною теории универсаль¬ного эволюционизма нет места для понятия цели ис¬торического процесса. Есть определенная направлен¬ность, общие тенденции общественного развития. Про¬исходит развитие и формирование Коллективного Разума человечества, оказывавшего во все большей степени влияние на мировой процесс. Человечество постепенно осознает существование общей цели, но не у исторического процесса, а у биологического вида Homo sapiens. Эта цель — сохранение собственного гомеостаза, т.е. своей целостности, как системы.
Мне кажется, что в этом вопросе абсолютно прав был известный русский мыслитель Александр Герцен, который полтораста лет тому назад писал, что не ве¬рит в предопределенное восхождение человечества к лучшему будущему. Он утверждал, что Природа ин¬дифферентна по отношению к Человеку, что она пре¬доставляет ему такую возможность, но не более.
Но хотя у исторического процесса, как и у любого процесса самоорганизации, нет цели, говорить о концеистории как истории рода человеческого, по-моему, не только можно, но и нужно. Человечество как био¬логический вид смертно, и в этом смысле конец че¬ловеческой истории однажды наступит. И не в ка¬ком-нибудь совершенно неопределенном будущем, а, может быть, уже в середине XXI века. Дело в том, что антропогенная нагрузка на биосферу возрастает стремительно и, вероятнее всего, она близка к крити¬ческой. Локальные неустойчивости, с которыми мы уже сталкиваемся, могут легко перерасти в неустойчивость глобальную. Биота может потерять стабильность, что означает потерю способности биосферы поддерживать ее важнейшие характеристики.
В новом состоянии биосферы Человеку, вероятнее всего, просто не будет места. Вот это и будет означать КОНЕЦ ИСТОРИИ, в том смысле, в каком ее пони¬мал известный английский историк и мыслитель Р.Коллингвуд. По его мнению, это будет конец истории био¬логического вида Homo sapiens, единственного, насколь¬ко мы можем судить в настоящее время, носителя Разума во Вселенной. Таким может оказаться резуль¬тат одной из попыток Природы (Универсума, единой Суперсистемы) создать с помощью Человека инстру¬мент самопознания.
Итак, коротко говоря, конец истории в наступаю¬щем столетии, по-видимому, возможен, но не неиз¬бежен. Действия людей могут либо ускорить его на¬ступление, либо отложить на далекое будущее — в этом и состоит проблема, возникшая перед человече¬ством.


2. Проявления назревающего экологического кризиса
Биосфера как самонастраивающаяся система до поры до времени могла компенсировать изменяющиеся вне¬шние нагрузки. Биота выполняла роль удивительного регулятора: на протяжении миллиардов лет она удер¬живала параметры биосферы в том узком диапазоне значений, в котором только и мог возникнуть и разви¬ваться наш биологический вид. И процессы такого регулирования были в целом успешными, несмотря на то, что за время существования нашей планеты био¬сфера неоднократно подвергалась таким мощным вне¬шним воздействиям, как колебания солнечной актив¬ности, падения крупных метеоритов, интенсивный вул¬канизм и т. д. Но теперь основной опасностью для ста¬бильности биосферы становится Человек. Последние три столетия биосфера подвергается возрастающим и все более "обременительным" антропогенным нагруз¬кам (т. е. нагрузкам от Человека). Они связаны не только с угнетением и перестрой¬кой структуры биоты. Происходит резкое сокращение разнообразия форм растительной и животной жизни, что влечет за собой весьма опасную угрозу стабильно¬сти биосферы в целом.


Особое значение имеют нагрузки, связанные с вов¬лечением в биосферные циклы ископаемых энерго¬носителей — углеводородов и ядерного горючего. Уже не первое десятилетие большое внимание не только ученых, но и широкой общественности привлечено к такому явлению, которое получило название парни¬ковый эффект. Антропогенные выбросы углекислого газа, метана и некоторых других газов, а также рас¬пыление разного типа аэрозолей, задерживают длин¬новолновое (тепловое) излучение нашей планеты и приводят к повышению средней температуры на по¬верхности Земли. Как бы ни были сложны измерения, сколь бы ни были велики неопределенности в выдвига¬емых гипотезах о последствиях парникового эффекта, основной вывод проводимых во многих странах иссле¬дований не вызывает сомнений у большинства специа¬листов. Через одно, может быть, через два поколения (т. е. к середине следующего века) потепление кли¬мата станет вполне ощутимым. Может быть, оно еще не обернется глобальной катастрофой, но последствия этого для человечества в целом будут, вероятнее всего, весьма негативным. Продуктивность основных житниц планеты — Великих степей Евразии, Сре¬диземноморья, стран Сахеля, кукурузного пояса Се¬верной Америки — уже к середине следующего сто¬летия может заметно сократиться, в пределах от 20 до 25%. Примерно на такой же процент возрастут раз¬меры пустынь и полупустынь в средних широтах.
Не менее грозным предупреждением становится сокращение площадей тропических лесов, которые наряду с северной тайгой являются легкими планеты — они вырабатывают основную массу кислорода, необхо¬димого для существования всего живого на Земле. Правда, как показывают расчеты, прямая опасность кислородного голодания человечеству пока не угрожа¬ет, но иметь в виду подобную перспективу необходимо. Этим не ограничиваются опасности для человече¬ства, связанные с изменениями климата под влиянием атмосферных процессов. Если рост поступления в ат¬мосферу парниковых газов сохранится, то в ближай¬шие десятилетия из-за таяния полярных льдов и теп¬лового расширения воды на десятки сантиметров под¬нимется уровень Мирового океана, и это тоже внесет немалые осложнения в жизнь планетарного сообще-ства. Помимо того, что значительные части суши во многих странах окажутся под водой, изменится поло¬жение границ, разделяющих природные зоны степь-тайга и тайга—тундра и потребуется перестройка всей структуры сельскохозяйственного производства. Мож¬но спорить о сроках наступления негативных послед¬ствий парникового эффекта, о темпах их нарастания, но основные выводы проведенных исследований не вызывают сомнений, с ними согласно большинство климатологов.
Существует еще ряд опасностей, причиной которых является, казалось бы, совершенно нормальная жизне деятельность Человека. К числу подобных явлений от¬носится загрязнение океана. Оно приводит к угнете¬нию океанической биоты (что в некоторых районах мирового океана уже приобретает катастрофический характер) и, следовательно, к сокращению пищевых ресурсов человечества. Кроме того, в загрязненных акваториях морских портов и некоторых заливов за¬метно сокращается испарение с морской поверхности. А из-за этого меняется структура энергообмена между океаном и атмосферой, который является одним из основных регуляторов земной жизни. Я уж не говорю о том, что. в атмосферу поступает меньше влаги, столь необходимой биоте суши.
Все большее количество органики человечество выводит из кругооборота веществ в природе. В начале 70-х годов В.А. Ковда подсчитал, что человечество производит отбросы органического происхождения в 2000 раз интенсивнее, чем вся остальная биосфера. Но известно, что ни один биологический вид не может существовать в среде, состоящей из отбросов его жиз¬недеятельности. В этом отношении Человек не являет¬ся исключением.


Уменьшение плотности озонового слоя — еще одна опасность, нависшая над человечеством. И одной из причин этого считаются кажущиеся безобидными фре-оны, используемые в бытовых холодильниках. Надо заметить, что одновременно с утоньшением озонового экрана растет плотность тропосферного озона, что оказывает крайне отрицательное воздействие на рас-тительный покров планеты.
Еще одна угроза — рост генетической неполно¬ценности человечества. Какое-то количество "ненор¬мальных" детей всегда присутствовало среди новорож¬денных — это цена генетического разнообразия. Одна¬ко масштабы этого явления опасно возрастают. Сегодня каждый 500-й или 700-й ребенок в силу естествен¬ных мутаций рождается с заметными отклонениями от нормы. В былые времена такие дети чаще всего ранопогибали и не успевали оставлять потомства. Благода¬ря успехам современной медицины такие дети не только выживают. Довольно часто такие люди производят потомство, как правило, страдающее разными поро¬ками. Это приводит к росту (не только абсолютному, но и относительному) числа людей, являющихся носи¬телями генетических отклонений.
Основной причиной ухудшения структуры генофон¬да Человека и повышения частоты рождения "непол¬ноценных" детей является давление социальных фак¬торов, прежде всего алкоголизма и наркомании. К это¬му добавляется рост интенсивности мутагенеза за счет урбанизации, перенаселенности, различных загрязне¬ний воздуха, воды, земли и т. д. Не может не беспо¬коить и снижение интеллектуального потенциала че¬ловечества вследствие войн и разного рода геноцидов, которые ударяют прежде всего по наиболее талант¬ливой и активной части рода людского. Особенно страш¬ны миграции, изымающие из процесса нормального воспроизводства наиболее энергичную часть населе¬ния.
Необходимо считаться с тем, что у каждой популя¬ции существует некоторый порог допустимого размы¬вания генофонда (выражающийся в определенном про¬центе неполноценных особей), за которым восстано¬вить качество генофонда и предотвратить деградацию популяции не поможет никакой отбор. Человечество, надо думать, не являет собой исключения. Поэтому без кардинального изменения условий жизни людей генетическая деградация вида Homo sapiens неизбеж¬на. Можно спорить о конкретных числовых оценках — но через несколько поколений человечество, если экстраполиро¬вать современные тенденции изменений условий его существования, вероятно, подойдет к этому опасно¬му порогу. И обратного хода эволюционному про¬цессу тогда не будет.
До сих пор мы говорили в основном о факторах, действие которых станет ощутимо заметным через два-три поколения, то есть примерно к середине XXI века. Но существуют два фактора, отрицательный эффект которых может проявиться уже в первые десятилетия наступающего столетия.

Первый фактор — это широко известная "про¬блема Мальтуса". Хотя в некоторых деталях Мальтус ошибался (например, резкое уменьшение производ¬ства продуктов питания в расчете на душу населения началось не в XVIII столетии, а на грани 70-х и 80-х годов нынешнего века), но предсказанный им экологи¬ческий кризис в той или иной форме неизбежен. Такая перспектива большинством современных ученых не подвергается сомнениям. Однако предсказать все осо-бенности этого кризиса наука не может, как, впро¬чем, не может и предложить более или менее безбо¬лезненный выход из него.
Предупреждение Мальтуса о неизбежности наступ¬ления экологического кризиса сохраняет силу. В ны¬нешнее время почти половина населения Земного шара недоедает, т. е. живет на грани перманентного голода. Демографический рост приобретает угрожающий ха¬рактер, но теперь к ним добавляется и многое другое. Если англиканского пастора беспокоило только несо-ответствие роста населения росту производства пищи, то теперь во весь рост поднимается проблема несоот¬ветствия между растущими потребностями все увели¬чивающегося человечества и сокращающимися запаса¬ми ресурсов оскудевающей планеты. Например,происходит стремительное опустошение кладовых угле¬водородного топлива, накопленного биосферами про¬шлых времен. Его запасы ограничены, и это предмет беспокойства не только для энергетиков. Как страш¬ный кошмар перед человечеством вырисовывается пер¬спектива неминуемого исчерпания запасов угля, не¬фти, газа в обозримом будущем.
Но, что еще опаснее — происходит потеря плодо¬родия почв и резкое уменьшение продуктивностибиоты. Эти процессы охватывают практически всю пла¬нету, а в некоторых очень плотно населенных стра¬нах, таких как Бангладеш, Узбекистан и некоторых других, они видны уже достаточно отчетливо. К тому же большое количество плодородных земель во мно¬гих государствах выводится из сельскохозяйственного оборота вследствие городской застройки и промыш¬ленного строительства. В результате деградация при¬родной среды приобретает катастрофический харак¬тер, что резко сказывается на условиях жизни людей.
Если проблему Мальтуса многие люди понимают достаточно отчетливо, то о втором факторе — не менее грозной проблеме почти ничего не известно, в том числе и специалистам, поскольку она почти не обсуждается даже в научной печати. Это — возмож-ная потеря устойчивости (стабильности) биосферыкак целостной системы, частью которой является человечество.
Чем нам может грозить потеря стабильности био¬сферы? Ответ на этот вопрос должно дать понимание особенностей сложных нелинейных систем, одной из которых является биосфера. Если такая система утра¬чивает стабильность, то начинается ее необратимый переход в некое новое квазистабильное состояние. Каким оно будет, мы, к сожалению, заранее не зна-ем. Но более чем вероятно, что в этом новом состоянии параметры биосферы окажутся неподходящи¬ми для жизни Человека, а может быть, и для суще¬ствования всей биоты. Такими, например, при которых может оказаться возможным переход в состояние ква¬зиравновесия, подобное тому, в котором находится Марс или Венера.
Принципиальная возможность перехода Земли на такой путь эволюции, который прошла Венера, где температура на поверхности достигает сотен градусов по Цельсию, может и не реализоваться. Рост темпера¬туры на поверхности Земли должен будет сначала при¬вести к резким изменениям климата. Человечество их не перенесет, и тогда исчезнет причина, вследствие которой концентрация углекислоты в атмосфере Зем¬ли стала возрастать. В таком случае вспышка расти¬тельной жизни сможет компенсировать избыток угле¬кислоты, и биосфера снова придет в равновесие. Но только уже без человека!
Накопилось достаточно фактов, указывающих на то, что компенсаторные возможности биосферы либо уже нарушены, либо находятся на пределе своих возмож¬ностей. Например, известно, что концентрация угле¬кислоты в атмосфере возросла в текущем столетии весьма значительно: на 20—21 процент. И можно было бы ожидать, что биосфера отзовется на это увеличе¬нием объема фитомассы, поскольку углекислота — это пища растений. Однако на такое изменение состава атмосферы биота пока не откликнулась сколь-нибудь заметным увеличением своей массы.
Это очень грозный симптом. Если биосфера действи¬тельно начинает терять свою способность компенсиро¬вать внешние возмущения, и ее характеристики стали отличаться от тех квазиравновесных значений, кото¬рые ей были свойственны в течение последних столе¬тий, то это означает, что возникла необратимая рассогласованность, которая и дальше будет расти, при¬чем экспоненциально. Такая особенность присуща лю¬бому процессу, возникающему при потере устойчиво¬сти. Вследствие этого глобальная катастрофа может подкрасться совершенно незаметно и разразиться со¬вершенно неожиданно и столь стремительно, что ни¬какие действия людей уже ничего не смогут изменить. К сожалению, Общество очень мало знает о том, сколь условна стабильность того Мира, в котором мы живем. Вот еще один пример. Как считают ученые, совсем незначительные изменения мировых постоян¬ных, таких как скорость света, гравитационная посто¬янная и другие, могут качественно изменить свойства суперсистемы "Вселенная", а следовательно, и все про¬цессы, в ней происходящие. Даже изменений ее ха-рактеристик на доли процента было бы достаточно, чтобы не могли образоваться тяжелые металлы, на¬пример, и более или менее стабильные образования типа галактик. Следовательно, не мог бы возникнуть и самый замечательный результат развития Универ¬сума — ЖИЗНЬ. Не мог бы сформироваться и носитель Разума — Человек.
Только величайшая согласованность мировых посто¬янных, чрезвычайно тонкая их настройка обеспечила возможность такого развития мирового эволюционно¬го процесса, благодаря которому Вселенная обрела с помощью Человека возможность познавать саму себя. И эта тонкая настройка свойственна всем процессам, протекающим в Природе. Как показывают расчеты, и биосфера и вся Вселенная "держатся на острие брит¬вы", и кажущиеся ничтожными изменения их фун¬даментальных параметров могут привести к "сры¬ву", т. е. к ее полной перестройке. Поэтому не будет ошибкой сказать, что человечество балансирует на этом острие.
В специальной литературе содержатся сведения и о некоторых других явлениях, развитие которых в тече¬ние ближайших нескольких поколений приведет к нео¬братимым изменениям в условиях обитания Человека, в результате которых биосфера окажется непригодной для жизни современного человечества и дальнейшего развития цивилизации.
Предкризисные явления, описанные в этом пара¬графе, могут обостриться уже при жизни нынешнего поколения, т.е. поколения людей, родившихся в XX веке. Интерференция (точнее — взаимный катализ) этих явлений, может ускорить наступление экологического кризиса, который с большой долей вероятности может перерасти в планетарную катастрофу. Поэтому нельзя исключать возможность фатального исхода человечес¬кой истории. Природа со всей определенностью "пре¬дупреждает" нас о такой угрозе, и "требует" от лю¬дей, чтобы они меняли свои правила игры. Если люди не смогут преодолеть те реликты неандертализма, первобытной дикости и агрессивности, без которых человечество было бы неспособно выжить в предледниковые эпохи, то такой исход может наступить уже в не столь отдаленном будущем.
avatar
Белов
Admin

Сообщения : 1438
Репутация : 764
Дата регистрации : 2011-01-30
Откуда : Москва

http://mirovid.profiforum.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

продолжение

Сообщение  Белов в Вт Янв 16, 2018 1:07 am

3. Экологические кризисы — проклятие, вызванное цивилизацией
Сравнительно короткие промежутки времени, ко¬торые принято называть экологическими кризисамизанимают особое место в истории человечества. Чаще всего они носили локальный характер и хорошо изу¬чены историками, экологами, антропологами. Но изве¬стны кризисы другого рода — кризисы глобального масштаба, которые приводили к непредсказуемым перестройкам всего цивилизационного процесса и ох ватывали практически весь Земной шар. Именно в ходе таких перестроек наиболее ярко проявляется взаимо¬связь процессов, протекающих в Природе и Обществе, в полной мере обнаруживается тот факт, что челове¬чество взаимодействует с биосферой как единый вид. Вся история рода человеческого мне представляет-ся длинной цепочкой неизбежных кризисов и их счас¬тливого преодоления. Человек, после того как он вы¬делился из животного мира, всегда воздействовал на свойства окружающей среды, изменял естественные условия своего обитания. Необходимость компенсиро¬вать такие изменения порождала новые формы чело¬веческой деятельности, которые, как правило, приво¬дили к увеличению нагрузки на биосферу, что имело своим результатом дальнейшее ухудшение природных условий. Все это становится особенно заметным в наше время, когда средства, используемые человечеством, оказалась сравнимыми по мощности с природными процессами, и изменения характеристик биосферы не только переплетены с жизнью Человека, но и проис¬ходят в одном с нею ритме. Могущество цивилизации многим начинает казаться неотвратимым бедствием, а весь искусственный мир, т.е. вторая природа или тех¬носфера* — каким-то монстром, с которым человече¬ство, его породившее не в состоянии справиться. (* Созданные Человеком орудия и механизмы, а также пред¬меты и материалы, составляющие существенную часть сферы его обитания, академик А.Е.Ферсман в 20-е годы назвал тех¬носферо).

Почему и как возникают экологические кризисы, постоянно подстерегающие человечество?
Основным двигателем развития любых природных и общественных структур является механизм, рождаю¬щий конкурентное взаимодействие между ними. Если какой-либо вид, сообщество или иная организационная структура недостаточно эффек¬тивно и не выдерживает конкуренции, то чаще всего она замещается другими, более эффективными. Такая неконкурентоспособная структура уступает свое мес¬то другим структурам, а сама постепенно начинает деградировать и затем полностью сходит со сцены. Главным фактором развития природных систем явля¬ется замена "выходящих из строя" биологических эле¬ментов новыми, более соответствующими вновь возни¬кающим условиям, причем такие элементы непрерыв¬но образуются в процессе Творчества Природы.
Если же в этой конкурентной борьбе некоторое со¬общество (организация, структура) становится абсо¬лютным победителем, т.е. монополистом, и для него исчезает необходимость участвовать в конкурентной борьбе, то это также ведет к деградации такого сооб¬щества, но уже по совсем другой причине. Вернее, по целому ряду причин.
Прежде всего, каждое сообщество существует не само по себе — оно является элементом некой систе¬мы, например, в качестве части собственной экологи¬ческой ниши. Если в такой системе оказывается сооб¬щество-монополист, то оно, угнетая остальные эле¬менты системы, снижает уровень ее разнообразия. Это приводит к тому, что у системы в целом снижается способность к адаптации, и резкое изменение внешних условий может поставить на грань катастрофы всю систему, к которой принадлежит сообщество-монопо¬лист.
Но еще важнее для судьбы сообщества-монополи¬ста то, что, оказавшись в таком состоянии, оно теряет внутренние стимулы к собственному совершенствова¬нию. Такое сообщество начинает безмерно эксплуати¬ровать все те ресурсы, которые оказываются ему до¬ступными. В результате, оно постепенно разрушает свою экологическую нишу, уничтожая то, что изна¬чально служило источником его процветания и про¬гресса. У него исчезает даже необходимость в разнооб¬разии (как генетическом, так и организационном), на¬чинает преобладать стремление к унификации и стан¬дартизации поведения, облегчающих деятельность со¬общества. Но в итоге у вида-монополиста полностью атрофируется способность к адаптации, и вследствие этого даже незначительные изменения среды обита¬ния (или технологические новшества) приводят это сообщество или биологический вид к полному исчезно¬вению. Его ожидает, образно говоря, судьба динозав¬ров: сообщество-монополист исчезает из состава сис¬тем, и она становится иной. (Как США???)
Конечно, приведенное описание очень схематично. Экологические кризисы возникают не мгновенно и развиваются не прямолинейно. У любого сообщества всегда сохраняются какие-то шансы на выживание. Сообщество может перестраивать не только самое себя, но и свою экологическую нишу, прежде всего, за счет ее расширения, а, значит, и за счет вовлече¬ния новых ресурсов. Такая перестройка позволяет ста¬билизировать ситуацию и способна дать новые стиму-лы к развитию.
Что касается Человека, то он обречен на монополь¬ное положение в своей нише, т.е. в биосфере, посколь¬ку во всем живом мире он — единственный носитель Разума. Такова его судьба. Изменить ее он не волен — это результат процесса самоорганизации или того, что мы называем мировым эволюционным процессом. Зна¬чит, современное человечество неизбежно будет втя¬гиваться в экологический кризис глобального масшта¬ба. А поскольку возможности нашей экологической ниши, по-видимому, довольно скоро будут исчерпаны, а ан¬тропогенное давление на биосферу продолжает расти, то финал очевиден.
Сегодня, как мне представляется, основная пробле¬ма человечества заключается уже не в том, чтобы избежать надвигающийся кризис, а в том, как смяг¬чить его последствия. В этих целях человечеству необ¬ходимо, опираясь на Коллективный Разум, расширить (если это возможно) или перестроить свою экологичес¬кую нишу. Для этого людям потребуется изменить, прежде всего самих себя, и принципы своего суще¬ствования, начать соизмерять свои потребности с воз-можностями оскудевающей планеты. Хватит ли време¬ни и потенции у планетарного сообщества для того, чтобы найти новые возможности для расширения его экологической ниши и приспособить себя к новым ус¬ловиям жизни? Это никому не известно.


4. Как можно спасти человечество?
Человек не может существовать вне биосферы, и здесь нет взаимности, ибо биосфера существовала без Человека миллиарды лет. Она будет существовать и впредь, даже если Человек не сумеет сохранить в ней себя. Специалистам известно, что для того, чтобы лю¬бой биологический вид мог устойчиво существовать на Земле, необходимо, чтобы он вписывался в естествен¬ный круговорот веществ в Природе или, как они гово¬рят, не нарушал естественные биогеохимические цик¬лы. А для того, чтобы сохранялась стабильность эколо¬гической ниши любого вида, он должен жить лишь за счет той энергии, которую Земля получает от Солнца.
Человек уже давно нарушил это абсолютное пра¬вило. Так, например, устройства, использующие во¬зобновляемые источники энергии, которую в той или иной форме нам дает Солнце (например, солнечные батареи, водяные и ветряные двигатели), обеспечивают лишь 10% современного потребления энергии. Зна¬чит, для того чтобы человечество не нарушало хруп-кого баланса ресурсов и могло избежать глобальный кризис при нынешнем уровне техники и при совре¬менных объемах душевого энергопотребления, насе¬ление планеты должно быть уменьшено раз в де¬сять! А такое, вероятнее всего, — невозможно, если, разумеется, говорить о мирном решении проблемы на¬родонаселения.
Невозможно сократить на порядок и потребление энергии. Заметим также, что распределение земных благ между людьми крайне неравномерно, и поднять средний уровень их использования до уровня промышленно развитых стран вряд ли возможно — здесь не должно быть иллюзий. В самом деле, если бы энер¬гопотребление на душу населения оказалось в наше время одинаковым во всех странах и сравнялось бы с уровнем потребления жителей США, например, то все земные запасы нефти и газа были бы выкачены заодно десятилетие.
Но настоящая беда состоит даже не в том, что ресурсы нашей экологической ниши будут однажды исчерпаны — это аксиома, а в том, что человечество слишком поздно приходит к осознанию этой аксиомы. Между тем скорость разрушения современной эколо¬гической ниши Человека стремительно возрастает.
Я полагаю, что главная особенность современного исторического этапа состоит в том, что для продолже¬ния своей истории Человеку необходимо научиться согласовывать не только свою локальную, но и гло¬бальную (всепланетарную) деятельность с возможнос¬тями Природы. Людям необходимо осознать потреб¬ность в установлении жестких рамок собственного раз¬вития, необходимость согласования своей деятельнос¬ти с развитием остальной биосферы. Эти требования столь суровы, что их правомерно называть экологи¬ческим императивом.
20 лет тому назад я предложил использовать этот термин для обозначения совокупности тех ограниче¬ний, накладываемых на жизнедеятельность людей, на¬рушение которых уже в ближайшие десятилетия мо¬жет обернуться для человечества катастрофическими последствиями. Отдельные условия (составляющие) эко¬логического императива не есть что-то раз и навсегда заданное. По мере развития цивилизации и науки, с учетом совершенствования технологической базы эко¬номики будут изменяться условия экологического им¬ператива. Задача его формулирования, может быть, одна из самых сложных проблем фундаментальнойнауки. Я не оговорился: именно фундаментальной, поскольку никогда прежде такая задача перед наукой не возникала.
Первейшей обязанностью человечества на современ¬ном этапе его истории, как мне представляется, со¬стоит в следующем. Найти такой способ своего разви¬тия, посредством которого можно бы согласовыватьпотребности человека, его активную деятельность с возможностями биосферы планеты. Такой способ давал бы надежду на то, что будет сохранена возможность для ее дальнейшего развития. Это и есть наиболее общая формулировка экологического императива, по¬скольку его нарушение грозит человечеству деграда¬цией.
По-видимому, с развитием цивилизации на опреде¬ленном ее этапе у всего человечества появляется об¬щая цель — соблюдение условий экологического им¬ператива. Такая цель объективна в том смысле, в ка¬комобъективна главная цель любого живого суще¬ства — сохранение собственного гомеостазиса и гомеостазиса популяции в целом. Но эта объективность вовсе не означает, что существование такой общей цели осознается сколько-нибудь значительной частью членов Общества. И этот факт — одна из основных составляющих современной трагедии человечества!
По мере изучения учеными проблем экологии Чело¬века, приходит все более глубокое понимание того, что главные трудности связаны не с возможностями науки понять и описать те ограничения, которые био¬сфера накладывает на человеческую активность. Зна¬чительно сложнее оценить, способно ли человечествопринять эти данные науки. Подготовлены ли люди к тому, чтобы подчинить свою деятельность, всю свою жизнь новым канонам?
Необходимо учитывать, что формирование и реа¬лизация стратегии деятельности любого коллектива, а тем более глобального, общечеловеческого масштаба, требует определенной направленности действий каж¬дого человека, концентрации усилий всех членов кол¬лектива. Это, в свою очередь, неизбежно приводит к регламентации поведения людей, к необходимости вве¬дения определенной системы запретов. Такая регла¬ментация означала бы утверждение совокупности прин¬ципов новой нравственности, суть которой может быть выражена словами: "То, что было допустимо в прошлом, уже недопустимо сегодня". Все подобные огра¬ничения естественно назвать нравственным импера¬тивом.
Итак, императив экологический неизбежно порож¬дает императив нравственный не менее жесткий, чем императив экологический. Основное содержание поня¬тия нравственного императива, по моему мнению, дол¬жно состоять в необходимости осознания людьми сво¬ей принадлежности к двум общностям: к планетарному сообществу и к биосфере.
Человеку придется принять совершенно иные пара¬дигмы своего бытия. Должны быть изменены харак¬терные особенности его духовного мира. Человек дол¬жен осознать свою принадлежность не только к своейсемье, стране, нации, но и ко всему планетарному сообществу. Он должен почувствовать себя членом этого сообщества, принять на себя ответственность за судьбу всего человечества, за жизни чужих ему и далеких от него людей.

Человек должен научиться по-иному относиться к Природе, отказаться от опасной иллюзии господ¬ства над ней и научиться жить, следуя законам При¬роды.
Будущность человечества, всего биологического вида Homo sapiens в решающей степени зависит от того, насколько глубоко и полно Общество окажется в со¬стоянии понять и усвоить содержание нравственного императива и определить меру способности людей сле¬довать ему, т.е. подчинить свою индивидуальность оп¬ределенной общественной необходимости.
Я убежден в том, что в ближайшие десятилетия осознание проблем нравственного императива сдела¬ется одной из важнейших характеристик цивилизации, основным направлением обществоведения. По всей ве¬роятности XXI век станет веком гуманитарного зна¬ния, подобно тому как век XIX был веком пара и инженерных наук.
Найти универсальные способы решения энвайронментальных проблем для всей планеты, по-видимому, не удастся. Все мы — люди удивительно непохожие друг на друга, живем в весьма различных условиях, поклоняемся разным богам. Большую роль в поисках выхода из создавшейся ситуации призваны сыграть на¬циональные традиции и личный опыт участников поис¬ка, их религиозные и философские убеждения. Решения могут быть самые разные — для Европы, Афри-ки, Азии, Америки... И пути поиска и выдвигаемые предложения могут разниться в самом существенном. Поэтому нас ожидают тяжелые дискуссии. Но важно их начать! И сделать их предметом по меньшей мере столь же активных обменов мнений, какие ведутся по вопросам о растущих ценах или о неудовлетворитель¬ной деятельности того или иного правительства.
В качестве моего вклада в такую дискуссию я хотел бы донести до читателя этой книги мою убежденность в том, что созданная человеком цивилизация может себя сохранить и имеет шансы для дальнейшего раз¬вития. Но это может быть обеспечено только при том условии, что экономика перестанет быть деми¬ургом Общества, когда она обретет то место, которое ей уготовано Природой — поддерживать существо¬вание человечества, а не определять его историю. Для этого необходимо, чтобы восхождение к Разуму действительно стало главной целью Человека. Ибо толь¬ко такой путь может обеспечить гомеостаз биологичес-кого вида Homo sapiens. А, следовательно, и стабиль¬ность всей биосферы.

5. Что зависит от государств?
Целый ряд фактов, о которых мне еще придется говорить, показывает, что тому ходу всепланетарного эволюционного процесса, в рамках которого возникли современные цивилизации, предстоят качественные перемены. Должно измениться само взаимоотношение "Человек — биосфера", иным должно стать место Человека в Природе. В настоящее время в Обществе имеет место тревожащая двойственность. С одной сто¬роны, увеличивается зависимость Человека от измене¬ния характеристик биосферы, а с другой, растет влияние Человека, его активности на параметры окружаю¬щей среды. Становится очевидным, что биосфера и Человек — некая единая система.


В связи с этим гражданскому обществу в любой стране и, прежде всего, государствам необходима ак¬тивная "экологическая политика" — это требова¬ние современности. Такая политика должна выраба¬тываться в недрах гражданского общества и опреде¬лять целенаправленные действия каждого государства и всех государств, имеющие целью согласование стра¬тегии общественного развития с законами развития био¬сферы и. ее современным состоянием.
Экологическая политика должна заменить принцип laissez faire, усвоенный обществом со времен Великой французской революции, способностью и умением глу¬боко анализировать и понимать то, что Природой дей¬ствительно разрешено делать Человеку, и побуждать его поступать согласно полученным в результате та¬кого анализа знаниям. Вот почему, центр тяжести де¬ятельности государств, как мне представляется, дол¬жен постепенно, но неизбежно перемещаться в сто¬рону образовательной деятельности. Только по-на¬стоящему образованное и интеллигентное Общество может оказаться способным развивать цивилизацию на оскудевающей планете.
Я думаю, что сами государства, их место в граж¬данском обществе и задачи, которые им предстоит решать, должны постепенно изменяться. Экологичес¬кая политика будет неизбежно ограничивать и направ¬лять активную деятельность людей. Она станет изме¬нять их представление о допустимых пределах "сво¬боды" предпринимательской деятельности в эпоху, когда могущество цивилизации превращает Человека в ос¬новную геологообразующую силу планеты. внимание в качестве активного игрока на историчес¬кой арене. Постепенно приходит осознание того, что эта эпоха кончается. Точнее — уже кончилась, и на¬всегда. Человек начинает играть с Природой на равных. Совместные усилия ученых, политиков, деловых людей, религиозных деятелей, журналистов, а также представителей других слоев Общества, может быть, придадут человечеству достаточную Силу и необходи¬мую Волю для того, чтобы оно могло найти приемле-мые пути более или менее безболезненного преодоле¬ния (лучше сказать — переживания) неизбежного гло¬бального экологического кризиса и недопущения его перерастания в планетарную катастрофу. На это дол¬жны быть направлены усилия всего человечества. Для этого потребуется все разнообразие разумов отдель¬ных людей, как можно более полная реализация спо¬собности личности к нетрафаретному мышлению.
ООН И ПРОБЛЕМЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

1. Пять лет после экологического Конгресса в Рио: итоги и перспективы
Приближающаяся опасность глобального экологичес¬кого кризиса стала очевидной для многих людей уже в начале 70-х годов. Скорее даже еще не кризиса, а всепланетарного неблагополучия. Но сильным мира сего потребовалось еще два десятилетия, чтобы в какой-то мере осознать, что речь идет не о досужих вымыслах ученых, а о некотором природном процессе, грозящем благополучию не отдельных стран, а всему миру в целом. Не только осознать, но самое главное — признать, что именно государственным деятелям предстоит при¬нять определенные решения, от которых будет зави¬сеть судьба цивилизации.
Признание государственными деятелями существо¬вания угрозы всепланетарной катастрофы может явить¬ся началом изменения направления траектории разви¬тия Общества. Основание для такого утверждения, вселяющего определенный оптимизм, я вижу в содер¬жании ряда международных резолюций, протоколов и других документов, принятых Организацией Объеди-ненных Наций и акций, осуществляемых государства¬ми-членами в этой области.
Особое значение имела Международная конферен¬ция ООН по окружающей среде и развитию, которую иногда называют "Международным экологическим кон¬грессом в Рио", состоявшаяся в 1992 году в г. Рио-де-Жанейро на уровне глав государств и правительств. Даже сам факт, что в бывшую столицу Бразилии тог¬да съехалось несколько десятков государственных де¬ятелей высшего ранга для того, чтобы обсуждать про¬блемы взаимоотношения Природы и Общества, озна¬чал очень многое. Созыв этого конгресса был знамена¬телен сам по себе, как важный шаг к общему пере¬смотру основ нашей цивилизации, к рождению буду¬щей всепланетарной стратегии развития. И его резуль¬таты с большим интересом ожидала научная обще¬ственность во многих странах, все те, кто занимался энвайронментальными проблемами.
Такой конгресс был не только необходим, но он, по моему мнению, и основательно запоздал. Однако по¬лученные результаты не оправдали ожидания ученых. Его участники не смогли подняться на достаточно высокий научный уровень, и, что еще более важно, — не рискнули взглянуть правде в глаза. Представления политиков оказались в то время скованными традици¬онными трафаретами. Отказаться от них не позволили чисто меркантильные, политические интересы пред¬ставителей наиболее развитых стран, прежде всего США.
Вообще, в коллективных акциях международного уровня я вижу не только благо, но и одну грозную опасность. Она таится в человеческом эгоизме, кото¬рый вкупе с невежеством и рыночной стихией начина¬ет использовать экологические трудности как рычаг для обогащения и политических игр в интересах узкой группы наций или даже отдельных лиц. Беда человече¬ства в том, что не политику и не экономику ставят на службу в целях преодоления энвайронментальных труд¬ностей. Нередко происходит прямо противоположное — энвайронментальные трудности начинают играть роль инструмента для решения политических проблем и служить источником нового типа обогащения.
Так, например, положения Монреальского протоко¬ла 1988 года, ограничивающие использование в холо¬дильной промышленности хлор- и фторсодержащих хладонов, при всей их значимости, в принципе вряд ли допускают однозначную оценку. Такие хладоны дей¬ствительно оказывают вредное влияние на состояние озонового слоя. Но Монреальский протокол рассмат-ривает их в качестве основного агента, разрушающего озоновый слой, требует закрытия предприятий, кото¬рые производят холодильные установки с использова¬нием таких типов хладонов, и накладывает жесткие санкции за невыполнение условий Протокола.
Однако утверждения об особой роли хлорсодержащих хладонов мне кажутся не столь уж бесспорными. Так, в 1995 году российским ЮНЭП под моим предсе¬дательством, по просьбе Министерства науки России, был проведен подробный анализ существующего экс-периментального и теоретического материала об осо¬бенностях изменения толщины озонового слоя и при¬чинах его изменения. Этот анализ со всей очевиднос¬тью показал, что на состояние озонового слоя оказы¬вают влияние многие другие обстоятельства. Поэтому любые категорические утверждения в этом вопросе, по крайней мере, преждевременны. Они, вероятнее всего, были инициированы фирмами, которые изготав¬ливают холодильную технику на основе хладонов дру¬гого типа.


Таких, примеров можно привести множество. Объек¬тивный научный анализ нередко заменяется лоббиро¬ванием интересов тех или иных коммерческих струк¬тур. Это очень опасный симптом, способный зачерк¬нуть благие замыслы мировой общественности.

Не внушают особого оптимизма итоги XIX Специ¬альной сессии Генеральной Ассамблеи ООН (июнь 1997 г.), рассмотревшей результаты деятельности го¬сударств-членов в области окружающей среды за пя¬тилетний период, истекший после конференции в Рио-де-Жанейро. Участники сессии, представлявшие свои государства, как правило, на уровне президентов или руководителей правительств, в Заключительном доку¬менте заявили, что они "глубоко обеспокоены тем, что сегодня общие тенденции в области устойчиво¬го развития хуже, чем они были в 1992 году"….
avatar
Белов
Admin

Сообщения : 1438
Репутация : 764
Дата регистрации : 2011-01-30
Откуда : Москва

http://mirovid.profiforum.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения