Лекторский В. А. Язык и познание

Перейти вниз

Лекторский В. А. Язык и познание

Сообщение  Белов в Пт Мар 16, 2018 1:06 pm

(Эпистемология классическая и неклассическая Раздел 1 Язык и познание)
Много ли мы знаем?
Нам постоянно приходится иметь дело с разного рода знаниями. Мы знаем довольно много о наших близких, друзьях, о школе, в которой учимся, о городе, в котором живем. Школьные занятия помогли нам получить знания о теоремах геометрии, о законах физики, об истории России и других стран.
В действительности, мы опираемся на те или иные знания буквально на каждом шагу. Мы не могли бы совершить ни одного действия, если бы не знали, что за ним последует. Увидив, например, подошедший к остановке троллейбус нужного нам маршрута, мы начинаем ускорять наши шаги, так как знаем, что, если будем идти медленно, то можем не успеть сесть на троллейбус, а это будет означать, что опоздаем в школу, что в свою очередь повлечет неприятные для нас последствия. Мы знаем, что по земле можно ходить, а вот по болоту ходить опасно и нельзя ходить по воде. Мы знаем, что, если мы подбросим камень в воздух, он обязательно упадет вниз. Мы знаем, что если обратимся с какими-то словами к другому человеку, то это произведет на него определенное действие. Если это человек, которому мы доверяем, то он выполнит нашу просьбу.
Знания, которыми мы обладаем, очень разнообразны. Однако все их можно разделить на две значительные части: знания коллективные и знания личные.
Что такое коллективные знания?
Большая часть наших знаний — это то, чем располагаем не только мы, но и другие люди. Все люди знают, что по земле можно ходить, а по воде нельзя. Все жители данного городского района знают о маршрутах и расписании движения разных троллейбусов. Все, кто учился в школе, знают о теореме Пифагора, о законах механики, о главных исторических событиях. Назовем знания этого рода общественными, или коллективными. Поскольку такие знания являются всеобщим достоянием, они обсуждаются разными людьми, сообщаются одними людьми другим или передаются от одних людей другим с помощью особого рода деятельности, называемой обучением. Но как разные люди могут совместно иметь дело с одними и теми же знаниями? Это можно делать только при помощи особого рода средства, которым люди обладают. Этим средством является язык.
Язык: слова и правила
Как вы хорошо знаете, язык состоит прежде всего из огромного количества слов. Слова эти не только очень разнообразны, но и относятся к предметам очень разного характера. Они могут обозначать вещи, которые мы встречаем в нашем опыте, которые мы можем видеть, трогать, слышать, обонять: «дерево», «камень», «стол», «дом», «гром» и др. Они могут относиться к таким необычным «предметам», которые не могут быть прямо даны нам в опыте, но без которых познание мира невозможно. Это, например, арифметические числа («один», «два», «три» и т. д.), такие «предметы», как «красота», «мужество», «совесть», «добро» и др. Слова языка могут обозначать свойства предметов: «синий», «громкий», «твердый», «большой», «точный», «справедливый» и др. Или отношения между предметами: «меньше», «справа», «севернее», «раньше» и др. Или действия: «ходить», «бежать», «бить» и др. Или процессы: «передвижение», «построение», «ходьба» и др. Слова могут выражать обещания («сделаю», «приду»), команды («стой!»), просьбы («умоляю»). В сущности, все многообразные проявления человеческой жизни выражаются через слова языка и при помощи этих слов.
Но язык — это не только слова. Это еще и правила их соединения в предложения. Представьте себе, что к вам в гости приехал иностранец. Он не знает русского языка, но пытается изучать его. Он начал с запоминания слов и знает их уже довольно много. Но вот грамматические правила, позволяющие соединять слова в предложения, согласовывать слова друг с другом, он еще не освоил как следует. Вы слышите от него такой набор слов: «я, ты, придти, завтра». Ваш друг произнес все те слова, которые ему нужны для выражения его мысли. Тем не менее вы не можете понять, какую же мысль он хотел выразить. То ли он сообщал о своем намерении: «Я приду к тебе завтра». То ли обращался к вам с просьбой: «Приходи ко мне завтра». Лишь правила грамматики, присущие каждому языку, позволяют соединять слова в предложения и тем самым выражать мысль, знание.
Особенность языка, таким образом, в том, что он позволяет нам выразить все чаши отношения к тем предметам, с которыми нам приходится иметь дело в жизни, к другим людям, к нашему прошлому и будущему. При помощи языка мы можем выразить наши желания, намерения, чувства, наши мысли и наши знания. При этом, когда мы выражаем что-то в языке, мы делаем это также достоянием и других людей. Мы можем о чем-то подумать, но не говорить об этом никому. Но как только мы выразили свою мысль с помощью языка, сразу же эту мысль могут начать обсуждать другие люди, согласиться с ней или же подвергнуть ее критике, связать эту мысль с другими, высказанными другими людьми, сделать отсюда какие-то выводы, которые не приходили к нам в голову, когда мы впервые подумали о том, о чем потом рассказали.
Как моя мысль может стать мыслью других людей
Вообразите, что вы решили вместе с двумя вашими товарищами построить сложное техническое устройство. Вы представляте себе, как это делать, лишь в самых общих чертах. О многом вам предстоит догадаться самим. Ряд проблем придется решать самостоятельно. Вы начинаете размышлять над тем, как справиться с задачей. Вдруг вам в голову приходит мысль о том, как лучше всего одну из деталей соединить с другими. Вы делитесь своей догадкой с друзьями. Ваши товарищи начинают обсуждать ваше предложение. В результате обсуждения, в котором вы тоже участвуете, все вы приходите к выводу о том, что ваша идея не работает, что проблему нужно решать как-то иначе. Но возможен и другой вариант. Выслушав вас, один из участников вашей затеи говорит: «Идея интересная. Если ею воспользоваться, то можно сделать то-то и то-то». И вы узнаете о таких возможностях ваших соображений, о которых вы сами не догадывались.
При помощи языка возникает как бы особый мир, в котором мысли разных людей взаимодействуют друг с другом и порождают новые мысли, о которых каждый из участников языкового общения ни за что не догадался бы, если бы он был изолирован от других. Как только вы высказали свою мысль, она уже не только ваша, и она начинает жить как бы уже независимо от вас.
Что означало изобретение письменности
Язык — это, конечно, прежде всего разговорный язык нашего повседневного устного общения. Но это также и производный от него язык письменный. Изобретение письменности было огромным достижением человечества. Ведь раньше накопленные знания могли передаваться только от одного отдельного человека к другому отдельному человеку в процессе беседы.
Представьте себе, что в каком-то племени жил очень мудрый человек. Значительную часть своих знаний этот мудрец получил от других людей, которые уже умерли. Многое он сумел узнать сам. Понимая, что жить ему остается немного, мудрый старик спешил передать свои знания молодым людям. Ведь эти знания очень важны для выживания его племени, живущего в сложных условиях, окруженного враждебными соседями. Старик отобрал самых способных молодых людей и ежедневно вел с ними многочасовые беседы, рассказывал и что-то показывал им, делился своим жизненным опытом. Но вот внезапно на это племя налетели воинственные соседи. Повидимому, кто-то из соплеменников был тайным осведомителем, лазутчиком врагов. Первое, что сделали вторгшиеся иноплеменники — это убийство мудрого старика и всех его учеников. А это означало, что весь накопленный опыт, носителями которого были эти люди, полностью исчез. Когда враги ушли, оставшиеся в живых члены племени вынуждены были вернуться к жизни на более низком уровне развития. Ведь убийство нескольких человек означало потерю значительной части накопленных знаний. Эти знания существовали лишь в сознании отдельных людей и могли передаваться только с помощью устной речи.
Когда возникла письменность, ситуация принципиально изменилась. Появилась возможность записывать накопленные знания: на глиняных табличках, на папирусе, а затем и на бумаге. Знания, выраженные с помощью письменного языка, стали существовать независимо от того или иного конкретного человека — носителя знаний. Автор текста может умереть, но накопленные им знания, полученный опыт, зафиксированные в письменном виде, передаются из поколения в поколение и продолжают воздействовать на жизнь людей. Изобретение книгопечатания означало возможность создавать множество копий одного и того же текста. Автор опубликованной книги может поделиться своими мыслями с большим количеством людей — не только со своими современниками, но и с теми, кто будет жить после. Сегодня появились новые средства хранения и распространения информации — компьютерные дискеты, электронные средства связи. Используя ваш домашний компьютер, вы можете, например, прочитать статью на интересующую вас тему, только что опубликованную в выходящем в США журнале. Все это, конечно, возможно только потому, что информация выражена в том или ином языке.
Текст и развитие цивилизации
Знания, зафиксированные в текстах (на бумаге, на дискетах, в памяти компьютеров) — это основа всей современной цивилизации. Представьте себе такую картину. На Землю вторглись злые инопланетяне. Они давно наблюдали за развитием цивилизации на нашей планете и почему-то решили погубить ее. Но они решили сделать это весьма своеобразным способом, который на первый взгляд кажется «гуманным». Инопланетяне изобрели особое оружие, которое уничтожает только тексты, но сохраняет все остальное: людей, дома, орудия, все технические устройства и т. д. На первый взгляд кажется, что урон, понесенный жителями Земли, будет в этом случае не так уж и велик. Ведь все люди живы. Сохранились орудия их труда. Можно считать, что основа цивилизации существует. В действительности, это не так. Знания, которые каждый отдельный человек имеет в своей голове — это лишь небольшая часть тех знаний, которые хранятся в виде текстов. В текстах есть и то, что в данный момент неизвестно никому из живущих сегодня людей. Умело пользоваться сложными техническими устройствами без инструкций и разных справочников невозможно. Тем более нельзя развивать технику без учебников и без использования результатов исследований, зафиксированных в статьях и монографиях. Если уничтожены все научные книги и журналы, развитие науки прекращается. Исчезновение произведений Шекспира, Пушкина, Толстого, Достоевского, священных религиозных текстов означает гибель культуры, которая уже никоим образом не может быть восстановлена. Уничтожение исторических документов (летописей, хроник, воспоминаний и прочих исторических свидетельств) означает потерю исторической памяти. А без нее ни один народ и ни одна цивилизация не может жить, так же как не может жить ни один человек без индивидуальной памяти (об этом мы будем специально говорить несколько позже). По существу гибель текстов равнозначна гибели цивилизации. Оставшиеся люди будут первое время что-то делать на сохранившихся станках. Постепенно станки придут в негодность, так как никто не сможет их починить (ведь все инструкции и руководства исчезли). Останутся лишь самые примитивные орудия для работы на земле (лопата, плуг и др). Промышленность постепенно исчезнет. Примитивное земледелие станет основой всей жизни. Многие люди начнут умирать. Ведь книги по медицине исчезли: никто не знает, как приготовить лекарства, как обучать врачей. К тому же деградация экономики привела к резкому ухудшению условий жизни, и производимого продовольствия уже нехватает для того, чтобы накормить всех. Ясно, что люди оказались отброшены к начальной стадии развития человечества. Им предстоит заново создавать религию, культуру, снова изобретать письменность, записывать исторические события, создавать науку и литературу (которые невозможны без письменности), словом, снова повторять весь долгий путь исторического развития цивилизации.
А теперь представьте себе другой случай. В данную страну вторглись иноземцы. Вторжение нанесло огромный урон. Много людей погибло. Разрушены дома, уничтожена или повреждена техника. Но большая часть книг сохранилась. Не погибли и все люди, умеющие пользоваться этими книгами (способные, например, читать книги по математике, физике, электротехнике, истории и т. д.) Это значит, что через какое-то время можно будет восстановить промышленность, продолжить развитие техники, наладить жизнь, возобновить прерванное развитие науки, культуры, сохранить историческую память. Цивилизация в данном случае не погибла. Она продолжает развитие и способна достичь новых высот.
Если первый наш пример (вторжение на Землю инопланетян, уничтожающих все тексты) является некоторой фантазией, помогающей понять роль языковых текстов в жизни цивилизации, то второй не так уж нереален. Нечто подобное переживали многие народы. Последний раз это случилось с нашей страной, а также с Германией и Японией во время второй мировой войны. Исторический опыт уже давно научил многие народы, что во время всякого рода катастроф (стихийных катаклизмов, опустошительных войн) спасать нужно прежде всего тексты, ибо в них в концентрированной форме выражен весь жизненный опыт данной цивилизации (спасать нужно также и специалистов, умеющих использовать эти тексты — это особенно актуально для нашей страны).
Как язык может быть умнее меня
Язык, который является не только моим, но и общим достоянием, всегда умнее меня. Это особенно ясно видно, когда мы пользуемся письменным языком. Нужно сказать, что к письменному языку относится не только язык словесный, но и язык разного рода знаков, символов и формул, используемых, например, в математике или в химии. Я могу производить разного рода арифметические действия в уме: складывать, делить, умножать. Но если я должен, например, перемножить очень большие цифры, то в уме я этого сделать уже не могу. Однако если я изображу нужные мне цифры на бумаге, то, применяя определенные правила, я довольно легко могу получить результат. Я, например, могу иметь дело с математической задачей, которую решить, оказывается, весьма непросто. Тогда я на листе бумаги составляю систему уравнений с двумя неизвестными (сделать это не так уж сложно). Применяя весьма простые правила, я легко нахожу решение. Общая формула (а она является определенной языковой конструкций) оказывается умнее меня, она как бы диктует мне нужный способ действий и приводит к тому результату, который мне нужен. Сам я часто не понимаю того, как это происходит.
Существует ли знание, не выраженное в языке?
Вот здесь вы можете начать возражать. Конечно, скажите вы, без языка познание, да и вся человеческая культура невозможны. Но ведь нельзя же все сводить к одному языку. Даже в познании.
Ведь в течение первых лет жизни ребенок, как правило, не владеет языком. Однако никак нельзя сказать, что в этом возрасте он ничего не знает. В действительности, он знает и умеет уже довольно много. Он различает разные предметы, он умеет пользоваться многими из них. Он может выделять предметы по цвету (например, присоединить один красный кусочек мозаики к другому) и по форме (подогнать соответствующие детали конструктора друг к другу). Он знает, что на скользком полу можно упасть и что, подойдя к порогу, нужно поднимать ноги выше, чтобы перешагнуть его. Он знает своих родителей и никогда не спутает свою маму с чужой тетей.
Вы можете указать также на то, что одно и то же содержание знания можно передавать с помощью разных языковых средств. Так, например, английское слово «table» и русское «стол» имеют один и тот же смысл. Один и тот же познавательный смысл можно передавать с помощью разных средств даже в рамках того же самого языка. Скажу ли я «книга на столе» или «на столе книга», разве я не высказываю ту же самую мысль, хотя языковые выражения в двух случаях не полностью совпадают?
Что такое личное знание
Конечно, вы совершенно правы. И ваши рассуждения о том, что знание не сводится к языковой форме, можно и нужно продолжить. Вот здесь мы вспомним о том замечании, которое мы сделали в самом начале этого раздела и о котором вы, возможно, уже забыли. Мы сказали тогда, что все знания, которыми мы обладаем, можно разделить на две большие части: знания коллективные и знания личные. До сих пор мы имели дело со знаниями коллективными, особенность которых состоит в том, что они обязательно выражены в языке (хотя, как мы видим, и в этом случае можно провести различие между языковой формой выражения знаний и их содержанием). А вот что касается личных знаний? Обязательно ли их выражение в языке? Да и что это такое, личные знания? Попробуем выснить это.
Представьте себе, что два человека смотрят на один и тот же предмет, например, на дерево. Так как предмет, на который они смотрят, один и тот же, то можно предполагать, что два человека должны видеть одно и то же. В действительности, дело обстоит сложнее. Конечно, они видят примерно одно и тоже. Но только примерно. Обратим внимание прежде всего на то, что каждый из них занимает свое место в пространстве. Они могут стоять доволно близко друг к другу, но все-таки их точки зрения на дерево будут в чем-то различаться. А это значит, что каждый из них будет иметь образ дерева, в чем-то отличный от того образа, который имеет другой человек (например, один из них будет видеть ту веточку, которая либо совсем не видна, либо видна лишь частично со всякой иной позиции). Теперь представьте себе, что один из смотрящих на дерево — это плотник, профессионально разбирающийся в породах дерева с точки зрения их пригодности для изготовления разного рода изделий (сруб для дома, доски и т. д.). Плотник увидит в дереве такие детали (например, прямизна ствола, расположение ветвей и т. д.), на которые другой человек не обратит внимания. Художник может заметить такие цветовые оттенки на стволе и ветвях, которые незаметны для всякого другого. Передать в словах индивидуальные особенности восприятия данного дерева, его «личный образ» довольно сложно. Ведь в языке выражается только общее, коллективное.
А теперь поразмышляем над другим фактом нашего познания. Дело в том, что мысли возникают в нашей голове чаще всего вовсе не в словесной форме. Когда мы решаем какую-то задачу, что-то изобретаем, пишем какой-то текст, то, как правило, новые идеи появляются в виде не вполне ясных и четких образов. Выразить эти идеи в словесной форме (а только в этом случае мы можем представить их на суд других людей) — это самостоятельная и не всегда легко решаемая проблема. С этой задачей сталкивается и писатель, когда он пытается найти те единственные слова, которые наиболее точно передают то, что он хочет сказать. О «муках слова», т. е. о муках словесного выражения мысли, «личного знания», написано немало.
Обратим, наконец, внимание на то, что мы знаем много такого о себе, о своем прошлом, что мы не собираемся рассказывать другим. Иными словами, нам не только трудно перевести наше личное знание в коллективное. Во многих случаях мы и не хотим делать этого.
Так или иначе, различие между личным и коллективным знанием существует. Личное знание играет очень важную роль в нашей жизни и в познании. Те примеры личного знания, которые мы приводили, казалось бы, говорят о том, что это знание (в отличие от знания коллективного) существует в неязыковой форме.
Как язык влияет на личное знание
Этот факт представляется совершенно неоспоримым. Ведь каждый из нас знает о нем по собственному опыту. Однако наука нередко заставляет нас усомниться в том, что кажется самоочевидным. Ведь кажется, что Солнце движется по небу, а Земля покоится. Однако Коперник показал, что в действительности дело обстоит наоборот. Нам представляется, что тело, на которое не действуют никакие внешние силы, должно покоиться. Однако Галилей и Ньютон показали, что такое тело не обязательно должно покоиться. Оно может также двигаться прямолинейно, бесконечно и равномерно. Так же и в случае фактов личного знания. Современная научная психология показала, что знание этого рода тоже предполагает использование языка, хотя это использование отлично от коллективного.
Но как это возможно? Ведь язык может быть только коллективным, ведь это же средство общения разных людей друг с другом?
Когда ребенок овладевает языком, многие его психические процессы сильно меняются. Конечно, и до этого он мог воспринимать окружающие его предметы, мог размышлять в простейшей форме (элементарные формы мышления есть даже у животных). Но оказывается, что овладение языком не только позволяет сообщать другим то, что известно одному. Язык начинает влиять на те процессы, которые происходят с человеком лично и, казалось бы, только лично его и касаются. Все дело в том, что, как только он овладел языком, он начинает невольно (обычно бессознательно) смотреть на все вокруг с точки зрения этого языка, его словарного запаса и грамматики. Если он видит дерево, он невольно сознает, что в русском языке есть слово «дерево», что слово это относится к устойчивому предмету, а не к процессу или действию и что то, что он видит, поэтому не может быть действием. Поскольку язык является коллективным достоянием, смотрящий на дерево человек также невольно представляет, что если бы на его месте находился какой-то иной человек, то он видел бы то же самое дерево. Повторяю, что все сказанное не означает, что человек осознанным образом размышляет обо всем этом, когда глядит на дерево. Обычно он ни о чем подобном не думает, но бессознательно язык влияет на то, как человек видит то, что у него перед глазами.
Собеседник внутри меня
Мышление человека, овладевшего языком, приобретает новое качество. Он становится способным вести спор с собою, критически отнестись к тому, что ему приходит в голову. Это возможно только потому, что думающий человек как бы «раздваивается» на самого себя и своего критика, т. е. может мысленно занять точку зрения другого человека. Сам этот спор происходит на базе языка. Правда, этот язык не в точности тот же самый, которым мы пользуемся, когда ведем спор не с воображаемым собеседником в своей голове, а с собеседником реальным. В случае «внутреннего спора» мы говорим не о подлинной речи, а о речи «внутренней», обладающей рядом особенностей (поэтому и остается проблема перевода результатов «внутренней речи» в речь внешнюю). Тем не менее важно то, что «внутренняя речь» появляется лишь тогда, когда вы овладели внешней речью. Процесс внутреннего спора означает то, что вы бессознательно в своей голове делаете то, что делали перед этим в реальном общении с другими людьми с помощью языка. Коллективный язык, таким образом, оказывается необходимым условием существования такого сугубо личного процесса, как процесс «внутреннего» размышления.
Когда вы вспоминаете что-то, касающееся лично вас, вы тоже невольно смотрите на всплывающие в вашем сознании образы с точки зрения другого человека. Вы вспомнили о каком-то событии прошлого и сразу же, для того чтобы осмыслить это событие, найти для него место в истории вашей жизни, пытаетесь установить, когда оно произошло, чему предшествовало, после чего наступило. Иными словами, вы соотносите любое ваше воспоминание с вашими представлениями о течении времени. Речь идет именно о том времени, которое является общим для всех людей, в котором жили и живете не только вы, но и остальные люди. А как у вас возникает представление о времени, без которого ваши личные воспоминания оказываются просто невозможными? Только через разговоры с другими людьми, через чтение газет, книг и иных текстов. Конечно, вы можете не рассказывать о ваших воспоминаниях другим. Но если бы вы не общались с другими людьми посредством устной и письменной речи, вы не имели бы никаких воспоминаний, так как посещающие вас образы вы не могли бы расположить во временной ряд, все эти образы существовали бы только в настоящем времени, а точнее, даже вне всякого времени.
Существует ли язык у животных?
Итак, не только коллективное, но и личное знание человека оказывается невозможным без языка. Это не значит, конечно, что знание к языку и сводится. Получение знаний предполагает также взаимодействие человека с окружающим миром, производство разных вещей, наличие органов чувств (зрение, слух, осязание, обоняние, вкус), при помощи которых человек получает информацию. Но все-таки язык играет особую роль. Многие животные видят и слышат не хуже человека, а иногда и лучше. Некоторые из них могут, например, воспринимать такие звуки и такие световые волны, которые человек не в состоянии воспринимать. Но у животных отсутствует язык. Поэтому их познание мира выглядит очень ограниченным, если сравнивать его с тем, на что способен человек.
Вы можете возразить: а разве у животных нет своего, своеобразного языка, не похожего на язык человека? Действительно, что-то подобное можно обнаружить у многих животных. Так, например, пчелы посылают друг другу звуковые сигналы (недоступные для человеческого уха), с помощью которых они передают информацию о том, где в данный момент можно собрать нектар. Карканье ворон, пение соловья, рычание медведя, лай собак — это тоже определенные звуковые послания, выражающие призывы, угрозы, предупреждения и играющие важную роль в жизни животных. Но это только лишь сигналы, информирующие других животных особей о простейших биологических побуждениях. В такого рода «языках» нет ни разнообразия человеческих слов, выделяющих в мире предметы, свойства, отношения и т. д., ни грамматических правил, позволяющих связывать слова в предложения и передавать мысль. Не так давно один американский психолог решил все-таки попробовать научить настоящему языку шимпанзе. Психолог считал, что шимпанзе — очень умные животные (а это, действительно, так) и единственное, чего им нехватает, так это языка. Он приступил к своим опытам с большим энтузиазмом и надеждой на успех. Первоначально дела шли неплохо. Шимпанзе быстро выучил довольно большое количество «слов» (это не были звуковые слова человеческого языка, а особые предметы, игравшие роль слов, так как они что-то обозначали). Но потом выяснилось, что с овладением настоящим языком ничего не получается. Шимпанзе мог довольно неплохо передавать свои различные побуждения с помощью искусственных «слов». Но он не мог использовать эти «слова» для описания ситуаций в мире предметов, независимых от него и его побуждений, не мог строить из слов рассуждения, не мог рассказывать о прошлом, будущем и о возможном. Искусственный «язык» шимпанзе не был настоящим, естественным, человеческим.
Как наше восприятие мира зависит от языка
Язык настолько сильно влияет на все то, что делает человек, на все то, о чем он думает и чего хочет, что некоторые ученые пришли к выводу: все, что есть в сознании и познании человека, определяется только языком. Если меняется язык, то меняется все, что есть в сознании. Значит, меняется сам человек.
Для обоснования этого утверждения приводились такие интересные факты.
В русском языке для обозначения снега есть только одно слово: «снег». А вот в языке некоторых северных народов, которые постоянно живут в условиях холода и которым приходится иметь со снегом много дел, имеется несколько десятков разных слов для обозначения снега в его разных состояниях: снег твердый, снег мягкий, снег искрящийся и т. д. (для этих народов важно уметь различать разные состояния снега, так как от этого во многом зависит успех их хозяйственной деятельности). Если язык влияет на восприятие (мы говорили об этом), то нужно сделать вывод, что представители северных народов видят снег иначе, чем мы: они видят в нем много такого, чего мы не замечаем.
А вот пример иного рода. В нашем языке, как и в языках многих других народов имеется семь слов для обозначения основных цветов спектра: красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый. Именно эти цвета (и производные от них: белый и черный) мы видим во всех окружающих предметах. Между тем, в языке одного из негритянских народов все цвета радуги обозначаются только двумя словами: одно обозначает цвета, которые художники называют «теплыми» (красный, оранжевый, желтый), другое — «холодные» цвета (зеленый, голубой, синий, фиолетовый). Можно предполагать, что представители этого народа и видят только два цвета и не замечают, например, разницы между красным и желтым цветом.
В нашем языке (и в других языках так называемой индо-европейской группы: английском, немецком, французском и др.) существует разделение на существительное и глагол. Слова первого рода обозначают предметы, второго — действия. Мы никогда не спутаем предмет с действием, так как сам наш язык не позволяет этого. Мы знаем, что предмет — это то, что может подействовать на другой предмет, это то, на что можно воздействовать, это то, с чем что-то может происходить, случаться. А действие — это то, что происходит между предметами. Эти языковые различения влияют и на наш способ восприятия того, что имеет место в мире, и на способы высказывания мыслей, на наши рассуждения. Между тем, в языке одного племени северо-американских индейцев нет различения слов на существительные и глаголы, а значит, на слова, относящиеся к обозначению предметов и обозначению действий. Можно предполагать, что представители этого племени иначе видят мир и иначе думают о нем.
На основании подобных фактов некоторые ученые делают выводы о том, что перемена языка равнозначна перемене мира, в котором живет человек. В реальности, в действительности, будут происходить одни и те же события. Но человек, пользующийся одним языком, будет видеть в мире не то, что видит другой. Один будет видеть многообразие красок, разных цветов, а другой — только два цвета. Один будет видеть предметы и процессы, происходящие с ними (и рассуждать об этом). А для другого предметы, процессы, действия будут неразличимы.
Как возможен перевод
Правы ли ученые, которые из факта различия языков, их слов и грамматики делают такие выводы?
Они правы лишь в том, что, действительно, каждый язык выделяет какие-то особые стороны реального мира. Но все-таки — это стороны одного и того же мира. Когда два человека смотрят на то же самое дерево, их образы несколько отличаются друг от друга. Но это — отличие в некоторых деталях, оттенках. В главном эти образы похожи. Вы не можете сказать, что один из них видит дерево, а другой — дом. Если бы не было этого сходства в восприятии предметов, люди не могли бы понимать друг друга, а значит, не могли бы наладить совместную деятельность. То же самое и с разными языками. Некоторые различия в восприятии мира, в его осмыслении имеются в разных языках. Они выражают различия культур. Но все же все люди живут в одном и том же мире. А разные культуры вступают во взаимодействие друг с другом. Поэтому люди могут понимать друг друга. Поэтому возможен перевод с одного языка на другой. Этот перевод тем легче, чем ближе культуры.
Если культуры очень далеки друг от друга, то перевод становится затруднительным. Представьте себе, что в одной культуре есть такие предметы или явления, которые отсутствуют в другой. Ясно, что в этом случае вы не можете перевести соответствующие слова, потому что в другой культуре просто отсутствуют данные предметы. А значит, нет и слов, их обозначающих. Так, например, игра в футбол была изобретена в Англии. Было невозможно перевести английское слово «football» на русский язык, потому что в русской культуре того времени не было такой игры, как футбол. Поэтому пришлось заимствовать само слово. С переходом к рыночной экономике нам пришлось заимствовать много слов, обозначающих различные профессии, которые отсутствовали в нашей жизни до недавнего времени: брокер, дилер, спонсор, ваучер, лизинг и т. д. Но дело не только в том, что в одной культуре могут быть явления, отсутствующие в другой, а также и в том, что понимание связи между явлениями, их взаимных отношений могут различаться. Непохожим может быть отношение говорящих на разных языках к одним и тем же явлениям. Специалисты утверждают, что, например, в русском языке 80 % всех слов эмоционально окрашены, т. е. выражают определенные чувства по отношению к тому, о чем идет речь: восхищение, презрение, неодобрение, радость, уныние и т. д. В английском языке таких слов только 20 %. Ясно, что добиться в переводе с русского языка на английский или с английского на русский как передачи определенной информации, так и эмоционального отношения говорящего к предмету разговора очень трудно, а иногда невозможно. Нельзя, скажем, буквально перевести на русский язык обмен репликами: «How are you? Fine!». Буквально это означает: «Как вы поживаете? Отлично!» Но подобный перевод не передает подлинного смысла этих реплик. Дело в том, что в рамках русской культуры ответ «отлично» означает в данном контексте, что вам в самом деле очень хорошо, а в английской культуре только желание быть вежливым по отношению к собеседнику, не навязывать ему своих проблем и забот. Точно так же невозможен буквальный перевод на английский русского обмена приветственными репликами: «Как дела? Ничего!»
Относительно несложно переводить с одного языка на другой научные, технические или политические тексты. Ведь те предметы, о которых в них идет речь, сегодня стали интернациональными, они одинаковы в разных странах и культурах. А вот перевод художественной прозы и особенно поэзии очень затруднителен: эти тексты выражают особенности той или иной культуры, ее исторический неповторимый опыт, особый способ восприятия мира и людей. Известный русский писатель Владимир Набоков значительную часть своей жизни прожил в США. Он отлично знал английский язык, преподавал в американском университете. Некоторые свои романы он написал по-русски, другие по-английски. Затем он сам перевел свои написанные по-английски романы на русский. Набоков признавался, что его романы после перевода стали в чем-то другими, как-то изменились. В них появились такие интонации и такое отношение, к описываемым событиям, которое отсутствовало в английских оригиналах. Все попытки перевести Пушкина на другие языки (этим занимался, в частности, и Набоков) были до сих пор безуспешными.
Это, конечно, не означает, что не следует заниматься переводами художественных произведений и иных текстов, выражающих особенности той или иной культуры, на другие языки. Такие переводы очень важны, так как они выражают попытки одной культуры понять другую. Развитие цивилизации ведет к тому, что разные культуры начинают все сильнее воздействовать друг на друга и все лучше понимать друг друга. То, что было непереводимо раньше, становится переводимым сегодня.
Итак, в языке и с помощью языка выражается все богатство человеческой жизни во всех ее проявлениях: в отношении к миру, к другим людям, к культуре, к прошлому и будущему, к самому себе. Все, что делает человек, возможно только на основе языка. Только в языке могут быть закреплены и переданы другим людям (как ныне живущим, так и будущим) результаты деятельности человека. Пользование языком отличает человека от всех остальных существ. Именно оно позволило создать и развить человеческую цивилизацию.

Лекторский Владислав Александрович
avatar
Белов
Admin

Сообщения : 1346
Репутация : 733
Дата регистрации : 2011-01-30
Откуда : Москва

http://mirovid.profiforum.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Язык - это не то

Сообщение  николай в Сб Мар 31, 2018 6:12 pm

Владислав Александрович всё написал хорошо и правильно, но не о том. Язык - это не слова. "Слово" - от "слога", а "слог" наоборот - это "глас", т.е. голос. "Слог" чуть мягче - "слух". Голоса мы слышим, поэтому они и слухи.
Дважды "гл" - это "глагол", а глагол - это и слово, и голоса. Да и слово - это голоса. А голоса все - сложные, как и слова, потому что они слагаются из голосов двух голосовых связок в горле человека. Отсюда голос - он же слог. Сложный то есть. От глаголов - глаголица, т.е. набор слов-глаголов: Аз, Буки, Веди, Глагол, Добро..Глаголица - та же словесность и та же речь. Вот о ней всё и пишут лингвисты, т.е. слововеды и речевенды. А, кстати, почему они себя так не называют? Шибко умные, однако?
Совсем другое дело - Азбука. На самом деле это Озвука. Ведь и Алфавит на самом деле Алфабит. А Озвука состоит не из голосов, а из звуков. Этих звуков всего два вида: азы, т.е. основные звуки, и буки, т.е. вспомогательные. Их обычно именуют согласными и гласными звуками соответственно, хотя звук не может быть гласным. Он может быть звонким. А голос может быть и гласным, и глухим.
Это пока лишь цветочки.
Звук - это, на самом деле, зовик. Звуками мы зовём. Но кого или что мы зовём звуками? Сегодня мы уже никого так не зовём, поэтому вряд ли кто знает ответ на поставленный вопрос. Между тем Азбука сама отвечает на него. Она ведь не философская Азбука, т.е. ничто и ни о чём. Она - женского рода. Это значит, что звуками Азбуки мы зовём Маму. А Папу чем? А Папу мы зовём звуками Языка. Он ведь не просто так мужского рода. В Языке - мужские звуки язы  и ыки. Не слыхали? А слухами вся Земля полнится. Кругом ведь речи и наречия, говоры, и молва. А языка нет даже на показ. То есть он есть, но его никто не знает, потому что наши учителя - это иностранцы по духу, а иной раз и по плоти, а там, в иных странах, нет такого слова, как язык. Латинская "лингва", от которой "лингвистика", то же самое, что и греческая "глотта". Они - от одного корня "гл". То есть лингвистика - это словесность. А "гл" наоборот - это "лг", или с огласовкой - "лог". От этого "лога" - "ложь". Это означает, что вся словесность - ложная по своему происхождению. Иначе говоря, условная. В ней - только слова, т.е. имена и клички, иначе - сведения, т.е. понятия и представления. Знаний там нет и быть не может, потому что все знания без исключения - только в Языке.
От "звука" - "зов", а от "зова" - "звание". А "звание" - это почти "знание". Почти потому, что помимо звуков в языке есть и знаки. А "знаки" имеют тот же корень, что и "знания". Нечто подобное есть и в Глаголице, но там не истинные знаки, а условные метки. Иностранцы говорят, символы.
Бука, от которой Буки - это на самом деле "гласный" звук. То есть буква - не знак, и не метка. Бука - это звук. А так называемая буква Ю - это и не буква, и не звук, а слог Йу. Слоги также Я, Ё, Е, а в украинской молве есть и Йи. Например, Кыйив.
Как видим, лжёт нам наша лингвистика, а также наши лингвисты. И лгут не по злой воле, а по незнанию, потому что знания они путают со сведениями, как и речь с языком. А в итоге путаниками оказываются не только лингвисты, этимологи и филологи, и не только все без исключения учёные, но и всё без исключения человечество прозябает во лжи и словоблудии. Доколе?
Приглашаю тех, кто уже совсем озяб, на свой сайт: souzfs.ru. Там Истина. Не верите? А Вы проверьте.
avatar
николай
Пользователь

Сообщения : 7
Репутация : 13
Дата регистрации : 2017-09-11

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения