Виртуалистика

Перейти вниз

Виртуалистика  Empty Виртуалистика

Сообщение  В.П.Николаев в Пт Фев 14, 2020 1:45 am

Пронин М. А., Юрьев Г. П. Введение в виртуалистику

Учебное пособие / Под ред. М.А. Пронина (отв. ред.), А.В. Захряпина, Е.В. Мочалова / Мордовский гуманитарный институт. – Саранск: Типография «Рузаевский печатник», 2008. – С. 91 – 102.- (Тр. Иссл. группы «Виртуалистика». Ин-та философии РАН. Вып. 28).


Приложение № 2. Краткое введение в виртуальный подход (мини хрестоматия)


Ведение в любую специальность – непростая методическая и педагогическая задача, тем более, - введение в новую парадигматику. Подготовка пропедевтики виртуалистики одна из актуальных ближайших задач ее развития. Отчасти она была решена при выпуске сборника «Партитура виртуоза»[1], подготовленного Центром виртуалистики Института человека РАН и Московской государственной консерваторией им. П. И. Чайковского. Указанный сборник можно рассматривать как введение в виртуальную психологию творчества.
Здесь, в данном приложении, пропедевтика виртуалистики представлена краткими цитатами, выписками их словарей, из трудов ЦВ ИЧ РАН и некоторыми специально подготовленными материалами. Данное приложение можно рассматривать как краткую хрестоматию по виртуалистике.

Виртуальность (Г. И. Рузавин)

«Виртуальность (от лат. virtualis - возможный) - объект или состояние, которые реально не существуют, но могут возникнуть при определенных условиях. Эти условия по разному эксплицируются в различных подходах к виртуальности. При онтологической трактовке виртуальность рассматривается как некоторое потенциальное состояние бытия, наличие в нем определенного активного начала, предрасположенность к появлению некоторых событий или состояний, которые могут реализоваться при соответствующих условиях. В физике виртуальными называются частицы, имеющие такие же квантовые числа, как и реальные, но для них не выполняется соотношение между энергией, импульсом и массой. Эти частицы являются переносчиками взаимодействия, способствующего превращению реальных частиц. Т.к. такой процесс происходит в промежуточных короткоживущих состояниях, то виртуальные частицы не удается регистрировать экспериментально. При частотной интерпретации вероятности виртуальность выступает как предрасположенность, или диспозиция, физических систем к появлению частот наблюдаемых случайных событий. Все это показывает, что виртуальные частицы, состояния и диспозиции являются определенными аспектами становления реального бытия. Другой подход к виртуальности сформировался под влиянием развития компьютерных и информационных технологий. С помощью современных технических средств можно погрузиться в виртуальную реальность, в которой субъект не будет различать вещи и события действительного и виртуального мира: мир дан ему непосредственно в его ощущениях, а они оказываются на этом уровне неразличимыми. Однако поскольку виртуальная реальность характеризует состояния сознания, то тем самым она отличается от реальности объективной, в т. ч. от мира нашей повседневной жизни. С аналогичной точки зрения следует рассматривать виртуальные реальности, встречающиеся в психологии, эстетике и в духовной культуре в целом. Исследование различных типов виртуальных реальностей и переходов между ними выдвигает новые проблемы перед философией, относящиеся к установлению критериев различия между разными типами реальности, их роли в познавательной и практической деятельности, взаимосвязи виртуальности с категорией возможности, объяснения в целом. В связи с этим особое значение приобретают проблемы внутренней активности материи и роль телеологических принципов в развитии мира».[2]

Виртуалистика (Н. А. Носов)

«Виртуалистика – дисциплина, включающая научные и практические знания, занимающаяся виртуальными реальностями. Виртуалистика не является научной дисциплиной, а есть парадигмальный подход, в рамках которого виртуальные реальности рассматриваются как реалии, обладающие онтологическим статусом существования, а не как эпифеномены. Виртуалистика основывается на признании полионтичности виртуальных реальностей. Виртуалистика есть подход, который может быть использован в любой научной дисциплине.
Во второй половине XX века идея виртуальности возникла независимо друг от друга в нескольких сферах науки и техники.
В физике элементарных частиц были обнаружены частицы, возникающие только в акте взаимодействия других частиц. Эти эфемерные частицы были названы виртуальными. Особенность их заключается в том, что, с одной стороны, нельзя сказать, что их нет, поскольку они существуют в процессе физического взаимодействия. И, в то же время, нельзя сказать, что они есть, хотя бы потенциально, в других частицах. Нет, в действительности, их там нет. Они существуют только актуально, т.е. только здесь и теперь – порождаются во время взаимодействия других частиц, выполняют свою функцию в процессе их преобразования и исчезают, как будто их никогда и не было. Виртуальные частицы никогда не фигурируют в начальных и конечных условиях взаимодействия.
В компьютерной технике широко используются понятия виртуальной машины, виртуальной памяти и т.д. В компьютере есть специальные элементы для хранения информации, но, создавая особые функциональные отношения между элементами компьютера с помощью программных средств, можно обеспечить человеку возможность пользоваться большим объемом информации, чем это позволяют физические носители. Эта память, превосходящая емкость физических носителей, и называется виртуальной памятью. Виртуальной памяти не соответствует никакой конкретно физический носитель и она существует только пока сохраняются построенные пользователем функциональные отношения между элементами компьютера.
В эргономике было обнаружено, что в процессе функционирования системы для выполнения определенной задачи в данный момент времени могут образовываться особые динамические объекты, которые затем исчезают. Например, при выполнении фигуры высшего пилотажа возникающие перегрузки заставляют летчика воспринимать самолет не целиком, во всей полноте его функций, и даже не с точки зрения выполняемой в данный момент задачи (допустим, преследование противника), а исключительно как определенный аэродинамический объект, который нужно вывести из состояния перегрузки. Создается необычная, напряженная и физически, и психологически ситуация, которая разряжается сразу после выхода из состояния перегрузки. Оказалось, что при проектировании самолетов нельзя абстрагироваться от подобных ситуаций, что необходимо учитывать возникновение таких качественно новых объединений человека и технической системы. Такие временные динамические объекты были названы виртуальными (Зараковский, Павлов, 1987; Голего, 1989).
В психологии был описан особый тип психических состояний, существующих только актуально. Этот тип психологических состояний был назван «виртуальными состояниями» (Носов, Генисаретский, 1986[3]).
Исследования в эргономике по созданию принципиально нового типа средств отображения информации, начавшиеся в военно-воздушных силах США еще в 60-е годы, привели к разработке так называемой «виртуальной кабины самолета». Новизна идеи виртуальной кабины самолета заключалась в создании так называемого головного шлема (head-mount display или head-mounteddisplay). Шлем может дополняться «перчаткой» с датчиками, с помощью которых управляют изображением. Управляющие датчики можно прикрепить к любым частям тела. Существуют тренажеры, где управляющие воздействия осуществляются и речью, и движениями глаз, рук, головы или тела. К разным частям тела можно также прикрепить датчики, передающие человеку ощущения от взаимодействия с виртуальным объектом – тогда человек будет физически чувствовать изменения, происходящие с объектом.
Головной шлем, с одной стороны, оказался идеальным средством для реализации идеи «искусственной реальности», разрабатываемой с 60-х годов М. Крюгером. М. Крюгер с 70-х годов разрабатывал идеологию «искусственной реальности» и пытался создать техническую систему, интегрирующую в едином информационном пространстве изображение, звук и движение. Шлем, с другой стороны, оказался реальным воплощением идеи киберпространства, восходящей к работам М. Маклюэна и В. Гибсона.
В результате агрессивной рекламной кампании по продвижению виртуальных компьютеров на рынок, термин «виртуальная реальность» стал в обыденном сознании ассоциироваться исключительно с компьютерами».[4]
------------------------------------------------------------------

Виртуалистика (М. А. Пронин)

«Виртуалистика - новый парадигматический подход, развивающийся в рамках постнеклассической картины мира, основанный на идеях полионтизма и полионтологичности (т.е. множественности) любой реальности. Будучи подходом, а не наукой, виртуалистика применима в любой научной дисциплине. Объектом виртуалистика выступают виртуальные реальности, которые могут быть самой разной природы – психологическими, физическими, социальными, химическими, политическими и т.д.
Как направление, включающее собственную философию, теоретический и прикладные пласты, виртуалистика стала оформляться в СССР с средины 80-х годов XX в. Родоначальником виртуалистики считается Николай Александрович Носов (1952 – 2002).
Виртуалистика рассматривает виртуальную реальность как особый тип взаимодействия – виртуального, - между разнородными объектами (располагающимися на разных иерархических уровнях), а также специфические отношения между ними – порожденности, интерактивности, актуальности и автономности. Примером такого рода объектов являются, например, виртуальные частицы в физике.
Теоретическая модель виртуалистики представлена категориальной оппозицией «константность – виртуальность». Порождающая реальность называется константной, поскольку относительно виртуальной реальности она существует постоянно. Виртуальная и константная реальности не имеют определенной субстанциальной отнесенности: виртуальная реальность может породить виртуальную реальность следующего уровня, став относительно нее константной реальностью. Константная реальность первого уровня может «свернуться», став виртуальным объектом новой константной реальности. Количество порождений виртуальных реальностей, сворачиваний константных реальностей в виртуальные объекты и последующего их разворачивания в принципе не ограничено.
Виртуалистика имеет глубокие культурно-исторические корни. Идея виртуальности в явном виде использовалась еще в схоластике, где вводилась через противопоставление, с одной стороны, субстанциальности, а с другой – потенциальности: виртуальный объект существует хотя и не субстанциально, но реально, и в тоже время – не потенциально, а актуально. Возрождение идеи виртуальности в 20 в. явилось реакцией на затруднения новоевропейской науки, связанные с необходимостью полагания помимо предельных реальностей - природной и божественной, - каких-либо промежуточных реальностей. Сегодня в массовом сознании термин «виртуальная реальность» ассоциируется, прежде всего, с компьютерами, т.е. с одним из феноменов виртуальности, а не с виртуальными парадигматическими подходами или виртуальными теоретическими моделями.
Относительно психики виртуальный подход был оригинально воплощен Н. А. Носовым в концепции виртуальной психологии, которая оказалась одним из оснований психологии постнеклассической науки и практической философии. Виртуалистика помогает снять проблему экстернализма и интернализма в понимании механизмов научной деятельности, т.к. направлена на сопряжение антропоцентрической и космоцентрической перспектив.
Область практической работы с виртуальными объектами носит название аретея. Специфика аретеи определяется двумя принципиально важными обстоятельствами: а) аретея основывается на виртуальных моделях, т.е. полионтичных, включающих в себя минимум две онтологические реальности, б) аретея основана на вполне определенной онтологии (философии), строится на соответствующих онтологии теоретических моделях и соответствующих теоретическим моделям экспериментальных исследованиях. Таким образом, аретея – тип практики, имеющий философское и научное (теоретическое и экспериментальное) основание.
В виртуалистике на базе единого онтологического представления может быть построено множество частных теоретических (научных) моделей, каждая из которых (будучи экспериментально верифицированной) соответствует определенной сфере практики. Так обеспечивается верифицированность (обоснованность) и фальсифицированность (определение границ применимости) аретеи.
Одна из сложностей понимания того, что такое аретея, заключается в том, что сама категория виртуальности является относительной. Она определяется через сопоставление с категорией константности: то, что является виртуальным, определяется тем, что берется в качестве константной реальности. Аретея не имеет предметной отнесенности, так же как и виртуалистика.
Термин «аретея» имеет два смысла. Первый – тип практики, практическая часть виртуалистики, виртуальной психологии в частности, в рамках которой могут применяться разные способы работы, второй – собственно практическое воздействие на виртуальные объекты.
-----------------------------------------------

Виртуальная реальность (Н. А. Носов)

«Виртуальная реальность – реальность, независимо от ее природы (физическая, геологическая, психологическая, социальная, техническая и проч.), обладающая следующим рядом свойств: порожденность (виртуальная реальность продуцируется активностью какой-либо другой реальности, внешней по отношению к ней; психологические виртуальные реальности порождаются психикой человека), актуальность (виртуальная реальность существует актуально, только «здесь и теперь», только пока активна порождающая реальность), автономность (в виртуальной реальности свое время, свое пространство и свои законы существования), интерактивность (виртуальная реальность может взаимодействовать со всеми другими реальностями, в том числе и с порождающей, как онтологически независимая от них).
В отличие от виртуальной, порождающая реальность называется константной реальностью. «Виртуальность» и «константность» образуют категориальную оппозицию, т.е. являются философскими категориями. В отличие от схоластики, в виртуалистике виртуальность противопоставляется не субстанциальности, а константности, и отношения между ними относительны: виртуальная реальность может породить виртуальную реальность следующего уровня, став относительно нее константной реальностью. И в обратную сторону – виртуальная реальность может «умереть» в своей константной реальности – свернуться в элемент своей константной реальности, которая имеет статус виртуальной по отношению к своей константной реальности. Относительность отношений категориальной пары «виртуальный - константный» образуют онтологическую модель.
Виртуальных онтологических моделей нет ни в западной, ни в восточной философии.
Онтологически нет ограничений на количество уровней иерархии реальностей, но психологически, т.е. относительно конкретного человека, актуально функционирует только две реальности n-го уровня: одна константная и одна виртуальная. В философской модели человек при этом может положить существование обеих реальностей как предельных, порождая дуализм; может положить существование лишь одной реальности, считая вторую производной от первой. Учитывая, что философствующие субъекты могут находиться на разных иерархических уровнях, из этой парадигмы (иерархический уровень и дуализм – монизм), можно реконструировать все западные типы философий».[6]

Виртуальная реальность психологическая (Н. А. Носов)

«Идея виртуальности признана во многих отраслях науки и практики: вычислительной технике, компьютерной технологии, эргономике, искусствоведении и т.д. Все более широкое признание она получает и в психологии.
В современной психологической науке произошел качественный скачок: от идеи моноонтологичности (унификации типов знаний) она перешла к признанию идеи полионтологичности (множественности и разнородности знаний). Последний подход подразумевает, что существует много несводимых друг к другу, т.е. онтологически самостоятельных, реальностей, например, бодрствование и сон, измененное состояние и обычное состояние сознания. Этот подход получил название «виртуалистика».
Можно выделить следующие специфические свойства виртуальной реальности (В.р.): порожденность, актуальность, автономность, интерактивность.
Порожденность. В.р. продуцируется активностью какой-либо другой реальности, внешней по отношению к ней. В этом смысле ее называют искусственной, сотворенной, порожденной. Последняя порождается психикой человека.
Актуальность. В.р. существует актуально, только «здесь и теперь», только пока активна порождающая реальность.
Автономность. В.р. имеет свое время, пространство и законы существования. Для человека, находящегося в В.р. нет внеположного прошлого и будущего.
Интерактивность. В.р. может взаимодействовать со всеми др. реальностями, в том числе и с порождающей, как онтологически независимая от них.
В отличие от виртуальной, порождающая реальность называется константной реальностью. Понятие «константный» и «виртуальный» относительны: В.р. 1 может породить В.р. следующего уровня (В.р. 2) став относительно нее константной реальностью (К.р. 2). Исходная К.р. 1 при этом сворачивается, становясь виртуальным элементом новой К.р. 2. Теоретически ограничений уровня реальностей не существует, но актуально функционируют только реальности психологического уровня: одна константная и одна виртуальная.
Идея виртуальности предлагает принципиально новую парадигму мышления, в которой ухватывается сложность устройства мира, в отличие от ньютоновской идеи простоты, на которой зиждется современная европейская культура.
Психологическая виртуальная реальность есть отражение в самообразе характера актуализации образа. Самообраз, в отличие от образа (и близких ему феноменов - план, функциональный орган, когнитивная карта, паттерн, энграмма и т.д.), отражает в психике ее же текущие состояния. В самообразе, в отличие от образа самого себя, представлено не все содержание психики (мировоззрение, самооценка и т.д.), а только выполняемый акт деятельности, независимо от того, является ли этот акт внешним или чисто психическим. Самообраз - это табло, на котором отражено текущее состояние разворачивающегося образа. Если «образ» и близкие ему понятия вводились в психологический оборот для описания свойств психического отражения внешнего мира и психической регуляции деятельности, то понятие самообраза важно, прежде всего, с точки зрения отражения в психике состояний психических же образований и возможности тем самым регуляции психических процессов, т.е. психической саморегуляции. Ощущения характера протекания психических процессов в самообразе и есть виртуальные переживания, и эти переживания образуют В.р.
Если образ актуализируется привычным способом, то процесс актуализации не рефлексируется. Эти нерефлексируемые ощущения называются консуетальными (от лат. consuetus - нормальный, обычный). Если образ актуализируется непривычным способом, легче или труднее, чем обычно, то характер актуализации рефлексируется[7]: возникает самоощущение, соответственно, легкости и приятности или трудности и неприятности. При этом человек может полностью переключиться на свои самоощущения: перейти в виртуал, который бывает двух видов: гратуал (от лат. gratus - привлекательный), при легкой актуализации образа, и ингратуал (от лат. ingratus - непривлекательный), при трудной актуализации.
Консуетал - это обычный ряд событий, переживаемых нами привычным образом. Консуеталы случаются постоянно, за исключением тех моментов, когда возникает виртуал. Консуетал - это такое же нормальное, естественное, нерефлексируемое состояние человека, как и ощущение давления атмосферного столба. Свойства консуетала хорошо иллюстрируются на примере такого явления как сновидение. Сон всегда видите вы сами, только со своей точки зрения и переживаете все происходящие в сновидении события. Сон нельзя посмотреть ни за кого другого. В сновидении вы всегда присутствуете, даже если видите себя мертвым. Вы не можете исчезнуть, прекратить свое существование, пока находитесь в В.р. И само сновидение существует, только пока вы спите.
Следует подчеркнуть, что консуетал - это не обязательно спокойное состояние. Консуетальным может быть любое психическое состояние или переживание, каким бы сильным или важным самим по себе оно ни было. Дело не в интенсивности, а в том, что виртуал всегда переживается как выход за рамки обычной жизни. И все, что умещается в них, консуетально, даже если переживания ввергли человека в обморок.
Консуетал играет важнейшую роль в психике. О его значении говорит хотя бы тот факт, что «сбои» в функционировании консуетала становятся причинами некоторых аномалий в поведении, в частности, т.н. феномена выполненности (человек абсолютно уверен, что совершил некоторое действие, тогда как он это действие не совершал). Феномен выполненности в свою очередь служит причиной многих операторских «ошибок пропуска».
Виртуал, в отличие от всех других психических производных типа воображения, характеризуется тем, что человек воспринимает и переживает его не как порождение собственного ума, а как объективную реальность.
Необычную актуализацию образа можно представить как смену масштаба в сравнении с другими образами: укрупнение в гратуале и уменьшение в ингратуале. Появляется другой уровень психической реальности, в которой свой масштаб пространства и времени психических процессов и свои закономерности в сравнении с исходным уровнем. При следующем укрупнении масштаба развернутого образа или уменьшении масштаба свернутого образа осуществляется переход на более высокий или более низкий уровень В.р.
Первичные эпизодические переходы в реальность более высокого уровня переживаются человеком гратуально - как необычные, непривычные, экстатические события. Но после того, как человек достаточно хорошо овладевает этой реальностью, переживания, происходящие в ней, становятся консуетальными, сама реальность - константной, а гратуалы он переживает от переходов в новую, более высокую, реальность. В качестве примера можно привести процесс профессионального роста. Ингратуалы возникают при переходе в В.р. более низкого уровня, когда индивид вынужден осуществлять деятельность значительно более простую, чем та, на которую он способен.
Итак, формально В.р. есть отражение характера актуализации образа, а по содержанию тождественна содержанию образа. Поэтому В.р. может возникнуть на любом образе, каким бы элементарным он ни был, но будет переживаться как полноценная реальность.
В.р. включает в себя три типа событий: консуетал, гратуал и ингратуал. Последние два имеют родовое имя «виртуал». Можно выделить восемь его свойств.
Непривыкаемость. Сколько бы раз данное событие не возникало, каждый раз оно переживается как необычное и непривычное.
Спонтанность. В своих описаниях никому не удается точно зафиксировать момент возникновения данного события. Нет временной границы довиртаульного и виртуального режима, как, впрочем, и нет грани виртуального и послевиртуального режима. Всегда идет речь о себе уже в новом режиме. Виртуал возникает неожиданно и ненамеренно, процесс не контролируется сознанием и не зависит от воли (намерений и желаний) человека. Другими словами, переход из консуетала в виртуал и обратно не фиксируется человеком - он либо «здесь», либо уже «там».
Фрагментарность. У человека, находящегося в виртуале, появляется ощущение какой-то отделенности частей его тела от себя него самого (в таком случае обычно говорят, что руки не слушаются или же, наоборот, руки все делают сами). Поскольку виртуал есть отражение лишь данной текущей деятельности, индивид описывает не всего себя целиком (напр., «я испугался», «я обрадовался» и т.п.), а лишь те части самого себя, которые участвуют в выполнении данного акта («жар в голове», «руки опережают мысль» и т.п.), хотя само переживание захватывает человека целиком.
Объективность. О чем бы человек ни говорил - об изменениях деятельности, наплыве чувств, затемнении сознания и т.п., он говорит о себе не как об активном начале, от которого исходят эти события, мысли, действия, а как об объекте, которого охватывают мысли, переживания, действия. Рассказ идет о том, что происходит с человеком, о том, чему он оказывается подвластным.
Первые четыре признака характеризуют виртуал с внешней точки зрения - это признаки попадания в виртуал. Следующие четыре описывают его изнутри: как человек чувствует себя, находясь в виртуале.
Изменчивость статуса телесности.[8] Фактически виртуал есть обретение другой телесности. В результате реальность, в которой человек не действует, расширяется и переживается как весьма привлекательная, аттрактивная. В ингратуале человек замыкается на каком-то отдельном фрагменте собственной деятельности, переживая эту реальность как неприятную.
Измененность статуса сознания. В виртуале меняется характер функционирования сознания. В гратуале сфера деятельности человека расширяется - человек легко схватывает и перерабатывает весь необходимый объем информации. В ингратуале информация схватывается и перерабатывается с трудом. У человека, находящегося в гратуале, сохраняется предельная ясность сознания, обостряются способности к прогнозированию и т.п. В ингратуале - сознание сужается, темнеет; мышление становится при этом вязким, внимание - рассеянным и т.п.
Измененность статуса личности. В виртуале человек совсем иначе оценивает себя и свои возможности. В гратуале, при сверхэффективной и чрезвычайно легкой текущей деятельности, возникает ощущение, что человек может преодолеть все препятствия, свернуть горы. В ингратуале же, при очень трудно текущей деятельности, у индивида появляется чувство бессилия, ощущение подавленности.
Измененность статуса воли. В виртуале меняется роль воли. В гратуале деятельность совершается без волевых усилий со стороны человека, как бы самопроизвольно, кажется текущей сама собой. В ингратуале, наоборот, осуществление деятельности возможно только с помощью напряжения волевых усилий, деятельность «не идет», «сопротивляется», тело человека «не слушается» его и т.п.
В конкретном случае каждое из этих свойств может проявляться с различной степенью интенсивности. Для иллюстрации приведем рассказ известного спортсмена. «Есть для меня в хоккее нечто куда более ценное, чем слава, и не сравнимое ни с чем, - говорит хоккеист А. Якушев, - Боюсь только, что в пересказе оно, это нечто, будет выглядеть слишком приблизительно. Его надо пережить самому, чтобы почувствовать и понять до конца. Я жду его всегда и всегда надеюсь, что свидание состоится. А приходит оно всякий раз неожиданно, и миг его начала неуловим. Я мчусь по льду, и шайба на кончике моей клюшки. И нет ничего, кроме игры. И сама она, игра, и ее ритм, и шайба, и мое тело покорны моей воле. В этот миг я ощущаю себя не просто сильным - я всемогущ, неудержим, и нет для меня в мире ничего невозможного. «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!» У каждого эти слова вызывают свои ассоциации, каждый живет ради своего мгновения. Я тоже. Оно уходит так же неожиданно и незаметно, как пришло. Но я знаю: оно возвратится снова».
В этом самоотчете подмечены все восемь характеристик виртуала. Непривыкаемость - описываемое состояние всегда желаемо и ново. Спонтанность - состояние приходит и уходит само и незаметно. Объективность - нет эмоциональных оценок, речь идет о фактах: я мчусь, тело покорно и т.п. Фрагментарность - нет всеобщих утверждений, отмечаются только отдельные вещи: игра, ритм, шайба, клюшка. Измененность статуса воли - все покорно воле человека, от которого на самом деле и не требуется усилий, ибо все получается легко и просто. Измененность статуса телесности - возникновение специфических телесных ощущений: единства тела, клюшки и шайбы, которого нет в других обстоятельствах и которое не всегда возникает во время игры; это ощущение тождественно «чувству самолета» у летчика, когда он «сливается» с аппаратом в единое целое. Измененность статуса сознания - вся игра «схвачена» хоккеистом и покорна ему. Измененность статуса личности - возникает ощущение своего могущества: «Нет для меня ничего невозможного!» И в целом все это переживается как смена статуса реальности - «нечто куда более ценное, чем слава, и не сравнимое ни с чем», «... мгновенье, ты прекрасно!»».[9]

Виртуальная психология (Н. А. Носов)

«Виртуальная психология – отрасль психологии, изучающая психологические виртуальные реальности. Виртуальная психология как научная дисциплина 1) строится на вполне определенном философском базисе (виртуальная философия[10]), 2) имеет специфические теоретические модели (идеальные объекты), 3) адекватную типу теоретических моделей схему эксперимента и 4) собственную сферу практики (аретея). Базовой философской идеей, на которой строится виртуальная психология, является идея полионтичности, что предполагает рассмотрение психики как совокупности онтологически разнородных, не сводимых друг к другу, реальностей.
Реально человек осуществляет свою жизнь на одном из возможных уровней психических реальностей, относительно которой все остальные, в которых он может существовать, имеют статус виртуального существования, и любая из них в любой момент может развернуться в самостоятельную реальность или свернуться в элемент другой, константной реальности. Принятие идеи виртуальности приводит к тому, что психика рассматривается как сложное образование, т.е. включающее в себя разнородные реальности, не сводимые не только к непсихическим реальностям (например, физиологической или социологической), но и к друг другу».[11]
В.П.Николаев
В.П.Николаев
Пользователь

Сообщения : 241
Репутация : 246
Дата регистрации : 2016-03-19

Вернуться к началу Перейти вниз

Виртуалистика  Empty И.Д. Лобанков Современные концепции виртуальной реальности

Сообщение  Белов в Пт Фев 21, 2020 2:00 am

Стремительное развитие компьютерных технологий, в частности систем графического моделирования, вывело диалог человека с машиной с помощью текстово-графической информации на новый, более качественный уровень. Современные устройства виртуальной реальности, позволяют человеку погрузиться в мир визуальных образов, эмоций, чувств, сгенерированных компьютером, и воспринимать альтернативную реальность, отличающуюся от константной. Внедрение в повседневную жизнь человека технологий, способных погружать человека в виртуальную реальность создает, в свою очередь, целый ряд проблем, которые прежде всего связаны с пониманием и осмыслением виртуального бытия. Такая ситуация возникает из-за того, что согласно традиционному мировоззрению существуют одно (монизм) и два (дуализм) или несколько (плюрализм) несоединимых друг с другом истинных начал, которые являются константными, то есть генерирующими для остальных.
Однако согласно положениям, выдвинутым в рамках нового философского направления - виртуалистики, реальность порожденная обладает теми же критериями истинности, что и реальность порождающая, а факт временности ее существования не делает ее менее реальной. Как справедливо замечает Н.А. Носов, сам факт существования виртуальной реальности уже делает мир более сложным, непостоянным, состоящим как бы из множества слоев [1]. Наличие большого количества подходов к толкованию феномена виртуальной реальности свидетельствует о высоком интересе научного сообщества к данной категории, как в философии, так и в других отраслях научного знания, и в целом говорит о сложности, противоречивости и многогранности термина «виртуальное».
В современном философском знании исследования в области виртуалистики представляют собой ряд концепций и интерпретации феномена виртуальности, которые по большей части противоречат друг другу. Такая ситуация свидетельствует об отсутствии сложившейся методологии изучения виртуальной реальности. В соответствии с этим стоит рассмотреть основные подходы к определению данного феномена.
Термин «виртуальная реальность» ввел в научный обиход американский ученый Джарон Ланье, в 1980-х годах возглавивший группу ученых, которые создали интерфейс подключения к виртуальному миру, благодаря чему к виртуальной реальности могли подключиться одновременно несколько человек. В своих исследованиях Д. Ланье придерживался мнения о технической природе такой реальности. Виртуальность, по определению Д. Ланье, есть «реальность визуальных образов», генерируемая исключительно компьютерной техникой [2].
Отечественный ученый А.И. Воронов интерпретирует виртуальную реальность как «кибернетическое пространство», созданное с помощью компьютера, для полного погружения в которое техническими средствами достигается практически полная изоляция от внешнего мира [3]. Однако такой подход, характеризующий виртуальную реальность как исключительно созданную за счет технических устройств, во многом значительно упрощает проблему. Возможность генерирования виртуального гораздо шире, и это связано со спецификой человеческого сознания как такового. Человеческое сознание - уникальная биологическая структура, которая имеет способность к отвлечению от действительной реальности в пользу иных реальностных конструктов. Подходы к определению феномена виртуальной реальности, признающие ее биологическую природу, отражают следующую позицию: мозг, как носитель сознания, при изменении своих биохимических характеристик сам способен продуцировать так называемые состояния измененного сознания, в которых субъект опыта оказывается в разнообразных виртуальных мирах, созданных своим же воображением.
Данное размышление мотивирует второй подход к определению виртуальной реальности - не как созданной с помощью технических средств, а реальности чисто субъективной, генерируемой сознанием человека. В рамках данного подхода российский ученый И.Г. Корсунцев определяет такую реальность как результат переработки бытия субъектом с позиции присущей ему логики [4]. Под виртуальным понимается способность человека генерировать виртуальное пространство посредством своих интеллектуальных способностей, то есть самому выступать творцом реальности. Отечественный ученый Е.В. Ковалевская виртуальную реальность рассматривает как третий компонент, дополнение к субъективному и объективному. Ученый определяет виртуальность как потенцию, не имеющую переход в актуальную реальность. Примером такой реальности являются фантазии, сновидения, различные симуляции реальности [5].
Еще один подход - онтологический, согласно которому виртуальность рассматривается как естественный феномен, фундаментальное свойство бытия. При этом выделяются несколько уровней виртуального: «естественный» (природный уровень) и «культурный» (порожденный деятельностью человека).
Отечественный философ В.В. Афанасьева в научном труде «Тотальность виртуального» исследует многообразие виртуальных объектов. Она пишет об их онтологической неоднородности и выделяет несколько видов таких виртуаль-ностей, среди них: естественные (характеризуются наличием объектов константной реальности), технические (созданные с помощью компьютера), культурные (виртуальные феномены деятельности человека), мистические (часть мистического бытия) [6]. Рассматривая виртуальную реальность как феномен современной культуры, В.В. Афанасьева предлагает свое определение: «Виртуальная реальность - бытие особого рода, недовоплотившееся, недореализовав-шееся, пограничное, переходное. Оно свершается в процессах становления, перехода, обмена, сопровождает момент любого изменения, рождения, бифуркации» [6, с. 11].
Российский ученый Л.В. Тягунова трактует виртуальность как тотальную и универсальную характеристику социальной реальности. По ее мнению, универсальность феномена виртуальности объясняется его присутствием в любом элементе современной культуры. Современное общество, по мнению Тягуновой, подвергается воздействию процесса виртуализации, то есть «постепенного замещения вещной среды образами виртуальной реальности». В своем исследовании ученый рассматривает миф, религию, науку как своеобразные виртуальные реальности, отмечая схожесть свойств их виртуальности. Она делает вывод о том, что вся культура в целом может рассматриваться как виртуальная реальность [7].
Онтологический статус виртуальной реальности - тема для оживленных споров в современном философском дискурсе. Советский физик С.С. Хоружий определял место виртуальности между потенцией и действительностью. В таком подходе виртуальное бытие рассматривается как «недобытийная структура реальности, не достигающей устойчивого и пребывающего, самоподдерживающего наличия и присутствия» [8, с. 178].
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
Н.А. Носов, по праву считающийся родоначальником отечественной «виртуалистики», в вопросе онтологического статуса такой реальности придерживается идеи полионтичной парадигмы - «многоуровневой» реальности. Полионтизм - положение выдвинутое в рамках философии виртуалистики, предполагает существование множества онтологически равноправных реальностей, вопрос об истинности которых в рамках данного конкретного направления философии не задается, так как все подобные реальности считаются безоговорчно истинными и равноправными друг другу. Н.А. Носов справедливо замечает, что, с одной стороны, виртуальная реальность онтологически отделена от константной, а с другой - их паритетность не поддается сомнению. Дело в том, что идея виртуальности, по определению Н.А. Носова, есть совершенно особый вид взаимодействия разнородных объектов, располагающихся на разных иерархических уровнях и определяющих специфику их взаимоотношений. Виртуальные объекты генерируются объектами нижестоящего уровня но, несмотря на свой статус «порожденных», такие объекты взаимодействуют с порождающей их реальностью, как равноправные ей: «Совокупность виртуальных объектов относительно порождающей реальности и образует виртуальную реальность» [9, с. 157].
В «Манифесте виртуалистики» Н.А. Носова утверждается, что любая виртуальная реальность, чтобы считаться таковой, должна обладать следующими признаками: актуальностью (т.е. виртуальная реальность существует только сейчас и только здесь); автономностью (время внутри виртуальной реальности протекает свое собственное, независимое от внешней реальности); интерактивностью (описанное уже взаимодействие объектов порожденных с породившими их объектами константной реальности); порожденностью (реальность виртуальная может существовать только при наличии константной) [10].
В своих трудах ученый рассматривает психологическую сторону виртуальной реальности как особое состояние сознания человека. Виртуальная реальность, по его мнению, несмотря на свою порожденность константной, переживается как полноценная реальность.
Отечественный философ С.А. Борчиков, развивая идеи Н.А. Носова, также размышлял в рамках полионтической парадигмы, но руководствовался при этом полигносеологизмом. «Онтология виртуальной реальности - следствие ее гносеологии», - считает С.А. Борчиков [11, с. 35]. Ученый утверждает, что связь константной и порожденной реальности аналогична связи субъективной и объективной реальностей. Он определяет виртуальную реальность как единство объективного и субъективного. С.А. Борчиков, продолжая развивать концепцию Н.А. Носова, доказал, что виртуальная реальность обладает теми же свойствами, что и реальность гносеологическая, из этого он делает вывод, что эти свойства, являются родовыми для виртуального в целом. Ученый утверждает следующее: «Виртуальность -превращенная форма гнозиса, а гносеологическая практика - превращенная форма виртуальной реальности» [11, с. 22]. Тем самым он дополняет концепцию Н.А. Носова еще одним признаком виртуальной реальности - ее превра-щенностью. В рамках данного подхода виртуальная реальность выступает в роли вспомогательной категории, которая в процессе познания помогает объяснить появление в субъективной реальности человека, какого-либо знания.
Совершенно особый подход предложили канадские ученые Артур Крокер и Михаэль Вэйнстейн. Взяв за основу положения постмодернизма, авторы данного подхода определяют виртуальность как форму отчуждения человека от собственной телесной оболочки в процессе диалога человеческого сознания и машины. Процесс виртуализации, по мнению канадских авторов, завершается превращением человека в «wiredbody» (перевод с английского языка: подключенное тело), у которого есть лишь биологическая оболочка и нервная система. Ученые утверждают, что процесс виртуализации есть неизбежное и необходимое событие, способное «пробить мертвую скорлупу человеческой культуры» [12, с. 11]. В работе, посвященной процессу виртуализации современной культуры, ученые связывают этот процесс с действиями властных структур, которые через масс-медиа и СМИ устанавливают контроль над жизнью общества.
Подводя итоги, можно сделать вывод, что в современном философском знании сложились несколько подходов к толкованию виртуальной реальности. Во-первых, виртуальная реальность - иллюзорная, порожденная компьютерными технологиями реальность (Д. Ланье, А.И. Воронов). Во-вторых, это субъективная реальность, генерируемая интеллектуальными способностями человека, силой его собственного сознания (И.Г. Корсунцев, Е.В. Ковалевская). В-третьих, виртуальность - бытие особого рода, недовоплощенное, недореализованное бытие, «недобытие» (В.В. Афанасьева, С.С. Хоружий). В-четвертых, виртуальная реальность - особое психологическое состояние, часть психологической реальности человека (Н.А. Носов, С.А. Борчиков). В-пятых, виртуальная реальность есть способ отчуждение человека, в процессе диалога сознания и машины от собственной плоти (А. Крокер, М. Вейнстейн).
В современном философском знании большинство подходов к определению феномена виртуальной реальности являются взаимоисключающими. Однако подобное обилие различных концепций дает возможность изучить предмет с разных точек зрения, выявить самые существенные свойства и качества, а также рассмотреть особенности функционирования виртуальной реальности и ее взаимодействия с другими реальностями. Такая многогранность и многоплановость как нельзя лучше определяет сам феномен виртуальности, который многообразен в своих проявлениях. Это многообразие настоятельно требует поиска некоторого единства, способного органически объединить достигнутые результаты исследования виртуальности в целое, способное исполнить методологическую роль в современном научном познании.

Библиографический список
1. Носов Н.А. Манифест виртуалистики // Труды лаборатории виртуалистики. 2001. № 15.
2. Lanier J. You are not a Gadget: A Manifesto. N.Y., 2010.
3. Воронов А.И. Философский анализ понятия «виртуальная реальность»: автореф. дис ... канд. филос. наук. СПб.,1999.
4. Корсунцев И.Г. Современные технологии несут глобальную угрозу // Центр исследования платежных систем и расчетов. URL: http://www.paysyscenter.ru/ index.php?option=com_content&task=view&id=605
5. Ковалевская Е.В. Виртуальная реальность: философско-методологический анализ: автореф. дис. ... канд. филос. наук. М., 1998.
6. Афанасьева В.В. Тотальность виртуального. Саратов, 2005.
7. Тягунова Л.А. Виртуализация социума: сущность и тенденции: автореф. дис. ... канд. филос. наук. Саратов, 2007.
1 02 2015 • ВЕСТНИК ПАГС
К.А. Кузнецова
8. Хоружий С.С. Род или недород? Заметки к онтологии виртуальности // Вопросы философии. 1997. № 6.
9. Носов Н.А. Виртуальная реальность // Вопросы философии. 1999. № 10.
10. Носов Н.А. Виртуальная психология. М., 2000.
11. Борчиков С.А. Метафизика виртуальной реальности // Труды лаборатории виртуалис-тики. 2000. № 8.
12. Kroker A., Weinstein M. The theory of the virtual class. Montreal, 1994.
K.A. Kuznetsova Sociological Explication of the British Models
of Organization and Management Culture in the Aspects of Current Condition and Culture Sociology Development Tendencies
Basic types of British models of organization culture and management are distinguished and analyzed. The methodology of their sociological explication in the aspects of current condition and culture sociology development tendencies is demonstrated.
Key words and word-combinations: culture sociology, sociological explication, organization culture, management, organization.

Выделяются и анализируются основные типы британских моделей культуры организации и менеджмента. Демонстрируется методология их социологической экспликации в аспектах современного состояния и тенденций развития социологии культуры.
Ключевые слова и словосочетания: социология культуры, социологическая экспликация, организационная культура, менеджмент, организация.
Белов
Белов
Admin

Сообщения : 1778
Репутация : 1011
Дата регистрации : 2011-01-30
Откуда : Москва

https://mirovid.profiforum.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения