Никита Дробин ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Никита Дробин ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ

Сообщение  Белов в Чт Июл 13, 2017 7:44 pm

...в передаче радио «Эхо Москвы» обсуждается новый учебник по истории России. Вопрос слуша-теля: «Скажите, почему фашистскую Германию разгромила не Англия, не Франция, не Польша, а Советский Союз?»
Автор нового учебника: «Мы, собственно, работаем для того, чтобы не возникало подобных оши-бочных мнений».

Как можно представить себе место нашего народа в современной земной цивилизации? Какова вообще его роль в истории человечества? Это сделать нелегко, поскольку официальная история Руси начинается с конца 1-го тысячелетия н.э. По ней мы самый молодой народ в семье человечества. И если принять такой ход рассуждений, то это, как ни прискорбно, означает, что в решении важнейших вопросов, касающихся семьи в целом, нас, вообще-то говоря, могут и не слушать, или слушают, но в последнюю очередь. Нам, конечно, по-детски это обидно, но мы себя успокаиваем, что наступит время, когда мы подрастём и тоже будем допущены к семейному совету, пусть не как старейшины, но, всё-таки, с правом голоса. Так что всё нормально и в этом смысле будущее на нашей стороне.
Однако житейская мудрость такого подхода вызывает всё-таки некоторые сомнения. А тут ещё время от времени появляются находки, свидетельствующие, что мы, вообще-то и не такие уж и молодые. Нас успокаивают: «Мол, как население, вы немного старше, но, извините, какие-то недоразвитые что ли, неспособные к самостоятельной жизни, в общем - иванушки-дурачки. Это, - говорят нам, - не безнадёжная ситуация, и впоследствии, при нашем чутком руководстве, из вас что-то, может быть, и получится». То есть будущее для нас становится не таким уж ясным и перспективным, тем более мы видим, что периодически нас “воспитывают”, совсем не как младших членов семьи, а с вполне очевидным хладнокровным желанием если не уничтожить, то превратить в рабов. А иногда и вовсе, кажется, что мы никакие не члены семьи, но самые, что ни на есть захудалые прислуги – рабы, причём в худшем смысле этого слова – манкурты - по Айтматову – а по нашему иваны-непомнящие-родства. Чтобы понять, не обманывает ли нас с вами инстинкт, обратимся к древним письменным источникам, преданиям, легендам и сказкам. Хотя конечно, мы должны понимать, что, если наши подозрения обоснованы, то мы имеем дело с высококвалифицированными специалистами, и обнаружить следы «духовного воровства» будет чрезвычайно трудно. Но другого выхода у нас нет. Попробуем.
Самым известным в русской истории летописным сводом является Повесть временных лет (ПВЛ). Её цитируют в любом значимом историческом исследовании. И я тоже много раз листал выдержки из этого фундаментального труда. Но вот что я заметил. После былин и «Слова о полку Игореве», не говоря уже о русских народных сказках, чтение ПВЛ вызывает поначалу едва уловимое, но постепенно становящееся отчётливым чувство разочарования и даже раздражения. В чём дело? Что в ней так разочаровывает? Ведь в ПВЛ показана жизнь наших не так уж и далёких предков до и после принятия христианства. Но как показана! Этот летописный свод, несмотря на сухость, и местами даже канцелярское повествование прямо-таки пропитан беспросветностью и тоскливостью описываемого существования: «…Жили звериным обычаем, жили по-скотски: убивали друг друга, ели все нечистое, и браков у них не бывали, но умыкали девиц у воды…» [1]. Упрочнению этого чувства всегда способствовала и официальная наука. Вот как пишет небезызвестный формирователь нашей истории Шлецер: “Повсюду царствует ужасная пустота в средней и северной России. Нигде не видно ни малейшего следа городов, которые ныне украшают Россию. Нигде нет никакого достопамятного имени, которое бы духу историка представило превосходные картины прошедшего. Где теперь прекрасные поля восхищают око удивленно-го путешественника, там прежде сего были одни темные леса и топкие болота. Где теперь просвещенные люди соединились в мирные общества, там жили прежде сего дикие звери и полудикие люди” [2]. Но может это мнение ангажированного иностранца. Посмотрим у Карамзина: “Сия великая часть Европы и Азии, именуемая ныне Россиею, в умеренных ее климатах была искони обитаема, но дикими, во глубину невежества погруженными народами, которые не ознаменовали бытия своего никакими собственными историческими памятниками”. То есть эта та же обстановка, куда мы погружаемся при чтении ПВЛ. Бесконечные склоки, местничество, конкурентная борьба с соплеменниками и родичами за первенство. Калейдоскоп незапоминающихся лиц, упёрто стремящихся во власть, и какая-то «языческая» (а может всё-таки христианская?) жестокость, доходящая до патологии в борьбе друг с другом. А если радость, так только в смиренном принятии смерти, желательно насильственной: «Радуйтесь, страстотерпцы ...!».
Но вспомните былины, «Слово…» и сказки. Они что, разве о другом времени или о другом наро-де? Разве там нет драм и трагедий жизни? Сколько угодно, но от них не веет могильным склепом, хоть ложись, да помирай…. Нет, что-то здесь не так. Действительно, можно ли верить летописи, сообщающей нам, что волхвы на вопрос воеводы Вышатича, "Какому Богу веруете?", отвечают: "Антихристу [который] … сидит в бездне"? Здесь только слепой не заметит подлога. Давайте попытаемся проанализировать обоснованность наших сомнений.
В первую очередь удивляет, с какого это “бодуна” наши предки, прожившие не одну тысячу лет (а теперь это нехотя признаёт и официальная наука), и незамеченные в графоманстве и ведении дневников, около тысячи лет назад, стали вдруг скрупулёзно фиксировать на бумаге все события текущей жизни своих известных и не очень известных князей? Причём, написав более 1500 списков, в начале 16 века внезапно бросили эту канитель. Похмелье что ли прошло? Но ведь сому тогда уже не умели готовить, водку ещё не изобрели, а медовуха, как известно, бьёт по ногам, а не в голову. Какова же причина появления этого опуса?
1. Может, - думал я – письменность только что изобрели, и необходимо было потренироваться? Но, во-первых, для тренировок вполне хватило бы «берестяной» переписки, которую, как теперь известно, вели современники Нестора - летописца. Берёзовая кора как материал для письма получила на Руси распространение не позднее первой четверти XI века и вышла из употребления в середине XV века в связи с распространением бумаги, которая именно около этого времени становится дешёвой. К примеру, новгородская грамота №912, от Людьслава к Хотену звучала так: «Пришли мне деньги. Даже, если не пошлёшь Свеня, всё равно пришли» [3].
Во-вторых, по многим свидетельствам письменность уже была. Тот же Константин (Кирилл), судя по православному календарю, в Корсуне, увидев Евангелие и псалтырь, написанные «русскими буквами», не поленился, нашёл человека, говорящего по-русски, и стал учиться у него читать и говорить. А в энциклопедии Брокгауза и Евфрона можно найти: «… поганые ещё чертами и резами читали и писали» (статья «Азбука»).
Известно также, что одна из дочерей Ярослава Мудрого (конец X, начало XI века), Анна Ярослав-на была отдана замуж за короля Генриха I Французского. Брак был скреплён договором. Анна Ярославна подписала договор, а Генрих поставил крестик!? В письмах к отцу Анна Ярославна писала, что Париж хмурый и некрасивый; она сетовала, что попала в деревню, где нет дворцов и соборов, какими богат Киев [4, 5]. Это очень показательный пример истинного соотношения “просвещённости” Европы и «варвар-ской» Руси.
В 1846 году была издана книга, написанная П.А.Лукашевичем – этнографом, где автор пишет: «От сотворения мира род человеческий имел один всеобщий язык - Славянский…. Господь смирил гордость человека смешением языков. Сие смешение есть чаромутие…. И одни Славянские народы, по воле Творца, хотя частию и имеют в своих языках печать чаромутия, перста Божия, - но совокупно удержали совершенно Первобытный язык» [6].
Наконец, польский учёный Ф.Воланский публикует факсимиле накаменной надписи россичей XVI века до н.э., найденной в Приазовье, содержание которой подробно рассматривается в [7].
Короче говоря, версия с изобретением письменности маловероятна.
2. Тогда предположим, что была реформа письменности. Но где же, - спросите Вы, - до и после реформенные азбука и тексты? Есть только упоминание о чертах и резах, которые, скорее связаны со способом письма, а не буквами, и никак не могут быть упорядочены в азбуку.
Настоящая реформа должна быть такой, как, например, после революции 1917 года, когда воору-жённые отряды изымали из типографий неугодные реформаторам буквы. Или как при Петре Первом, когда послереформенные тексты невозможно было понять.
Вот как писал протопоп Аввакум, один из лидеров русского старообрядчества, сожженный заживо в срубе в 1682, то есть до реформы: «С Нерчи - реки назад возвратился, на Русь. Пять недель по льду голому ехали на нартах. Мне под робят и под рухлишко дали две клячи, а сам и протопопица брели пеши, убивающееся об лёд. Страна варварская, иноземцы не мирные» [8].
А вот послереформенное произведение, цитата из мемуаров одного из наиболее образованных людей петровской эпохи: «Наталья Кирилловна была править некапабель. Лев Нарышкин делал всё без резона, по бизарии своего гумора. Бояре остались без повоира и в консильи были только спекуляторами» [9]. Напоминает знаменитую бессмыслицу из книги Льва Успенского «Слово о словах», помните: ««Гло;кая ку;здра ште;ко будлану;ла бо;кра и курдя;чит бокрёнка»… [10].
Так должны выглядеть реформы языка. А мы что имеем?
Получается, что не было реформы. Больше того, я скажу сейчас, наверное, крамолу. Берестяные грамоты написаны простолюдинами. Но как они владеют письмом, легко и свободно, будто мастер инструментом! А после «изобретения» письменности прошло-то не более трёх поколений. Что-то здесь не срастается…. Сдаётся мне, что Константин (Кирилл) - «голый король», что он вовсе не изобретатель «кириллицы». В противном случае мы должны благоговейно склонить голову перед гением Кирилла, а его самого считать не святым, а самим Богом (простите за богохульство – но, ведь, вынудили!): поскольку он за несколько лет «изобрёл» для нас русский письменный язык, являющийся сегодня одним из международных в ООН, в то время как другие языки мира формировались тысячелетиями). Нет, конечно! Скорее мы имеем дело не с изобретением, а плагиатом. И не надо придумывать какие-то мифические источники, откуда он - «трудяга» почерпнул основы своего «изобретения». По-видимому, кириллица или более полная глаголица и есть та русская письменность, с которой познакомился Константин в Коростене, и которую он адаптировал к христианскому образу мыслей, изменив название букв и исключив некоторые, совершенно неисправимые в своём «языческом поганстве» буквы.
3. Рассмотрим ещё версию династического переворота, произведённым иностранцами-варягами. Однако объяснить появление летописей стремлением преодолеть «нелегитимность» новой династии тоже не получается. Да конечно, варяжская элита сменила киевичей, но какие же это иностранцы? Они даже по летописям «ассимилировали» мгновенно; значит, язык аборигенов им был тоже родным!
4. Наконец, есть и официально декларируемая цель летописей. Нас убеждают, что это хроника. Раз так, то проанализируем, насколько летопись соответствует этому назначению.
Обратимся к свидетельству известного историка Татищева В.Н., который просто не доверял По-вести временных лет (ПВЛ), о чём писал прямо: «О князьях русских старобытных Нестор монах не добре сведом бе». А Татищев знал, что говорил. Он нашел более десятка вариантов ПВЛ, различающихся между собой настолько разительно, что даже известный фальсификатор русской истории Мюллер разводил руками [11].
В летописи непонятны границы Руси. В ПВЛ Русь «вещего Олега» - это девять земель, которые он обложил данью сразу после убийства Аскольда и Дира. Но тогда о чём говорит, со слов Нестора, Святослав в 969 году: «Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переславле на Дунае – ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли – золото, поволока, вина, плоды, из Чехии и из Венгрии – серебро и кони …»
Самый известный сюжет из ПВЛ - знаменитый конкурс веры, проведённый “равноапостольным” князем Владимиром. Этот “тендер”, как известно, выиграло в 988 году православное христианство. Но возникает вопрос: О каком православии идёт речь, когда раскол единой христианской церкви произошёл почти через 100 лет после описываемых событий (в 1054 году)? Сегодняшние попы, судя по интернетным форумам, избегают отвечать на такой вопрос.
Туго с хронологией и в диалоге князя с иудеями, которые на вопрос Владимира отвечали, что их землю господь отдал христианам. Но христиане появились на упомянутых иудеями землях более чем через 100 лет после описываемых событий.
Интересно также, что западных христиан Нестор называет немцами, хотя такое имя употребляется только после 16 века. По крайней мере, когда крестоносцы взяли Константинополь в 1204 годы их ещё называли фрягами и латинами.
Или вот ещё один перл. Какое церковное руководство направит в миссионеры такого, с позволе-нья сказать, «специалиста-богослова», который на вопрос князя Владимира: Какова же ваша вера? – отвечает: «Веруем богу, и учит нас Магомет так: совершать обрезание, не есть свинины, не пить вина, зато по смерти можем творить блуд с жёнами». Хорош Символ веры, не правда ли? Видна явная недоброжелательность летописца к мусульманам, а это характеристика государственной политики значительно более поздних времён, чем декларируемых в ПВЛ.
Позже, по Нестору, Владимир отправил делегацию, которая сначала побывала у болгарских му-сульман, затем у немцев и, наконец, приехала в Царьград к грекам, где была просто покорена красотой и богатством обрядов. Прямо папуасы какие-то! Ведь они приехали из богатейшего города мира, где в 1017 году по летописи во время далеко не общегородского пожара сгорело до 700 (!) церквей. И разве до этого Аскольд, Олег, Святослав и Ольга в Царьграде не бывали? Да в летописи 1050 года только список имён посольства Игоря в Царьград занимает полстраницы. Откуда такое самоуничижение (или унижение)?
У Вас после всех этих вопросов не закрались смутные сомнения в существующей датировке ПВЛ? По-моему, в отношении к ПВЛ Фоменко прав на все 100 процентов.
Итак, какой же мы можем сделать вывод? Да конечно, летопись по содержанию является хроникой и, несмотря на множество литературных вставок-украшательств, тягаться, например, с великолепным «Словом о полку Игореве», в поэтико-историческом жанре даже не смеет. Но она гениальна в другом, на взгляд незаметном, а по результатам – убийственном! Причину её гениальности указывают точные слова Мауро Орбини: «Одни воевали и побеждали, а другие проигрывали и писали историю!» [12]. Одни, как русские боги ехали по Земле «грудь свою копьём ограждая и небесный закон (справедливость) утверждая», или как русские богатыри с кличем: «Поле чистое, аль не дашь ты мне поединщика?» - вводили правила честной борьбы. Другие – в сумеречной келье скромненько и кропотливо писали нашу историю. И добро бы только писали. Но они при этом уничтожали подлинники. Сегодня документы старше 1600 года существуют только в копиях (списках)! В результате по истечении (3 по 7) поколений, как раз к «смутному времени», вдруг мы по их истории стали самым незаметным народом на Земле и даже не народом, а каким-то прилагательным к названию никому не известной речушке Рось.
Вот для чего и нужны были эти письмена. Потому-то народ и назвал их летописями, то есть ка-нувшими в реку забвения Лета. Это и есть одна из глобальных духовных диверсий, точнее даже духовный терроризм.
Некоторые могут упрекнуть, что я сгущаю краски, что всё было не так драматично. Что Вы, на-оборот, даже сглаживаю! Вот отрывок из Иокамивской летописи:
"В Новгороде люди, увидев, что Добрыня идет крестить их, учинили вече и заклялись все не пус-тить их в город и не дать опровергнуть идолов. И когда он пришел, они, разметав мост великий, вышли с оружием, и какими бы угрозами или ласковыми словами их Добрыня ни увещевал, они и слышать не хотели и вывели два самострела больших со множеством камней, и поставили их на мосту, как на настоящих своих врагов. Высший же над славянскими жрецами Богомил, который из-за своего красноречия был наречен Соловьем, запрещал людям покоряться. ... На рассвете… Добрыня…повелел дома поджечь, чем люди были весьма устрашены, и побежали они тушить огонь… и тогда первые мужи, придя к Добрыне, стали просить мира. Добрыня же послал всюду, объявив, чтоб все шли ко крещению. И пришли многие, а не хотящих креститься воины протаскивали и крестили, мужчин выше моста, а женщин ниже моста. И так крестя, Путята шел к Киеву. Потому люди и поносят новгородцев, мол, их Путята крестил мечом, а Добрыня огнем".
Смотрим «Житие блаженнаго Володимира», цитата по Карташеву «Очерки по истории Русской Церкви»: «…и всю землю русскую крести от коньца и до коньца. Храмы идольские и требища всюду раскопа и посъче и идолы съкруши… и честными иконами церкви украси» [13].
Летопись сообщает (нашли, чем похвастаться!), что в Суздале, на Белом озере и в Новгороде воз-никло возмущение волхвов. Но эффектное решение этого спора нашёл новгородский князь Глеб: он попросту собственноручно зарубил одного из волхвов топором. Прямо как Илья пророк, который в религиозном споре тоже зарезал около 450 волхвов: «И отвёл их Илия к потоку Киссону, и заколол их там» (3Цар. 18: 40).
Так какой же вывод мы сделаем о ПВЛ? Совершенно очевидный. ПВЛ – полностью идеологизи-рованная система, созданная группой, совершившей прохристианский переворот на Руси, для утвержде-ния, как сейчас говорят, своей легитимности, но главное, для лишения подвластного народа исторической памяти.
Надо сказать, что попытки христианизации Руси предпринимались неоднократно, начиная с ле-гендарного апостольского служения на Руси Андрея Первозванного (в Киеве и Новгороде). Позже, по сведениям одного из исследователей «Велесовой книги» протоиерея С.Лящевского, была неудачная миссия св. Капитона Великого в IV веке н.э., когда тот попытался крестить русичей (русколан) Придонья и славян Приднепровья при восстановлении сожжённого во время нашествия готов поселения Танаиса. Св. Капитон надеялся, что вновь отстроенный Танаис распространит христианство во всей округе (кстати, в соответствии с археологическими раскопами в Танаисе ранее существовал центр Бога Всевышнего). Этой попытке предшествовали семикратные миссионерские поездки в Приднепровье епископов из крымских поселений греков [16].
По мнению Лящевского, “первоначальные русы” обитали в двух местах: на южном берегу Балтий-ского моря, откуда были родом Рю¬рик и Аскольд, и в Русколани, простирающей от Карпат до предгорий Кавказа, откуда князь Кий, ос¬нователь Киева. Аскольд противопоставлял ту Русь, откуда про¬исходил он, Русколани своих воевод, не пожелав¬ших принять христианство. Он сказал им: «Вы ни¬какие не русы, вы - варвары». Подразумевая под этим то, что «настоящие» русы уже приобщились к великой христианской культуре, войдя составной частью в Священную Римскую империю Карла Ве¬ликого, а русы Русколани еще находятся в вар¬варском состоянии и не доросли до принятия хрис¬тианства. На это оскорбительное суждение Аскольда его воеводы отвечали, что их отцы были киммерий¬цы, а они потрясали Рим и греков, в то время как Аскольд хочет подчинить Русь Византии, приняв христи¬анство [16].
По результатам исследований Иванченко [7] вхождение христианства в жизнь русского народа стало наблюдаться только после коренной реформы этой религии, приведшей к приемлемому русским народом православию. Реформа была осуществлена Владимиром Мономахом, после отстранения от власти великого княжения последователей хазарского варианта исповедования, правивших в Киеве в течение 133 лет, начиная с Владимира Крестителя и кончая Святополком II Изяславичем (суть реформы будет рассмотрена позже). В 1113 году, по смерти Святополка, в Киеве началось восстание “зависимых людей” против княжеской власти и купцов-ростовщиков, после чего на великое княжение и был призван Владимир Мономах.
avatar
Белов
Admin

Сообщения : 994
Репутация : 371
Дата регистрации : 2011-01-30
Откуда : Москва

http://mirovid.profiforum.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

продолжение

Сообщение  Белов в Чт Июл 13, 2017 7:45 pm

Сознательное сопротивление народа христианизации нашло отражение и в художественной лите-ратуре, и в эпосе, несмотря на настойчивые, но неуклюжие, попытки его поправить. В былине «Илья Муромец в ссоре с князем Владимиром» [17] это звучит так:

К. Васильев, «Илья Муромец...»
Рассердился Илья да поразгневался,
Выходил он на широкий двор,
Тугой лук разрывчатый натягивал,
Калены стрелы да он налаживал;
Он начал по городу похаживать,
Он начал по Киеву похаживать,
На божьи церкви да он постреливать.
А с церквей-то он кресты повыломал,
Золоты он маковки повыстрелял,
С колоколов языки-то он повыдергал.
Как мы видим, русский богатырь не просто негативно относится к христианству – он буквально идёт на него войной. Но храмы не рушит (они были и раньше), а удаляет лишь маковки (то есть навершие куполов, что “ошеломило” народ, “одурманило”, недаром маком и дурманом называют один из наркотиков) и языки с колоколов (символ лживой речи). Символически обозначено и отрицательное отношение ко всему, что связано с христианством. Это видно и в обращении богатыря к Алёше Поповичу, оскорбившему гостей на пиру главного героя.
«Ах ты гой еси, нахал, собака поповская,
Не тебе меня учить да указывать».
Как ударил его в плечи богатырские
Да и раз, другой да во третьих.
Присогнулся Алёша, поскоробился,
Будто пьяный напился на честном пиру.
Пожалуй, к этой же теме, хотя и косвенно, можно отнести упоминание о том, что Чурило Пленко-вич, посланник князя Владимира, по пути к Илье Муромцу «призабавился» с попадьицами… .
Прекрасно ощущал истинное значение событий тех давних времён ангел-хранитель России А.С.Пушкин (определение Пабло Неруда), отразивший своё понимание в поэтичной и удивительно точной символике поэмы «Руслан и Людмила». Народ (Людмила) был насильно украден во времена Владимира. Вор - это колдун и карлик-горбун Черномор с длинной бородой, являющейся символом доселе неизвестной силы, какой он при случае грозится: «…Всех удавлю я бородою!». Наставник Руслана - отшельник Финн, который своё юношеское стремление добиться любви “подвигами”, а затем и волшебством науки дивной пустынных рыбарей прозрев, называет безумным действом:
Зову духов – и, виноват!
Безумный, дерзостный губитель,
Достойный Черномора брат,
Я стал Наины похититель.
Удаление Финна в отшельничество – это уход волхвов из активной жизни Руси. Конкурс веры в ПВЛ – соперничество Рогдая, Ратмира и Фарлафа (но победил четвёртый – Черномор). Дальнейшее пусть подскажет вам собственный анализ символики поэмы. Некоторые интересные трактовки можно посмотреть в работе [18].
Ну, вот и всё. Мы с Вами вроде бы докопались до истинного смысла ПВЛ, и нам стало почти всё ясно. Хотя, по-моему, один вопрос всё-таки должен свербеть в сознании читателя: «Неужели создатели проекта ПВЛ так примитивны? Их изделие прямо-таки шито белыми нитками, а промахи просто очевидны». Ведь если посмотреть список используемой нами литературы (а она даже без грифа «Для служебного пользования») и ещё раз внимательно прочитать аргументы (вполне очевидные), то возникает искреннее изумление: «Какие же мы простаки? Как же мы этого раньше не замечали?». Но не спешите. Посыпать голову пеплом надо не по этому поводу. На самом деле ПВЛ - это не примитивная обманка, как может показаться после нашего разбора, это изделие высочайшего интеллектуального уровня, уровня создателей Библии. И оно очень тонко и грамотно подводит нас, но не к состоянию веры в ПВЛ (пусть и с долей критики), а к чувству собственной неполноценности и даже какой-то вины перед всеми, такой глубины, что нас легко убедить в необходимости вечного покаяния. Вспомните, как публику во времена перестройки в этом убеждали и Тенгиз Абуладзе, своим фильмом «Покаяние», и академик Лихачёв, и, к сожалению, известный тяжелоатлет и писатель-патриот Юрий Власов, обличавший нас с трибуны съезда цитатами из «Философических писем» Чаадаева: «Глядя на нас, можно было бы сказать, что общий закон человечества отменён по отношению к нам. Одинокие в мире, мы ничего не дали миру, ничему не научили его. Мы не внесли ни одной идеи в массу идей человеческих, ничем не содействовали прогрессу человеческого разума и всё, что нам досталось от этого прогресса, исказили. С первой минуты нашего общественного существования мы ничего не сделали для общего блага людей. Ни одна полезная мысль не родилась на бесплодной ниве нашей родины, ни одна великая истина не вышла из нашей среды» [19]. Именно в этом нас всегда убеждали и убеждают прогрессивисты. Именно в эту точку направлена вся “интеллектуальная мощь” ПВЛ. Укажем лишь некоторые способы нашего “ошеломления” и “одурмани-вания”.
1. Погодичный способ изложения нигде ранее до ПВЛ не применялся. В частности в византийских хрониках события были распределены не по годам, а по царствованиям императоров. По-видимому, годовая хроника являлось изобретением создателей «христианского проекта» для полного и подробного освещения “важнейших” событий, связанных с основанием храмов и монастырей, кончиной митрополи-тов (чтобы население на «пустяки» не отвлекалось). Важно было также “приучить” нас к мысли, что мы до крещения «…жили звериным обычаем, жили по-скотски» и лишь, приобщившись к христианству, стали нормальными людьми. В этом нас убеждал и академик Лихачёв, считавший, что только с «крещения Руси можно начинать историю русской культуры» .
Интересное наблюдение. Мне видится, что движущие силы, форма ведения процессов перестрой-ки и христианизации Руси идентичны. Так в начале перестройки очень модными были различного рода постановки по сюжету романа Кен Элтона Кизи «Пролетая над гнездом кукушки». «Гнездо кукушки» - в английском это – психлечебница и появление этого сюжета, конечно же, было органично привязано к той волне свободы, что витала в атмосфере перестройки. Необходимо было нас убедить, что до перестройки мы жили “скотьим образом” в “психушке” и что впереди у нас свобода, истинная цивилизация и всеобщее благосостояние. Для этого, как сейчас стало известно, в доперестроечные годы создавался искусственный дефицит всех продуктов потребления. А во владимирской Руси вводился на 8 лет невиданный ранее свирепый культ языческих богов с жертвоприношениями (в том числе человеческими). Народ “раскача-ли”, и он “клюнул”…. Но «бесплатный сыр бывает только в мышеловке». «Не разрушайте чужой храм, - предупреждал Н.К.Рерих, - если на его месте не можете сразу воздвигнуть новую храмину. Место храма не должно оставаться пустым …» [8]. Мы же разрушили старый «тоталитарный» храм, точнее нас к этому дальновидно подтолкнули, стимулируя наше обострённое чувство справедливости и свободы, но к строительству нового храма не допустили, ни тогда, ни сейчас (да и мы не знаем, как)….
2. Сами летописи имели значение юридического документа. В отношении к объяснению происхо-дящего летописцы должны были руководствоваться провиденциализмом – все происходящее объяснять волей Божьей.
3. Способ “подачи” событий в ПВЛ - аналогии, переклички между событиями настоящего и про-шлого, прежде всего деяний и поступков, описанных в Библии. Так убийство Святополком Бориса и Глеба летописец представляет как повторение и обновление первоубийства, совершенного Каином (сказание Повести временных лет под 1015). Владимир Святославич – креститель Руси – сравнивается со святым Константином Великим, сделавшим христианство официальной религией в Римской империи (сказание о крещении Руси под 988).
4. В ПВЛ даже вводятся мелкие неточности и ошибки так, чтобы стимулировать следующих вла-стных гордецов на правку летописи в угоду «себе любимому». И всё, цель проекта достигнута! Дальше всё пойдёт как пописанному. Это известный, хотя и трудно обнаруживаемый приём софистов. Именно он был блестяще реализован в Византии начала нашей эры во времена становления христианства. Все богословские споры тогда (арианство, богумильство, иконоборчество и множество других) строились на поисках нужных аргументов в Библии, как последней инстанции. Побеждала то одна, то другая сторона. На самом же деле была достигнута совершенно другая, от внешнего взгляда скрытая, цель организаторов диспутов - превращение Библии в авторитет – «Божественный Канон». Всё произошло по сценарию одной восточной притчи:
Мулла Насреддин продавал пирожки. К нему подошли два человека и, съев довольно много пи-рожков, начали пререкаться:
- Деньги буду платить я, - говорил один,
- Нет, я! — кричал другой. Потом спор разгорелся ещё сильнее.
- Я ни за что не дам тебе платить! - воскликнул один.
- А я не допущу, чтобы платил ты, - ответил другой.
- А я не возьму денег! — вскричал Мулла Насреддин, увлечённый задором спорщиков.
5. Всемерно пропагандируется смирение, как способ спасения отчизны. Таков рассказ о братьях-князьях Борисе и Глебе, которые, подражая смирению и непротивлению Христа, безропотно приняли смерть от руки сводного брата Святополка: «Радуйтесь, страстотерпцы Христовы, заступники Русской земли». И повествование о святых печерских монахах. Согласитесь, это новое, защищать Родину, заступая дорогу разрушителям Отечества смирением.
6. И самое главное. С чего начался проект? Правильно, с языка (ведь недаром создавалась пись-менность, и формировался проект индоевропейского языка, который, вообще говоря, в природе не существует). Созданию ПВЛ предшествовала очень тонкая реформа языка. Количество букв практически не изменилось, было 44 - стало 43. Их написание тоже, за небольшим исключением, сохранилось, вернее, было изменено незначительно. Изменение начертания букв было проведено с той целью, чтобы у применяющих не возникало вопроса: «Раз такие различия в начертании есть, значит нам что-то неизвестно, значит надо в этом разобраться».
Вместо смысловой (“языческой”) символики, которая было полностью исключена, вводилось цифровое значение для 27 букв. Подробнее можно посмотреть в работе [7].
Изменено название букв, посредством чего в русском языке была ликвидирована аббревиатурная расшифровка слова, что давало дополнительный ключ к пониманию корней всех слов. Последнее, для проекта, было очень важно, так как позволяло со временем изменить смысл слова даже на противополож-ный. И они почти добились своего, мы не только забыли своих предков, их достижения в деле познания мира, мы стали отворачиваться от своего родного языка…. Но тут случилась закавыка. Русский язык сопротивляется и небезуспешно.
Нас убеждают в “якобы” присущем нашим предкам «скотьим» образе жизни, а язык предъявляет многочисленные следы своего присутствия в географии и языках аж всей Ойкумены. Учёные отыскали какой-то «санскрит» и предъявляют его в виде мирового праязыка, и вдруг оказывается, что русский язык на 80% с ним совпадает.
Эти факты не лезут ни в какие рамки современной исторической науки. Но и это не всё! Структу-ра Русского языка, его свойства показывают нам, что это не просто изобретённая «азбука Морзе», а система, обладающая свойствами живого организма и отвечающая основным канонам мироздания.
Первое. Корневое построение языка соответствует Древу Жизни: Великое Нечто рождает Одно, Одно рождает Два, Два рождает Три, а Три порождает всё сущее в Проявленном мире. Точнее принципы построения Первокорней таковы: две согласных и одна гласная для огласовки, для придания слову звучания. И такое построение корней является природным, понимаемым живым существом на подсозна-тельном уровне. Наша догадка о существовании главного смысла корней подтверждается свидетельствами многих наших великих соотечественников Татищева В.Н., Классена Е.И., Ломоносова М.В., Иванченко А.С. и др.
Второе. Удивительна певучесть и звучность русской речи (украинской и белорусской тоже). Раньше все слова и большинство слогов были открытыми, и это осталось в генетической памяти и крови народа. Ведь отмечают сегодня словесники, что дети с хорошим слухом пишут название первого осеннего месяца как «сентябырь». Или вот пример из народного обряда - свадебного плача невесты: «Ты любезыная подыруженика…» [20].
А теперь вспомним, как проводятся молитвенные обращения во всех языках мира? Правильно, только на распев. Это придает особое величие молитвам, и Вы в этот момент испытываете состояние какой-то внутренней дрожи и одновременно торжественности. Так вот, Русский язык в своем, нерефор-мированном виде, удивительно тонко согласуется с молитвенным процессом. Недаром слова МОЛВИТЬ и МОЛИТВА (только не в смысле бесконечного «дай мне, дай», а в смысле доверительной беседы) почти идентичны и понятийно, и по составу.
Третье. В русском языке нет звуков, которым не соответствует конкретная буква. И наоборот, бу-квы читаются практически всегда одинаково. Заметим, что это свойство, как и два предыдущих, является «эксклюзивом» Русского языка!
Противоположная картина наблюдается во всех иных языках с буквенно-языковой организацией, например, в европейских. Так звуки «ш» и «ч» в немецком языке обозначаются соответственно тремя (sch) и четырьмя (tsch) буквами, в английском – аналогично. Там, где русскому достаточно использовать одну букву, англичанин вынужден изворачиваться двумя – тремя. Особенно забавно наблюдать неудобство английского алфавита в общедоступных, бытовых случаях. Например, в московском метрополитене на схемах линий присутствуют названия станций на двух языках. При этом английские названия процентов на 40 содержат больше букв, хотя никакой дополнительной информации лишние буквы не сообщают читателю. Попробуйте прочесть название известной автомобильной фирмы из Франции (письменность которой базируется на латинице) PEUGEOT. По-латински это звучит как ПЕУГЕОТ или ПОЙГЕОТ, а на французском – ПЕЖО (с прононсом). А вспомните определённый артикль в английском. Его невозможно произнести, не “вывалив” язык за зубы. Это же не естественно! Злые языки утверждают, что такое произношение – следствие длительной эпидемии цинги, когда приходилось приспосабливаться произносить беззубым ртом звуки d, t, “th”, s, z, а распухшими языком и дёснами выговаривать стяжение двух согласных. Об этом молчаливо свидетельствуют французские circonflexes над гласными буквами. Помимо территории Франции, сильно пострадала фонетика на Британских островах, в Нижней Германии и частично в Польше (“пшеканье”) [21]. Такая гипотеза, конечно, имеет право на существование, но главное на что мы хотим обратить здесь внимание, заключается в следующем.
Налицо очень низкая устойчивость иноязыков к влиянию времени и окружающей среды. А это может означать только одно: их буквенно-языковая организация является в значительной степени искусственной – они своеобразные Големы - тело есть, а живая душа отсутствует. Наоборот, наблюдаемая вековая (а скорее всего и тысячелетняя) устойчивость Русского языка говорит о том, что мы имеем дело с живым природным образованием, с присущими живому организму свойствами, заложенными в него Творцом. По образному выражению Сергея Алексеева, его можно подстричь, сделать новую причёску и маникюр с педикюром, но изменить суть можно только умертвив его, а это им – реформаторам - страшно, поскольку в его строении чувствуется божественность.

Список литературы.
1. Повесть временных лет. 2-е изд., доп. и испр. СПб., 1996, серия «Литературные памятники»; http://www.chat.ru/~old_russian/ Ў http://www.chat.ru/~old_russian/.
2. Дёмин В.Н. Загадки древних летописей. М.: Вече, 2007.
3. http://gramoty.ru/.
4. http://www.luxurynet.ru/history/1838.html; http://www.bg-znanie.ru/article.php?nid=23241.
5. Ладинский А. Анна Ярославна – королева Франции. Изд. "Мастацкая литература", Минск, 1987; Пушкарева Н.Л. Женщины Древней Руси. М.: "Мысль", 1989
6. Лукашевич П.А. Чаромутие или священный язык магов, волхвов и жрецов. Репринтное издание 1846 года. Изд. «СОХА» 2003.
7. Иванченко А.С. Путями великого россиянина. Санкт-Петербург. 2006.
8. Житие протопопа Аввакума им самим написанное и другие его сочинения. Госиздат. художест-венной литературы. Москва 1960.
9. Башилов Б. История русского масонства. Робеспьер на троне Петр I (книга 3, 4). М.:Изд. «Рус-ло»-«Община», 1992.
10. Успенский Л. Слово о словах. Л. Изд: Лениздат, 1962.
11. Бушков А. Россия, которой не было. OCR Палек, 1998
12. Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Империя. Новая математическая хронология древности. – М.: «Факториал Пресс, 2000
13. Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. Том 1 Издательства: Харвест, Белорусский Экзархат, 2007.
14. Абрашкин А.А. Русский Дьявол: от Кощея до Воланда. М.: Яуза-пресс, 2009.
15. Членов А.М. По следам Добрыни. М.: «Физкультура и спорт». 1986
16. Ляшевский Ст. Русь доисторическая: Историко-архелогическое исследование. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2003.
17. Сборник (М., 1954., Изд-во «Художественная литература»). Там был указан её источник: «Бы-лины Пудожского края», №2. Записано от А. М. Пашковой.
18. Руслан и Людмила. Библиотека концептуальных знаний. Новосибирск. Отпечатано в ГУП РПО РАСХН. 2000.
19. Чаадаев П.Я. Философические письма (Полное собрание сочинений и избранные письма. Том 1) Москва, изд-во "Наука",1991.
20. Рябцева С.Л. Правда о русском слове. Часть 1. Русский язык.-2е издание, дополненное и ис-правленное. Новосибирск, 2007.
21. Тайное и явное в истории. Сборник под редакцией Гусева О., Перина Р. СПб 2003.
avatar
Белов
Admin

Сообщения : 994
Репутация : 371
Дата регистрации : 2011-01-30
Откуда : Москва

http://mirovid.profiforum.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения